«Укроп – это ты, укроп – это я, Украина – укропов земля…» – это слова нового украинского патриотического шлягера группы «Гайдамаки».

По легенде, песня родилась в окопах, и ее текст написал в перерывах между боями с российско-террористическими войсками бравый вояка, который «борется за свободу и волю».

Странно, что автор не назвал страну как положено. Ведь у «укропов» страна может быть только Укропиной.

Песня рисует социальный портрет украинцев. Не всех. Только тех, которые укропы. Это гимн национального единства укропов – новой, нарождающейся в Украине страты, которой суждено с чистого листа писать историю великих побед укропа над врагом.

Враг – это, разумеется, москаль.

Песня – ответ всем тем украинцам, которые понимают или хотят понять, что на самом деле происходит с их страной. Они искренне возмущаются, когда их ставят в один ряд с промайданившей государство тусовкой. Они возражают: «Мы – не такие!», когда слышат определение «укроп» в свой адрес.

Укропы же, напротив, гордятся своим укропством.

Как следует из текста, социальный портрет укропа таков: с яслей он готов «сидеть в обороне» в окопах, вместо школьных домашних заданий плести с горящими глазами маскировочные сетки, готовить тормозки вечно воюющим с москалями «киборгам» и вязать им же носки.

При этом каждый укроп обязательно имеет при себе колюще-режущий предмет – саблю или банальный кухонный ножик, – дабы при удобном случае зарезать внезапно материализовавшегося в поле зрения москаля.

За неимением москаля под рукой укропы визуализируют их – тогда москали являются в образе дерева, воздуха или яблока на столе. Очень удобно их резать. Вжик – и нет москаля. Фьють – и нет москаля. Чик – и нет москаля. Укроп должен быть всегда готов выпустить дух из настоящего москаля, если тот вдруг встанет на его пути. Поэтому надо тренироваться: махать саблями, запускать ножички по воображаемому москалю или остервенело резать яблоки, представляя москаля.

По достижении призывного возраста одни укропы отправляются на войну с москалями, а другие, сумевшие откосить от повинности, воинственно танцуют, грозно машут саблями, собирают деньги на тепловизоры и кровоостанавливающие бинты и обещают «смерть москалям». Вторые, как считается по умолчанию, мотивируют первых на подвиги.

Укроп рождается сразу в вышиванке с длинным чубом и игрушечным мечиком, чтобы еще в подгузниках учиться убивать москалей.

Укропы считают себя очень набожными и обставляют свой быт свечками, лампадками и иконками. У Бога они просят смерти москалям.
Всякий, кто не поддерживает укропство, считается москалем или пособником москалей.

Скажете, что все это – насмешки над украинством?

Вовсе нет.

Это – базовый набор ценностей, который предназначен для усвоения новой страте украинцев, именующих себя укропами. Гордо именующих. «Укроп – это ты, укроп – это я…»

Он привлекателен, этот набор.

Он прост, как фаст-фуд.

Миссия украинства определена однозначно – всю жизнь от рождения до смерти воевать с врагом. Враг тоже определен однозначно.

Поэтому судьба украинца больше не содержит ничего непредсказуемого: ему суждено родиться, с молоком матери впитать ненависть к врагу, утвердиться в этой ненависти в школьные годы, уйти на войну. И вернуться глубоким инвалидом. Или остаться в списках неопознанных погибших.

Потому что путь к победе лежит через великое множество подвигов, которые предполагают великое множество могил. Небесная сотня должна стать полноценной Небесной армией.

А сама победа над врагом – как линия горизонта. К ней можно идти бесконечно.

Главное – воевать. Не останавливаться.

Все просто. «Укроп, рассеянный по полю, борется за свободу и волю».

Больше ничего.

Для того, чтобы взрастить укропство из оголтелого меньшинства (рассеять его по полю) требуется немного: заменить традиционное мировосприятие украинцев симулякрами, лишить их истории, неразрывно связанной с российской, полностью нивелировать достижения УССР, приобщить к ценностям новообращенного Запада, исповедующего терпимость к нетерпимому, будь то однополые браки, убийство жирафа на глазах у детей сотрудниками зоопарка или насмешки над чувствами верующих.

Историческая память нового украинца – укропа – должна быть чистой флешкой, куда легко записать те файлы, которые будут стимулировать его на борьбу с врагом.

О вышиванках. Прекрасная национальная одежда, которой место, прежде всего, на праздниках, фестивалях и в музеях.

Однако, страну захлестнули вышиванковые марши. Вышиванка  при этом служила двум целям. Во-первых, требовалось вернуть украинца в далекое прошлое. До Советов. До Российской империи. Лучше в те далекие времена, когда судьбу украинцев вершили поляки. До Богдана Хмельницкого. Вышиванки-то тогда точно были.

Вторая цель – заменить вышиванкой истинные украинские ценности. Поскольку нового человека требуется воспитать с чистого листа, то вышиванки и песнопения – отличные симулякры, подменяющие собой все – и традиции, и заповеди Божьи.

Даже «Не убий».

Поэтому участники вышиванковых маршей скандируют: «Смерть врагам». Поэтому погибшие в Одессе для них – «жареные колорады». Поэтому они совершенно не скорбят по убитым в Донбассе детям и старикам.

Вышиванка для украинца-укропа прежде всего маркер, который означает принадлежность к «своим». Тот, кто не ходит в вышитой рубахе и не требует смерти – чужой. Чужой – это враг.

Вот так просто. Примитивно. А сложностей и не требуется.

Любые сложности – это угроза шаблонам.

Украинец в вышиванке с георгиевской ленточкой вызывает бурление в рядах. Как так? Как посмел? Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Сдохни, вата!

Вышиванка – это их маркер. Укропский и больше ничей. «Укроп – это ты, укроп – это я, Украина – укропов земля…»

Что до переписывания истории, об этом не говорил только ленивый. Но дело не в простом переписывании или замене одних фактов другими. У Украины выдергивают один за другим целые исторические пласты, дробят их до уровня частей отдельных событий, смешивают раздробленные части  и в хаотическом порядке выбрасывают на стол. При этом что-то целенаправленно теряют. Как результат – набор паззлов, которые невозможно сложить в единое целое.

Без посторонней помощи. А она, конечно, тут как тут  – с «недостающими» элементами.

Впрочем, историю никто до первоначального состояния восстановить не берется.

Да и не нужно. Российская империя – только в той части, где четко прослеживается вражеское отношение к украинцам. «Наследие совка» – только голодомор. Про Великую Отечественную новому украинцу – укропу – лучше не знать вообще. Потому что СССР – никакое для него не Отечество, а Красная Армия вообще сродни российско-террористическим войскам. Враги лютые. Однако, молчать нельзя – слишком недавнее событие по историческим меркам. Поэтому здесь пойдут на ура любые небылицы – и о том, что это Советы напали сначала на Украину, а потом и на Германию, и о том, что узников Освенцима освобождали исключительно украинцы, у которых было целых четыре фронта. И вообще, без Соединенных Штатов Рашка точно бы сдалась, потому что союзники и поставили точку в войне. А помогал им Бандера, который боролся сразу и против Гитлера и против напавших на Украину Советов. Так и было. Сдерживал фашистов с одной стороны и российско-террористические войска – с другой. Поэтому День Победы для укропа не праздник, а траур по дивизии СС «Галиция», которая тоже боролась за независимость Украины с Гитлером и Сталиным.

Бред? Адский коктейль? Что они курят?

На самом деле, примерно такие познания о войне у нового украинца, гордо называющего себя укропом, и есть.

И в этом смысле слова премьер-министра Украины о нападении СССР на Украину и Германию выглядят очень логично. Как и откровение главы польского МИДа о том что 1-й Украинский фронт – это украинцы.

Историческая правда украинцу не нужна. Поэтому от правды его избавят.

Историей новой Украины, населенной укропами, по задумке конструкторов этого государства, должен стать набор сведений, мотивирующих его на войну с российским агрессором. С медведем, который хочет изодрать в клочья вышиванку и слопать калину.

С извечным врагом – москалем.

У нас на глазах строится «укропов земля» – страна, готовящая себя к постоянной, непрекращающейся войне с Россией.

Точнее, ее строят ускоренными темпами. Новоявленные укропы – это только расходный материал. Субподрядчики – в Киеве и в Варшаве, в Риге и Таллинне, в Вильнюсе и том же Берлине. Генподрядчики известны.

Мы удивляемся, возмущаемся и смеемся – а «укропов земля» нарождается.

Следующий этап – появление харизматичного вождя, который поведет воинствующее невежество за собой. В бой с москалями.

Порошенко на эту роль никак не годится. У него на лице все написано. И с каждой очередной акцией «Одноразовый обстрел» (именно так он представил полякам крещенское применение артиллерии по гражданским объектам и мирному населению Донбасса) написано все больше.

Да и переигрывает изрядно, изображая вселенскую скорбь по погибшим в Париже и Волновахе. Несмотря на явные актерские данные, не получается у него склонить Европу ни к признанию ДЛНР террористами, ни к финансированию вверенной ему страны. «Же сюи…» не помогает.
Не тянет – ни лицом, ни статью, ни биографией на вождя «укропов». На фюрера.

Утопить Донбасс в крови – еще не значит стать фюрером.

Но строительство «укропов земли» фюрера предполагает как данность.

С его появлением на авансцене здание можно будет вводить в эксплуатацию.

«Укроп никогда не сгинет…»

Кто-то обязательно скажет: подумаешь, песня.

Она – лепнина на фасаде здания «укропов земля».

Ссылка на «социальный портрет» – https://www.youtube.com/watch?v=Zwh6WGGGFzw

публицист, блогер

Похожие материалы

Не будучи связанным с медицинской сферой, не берусь судить о санитарно-эпидемиологических аспектах...

За шаблонностью и кажущейся вторичностью текстов Потапенко современный читатель в деталях видит,...

Нина Андреева умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то...