РI продолжает следит за ходом президентской кампании в США вместе с нашим постоянным автором Дмитрием Дробницким. Мы видим, что сегодня главная интрига этой борьбы состоит в том, вернутся или не вернутся в Белый дом неоконы. Либо их двоюродные братья — либеральные «ястребы», которые по существу те же «неоконы», только движущиеся к верхам глобальной власти из другой американской партии. Будем продолжать следить за этой интереснейшей схваткой, которая продлится по крайней мере до лета 2016 года, когда станут известными имена победителей республиканских и демократических праймериз.

***

Вечером 14 ноября по восточно-американскому времени (рано утром 15-го по мск) в Университете Дрейка в Айове состоялись вторые внутрипартийные президентские дебаты демократов.

Предыдущая публичная дискуссия претендентов на высший государственный пост от «ослов» оставила двойственное впечатление. Партийные кандидаты (включая формально независимого Берни Сандерса) проявляли взаимную вежливость, почти не нападали друг на друга и даже старались не перебивать. В отличие от своих коллег-республиканцев демократы в целом демонстрировали единодушие и, казалось, сосредоточились исключительно на важных для партии и страны вопросах.

Но чем дальше тем больше дискуссия, которая должна, по своей идее, выявить в нелегкой борьбе наилучшего кандидата и самого стойкого бойца за партийные принципы, приобретала характер хорошо срежиссированных поддавков.

Как только речь зашла об электронной переписке экс-госсекретаря (которой уже активно интересуется и ФБР), ее главный соперник по праймериз, самоназванный социалист Берни Сандерс, бросил в зал: «Знаете, я думаю, американцы уже сыты до тошноты разговорами об этих треклятых email’ах!».

Зал стоя аплодирует. Хиллари, не скрывая радости, кивает и говорит: « Я тоже так думаю. Спасибо!».

Линкольн Чаффи тогда попытался возразить: мол, а как же этические принципы потенциальной хозяйки Белого Дома? «Хотите ответить, госпожа Клинтон?» ? спрашивает ведущий. «Нет», ? коротко бросает Хиллари. И снова аплодисменты.

Вот такое гнетущее единодушие.

Вместо жесткой борьбы ? игра на лидера. Вместо спора ? пшик. Все, кто в Демократической партии до этого требовал не ограничиваться шестью турами дебатов, пожалуй, захотели взять свои слова обратно. Впору было требовать ограничиться двумя или тремя дебатами. Дело казалось решенным.

Явные аутсайдеры Линкольн Чаффи и Джим Уэбб в скором времени выбыли из гонки, а телеканал CNBC в передаче Saturday Night Live показал пародию на демократические дебаты, в которых «Берни Сандерс» в своем заключительном слове провозглашает, что будет вице-президентом Хиллари.

Больших неожиданностей от вторых дебатов никто не ждал.

По сути дела, Сандерс уже сделал гораздо больше, чем можно было ожидать. 74-летний сенатор-социалист из Вермонта в этом политическом сезоне пока что в одиночестве отдувался за все левое крыло Демократической партии ? и за Элизабет Уоррен, которая решила не бороться с Хиллари на праймериз и окопаться в Сенате, и за заместителя Демократического национального комитета Тулси Габбард, поднявшую было мятеж против партийного истеблишмента, но отступившую при первых признаках недовольства спонсоров, и за нелепое, на коленке склеенное движение Black Lives Matter, которое должно было стать чуть ли не «чайной партией» левых либералов, а в результате более всего подыграло Хиллари, и за всех молодых лидеров Демократической партии, которые с треском проиграли выборы в Конгресс и законодательные собрания штатов в ноябре 2014 года.

Берни Сандерс, наконец, до недавнего времени отдувался и за своего соперника, бывшего губернатор Мэриленда Мартина О’Мэйли, которого после отказа Уоррен от участия в президентской гонке считали главной надеждой левых.

Сандерсу левые уже должны поставить памятник. Сенатор из Вермонта свое дело сделал. Он показал, что с демократическим истеблишментом бороться можно. Он довольно высоко поставил планку для будущего поколения левых демократов, которым через несколько лет придется объяснять избирателям «Чем я не Клинтон». Он все эти месяцы, когда правое Движение Чаепития захватывало власть в Республиканской партии, а Дональд Трамп и Бен Карсон все глубже топили Джеба Буша, один олицетворял собой левую инсургенцию в партии Демократической.

То, что я не согласен с большинством пунктов программы тов. Сандерса, вовсе не означает, что я не видел в нем последнюю надежду на… слово «интрига» тут мало подходит ? на честную сторону в борьбе внутри Демократической партии, последний бастион на пути Хиллари Клинтон, прежде чем та схлестнется с Дональдом Трампом, Тедом Крузом или Марко Рубио.

Да, этот «Дон Кихот» слишком пожилой, слишком белый и слишком богатый. Он слишком давно в политике и до этой кампании никогда не видел Америки за пределами штатов Нью-Йорк и Вермонт (что на восточном побережье). Наконец, он ничего не понимает в экономике. Его избрание в январе 2015 года в бюджетный комитет Сената ? решение исключительно политическое.

И все-таки он продолжал честно бороться с Хиллари.

До первых демократических дебатов.

Не думаю, что старика покинуло мужество. Он просто не захотел использовать, как ему казалось, грязных приемов. Его безнадежную праймериз-кампанию должны были запомнить не как грязную драку, а как открытый разговор о ценностях, экономике и социальной защите.

Такой подход гарантировал проигрыш, но одновременно давал шанс идущим следом левым опираться на программу Сандерса ? точно так же, как обреченные, но исключительные яркие республиканские праймериз-кампании Рона Пола являются источником вдохновения для американских правых.

Сандерсу нужно было продолжать говорить. О’Мейли нужно было продолжать исполнять роль статиста. Хиллари нужно было продолжать выигрывать дебаты. И каждый получал то, что хотел.

Хиллари ? номинацию от партии, О’Мейли ? «подсветку» и, как говорят, партнерство в большой юридической конторе в Балтиморе, Сандрес ? наследие и почет.

Здесь я хотел написать: «Все изменил Париж». Нет, это не совсем верно.

На самом деле еще до террористической атаки на французскую столицу в американской политике произошло обострение конфликта между интервенционистами и реалистами.

Незадолго до дебатов демократов состоялось аналогичное мероприятие республиканцев, и там этот конфликт обнажился со всей остротой.

Марко Рубио, чей внешнеполитический штаб в основном состоит из неоконсерваторов, вступил в горячий спор с Рэндом Полом, который по мере развития президентской гонки все больше склоняется к программе своего отца, пацифиста и либертарианца Рона Пола.

Рубио требовал немедленного «жесткого ответа Путину и Асаду», вплоть до введения бесполетной зоны над Сирией. Пол возразил, что совершенно «неконсервативно» увеличивать расходную часть бюджета на 1 трлн. долларов военных расходов, и было бы «наивным» в сложившейся ситуации требовать устанавливать бесполетную зону, «когда там уже находятся русские самолеты».

? Это означает одно: сбивать русские самолеты, ? сказал Рэнд Пол. ? Каждый раз, когда мы свергали светских диктаторов, которые кому-то не нравились, на их место приходили радикальные исламисты. Наше оружие, отправленное туда, в конце концов оказывалось в руках наших врагов.

? Я вообще не понимаю, в чем тут проблема, если Путин бомбит ИГИЛ*, ? поддержал его лидер гонки Дональд Трамп. ? Асад плохой парень. Я не знаю, кто его здесь любит… Не я. Но мы совершенно не знаем людей, которых поддерживаем в Сирии. Кто может утверждать, что они лучше?

* * *

В ночь с пятницы на субботу Париж погрузился в кошмар.

А в субботу состоялись дебаты между Хиллари Клинтон и двумя оставшимися ее соперниками.

И этих соперников как будто подменили.

Берни Сандерс и Мартин О’Мэйли обрушились с критикой на внешнюю политику Хиллари. Ее попытки оправдать вторжение Ливию встретили дружное непонимание, а ее планы по свержению Башара Асада были названы «мифическими». Госпожа Клинтон стояла на сцене и с трудом отражала атаки.

? Нельзя грести все страны и события под одну гребенку, ? пыталась запутать аудиторию Хиллари, ? Ближний Восток ? исключительно сложный регион.

? Согласен с госпожой госсекретарем в том, что это сложный регион, ? в своей обычной интеллигентной манере откликнулся Сандерс. ? Но тем более мы не должны вторгаться всюду, где можем или где нам кто-то не нравиться. Надо пристально изучать ситуацию в регионе, а не начинать с бомбардировок или высадки наземных сил.

? ИГИЛ ? страшное зло, ? подхватил О’Мэйли, ? Это они сбили русский самолет. Это они убили людей в Париже. Но где же выросло это зло? Там, где мы свергали всех этих диктаторов. Смотрите. На части территории Египта творится бардак. В Ираке и Афганистане полный бардак. В Ливии полный бардак. Теперь в Сирии полный бардак…

И Хиллари было нечем крыть.

Она могла лишь повторять, что «мир требует американского лидерства», практически цитируя таких участников республиканских дебатов, как Джеба Буша и Марко Рубио.

Что ж, судя по всему, Рэнд Пол был недалек от истины, когда называл Хиллари неоконом. Сегодняшняя ее риторика, при всех недосказанностях и экивоках, мало отличается от риторики штаба Марко Рубио, откровенно выступающего с агрессивных неоконсервативных позиций.

После республиканских дебатов многие издания назвали успешное выступление Рэнда Пола «большим возвращением реалиста». Это был не только либертарианский и в целом антивоенный портал Rare, но и The Week, The Washington Post, The National Interest, Chicago Tribune и т.д.

После дебатов демократических приунывшие было леволиберальные издания с новой силой принялись критиковать Хиллари и агитировать за Сандерса и О’Мэйли. Про-клинтоновская The New York Times все еще колеблется и пишет «нейтральные» статьи (мол, по мнению этого ? так, по мнению того ? эдак) с ужасно неуместными заголовками вроде «Террористическая атака на Париж может сделать стратегию США в отношении ИГИЛ более агрессивной».

А вот левое издание Salon, которое в свое время было разочаровано отказом от участия в гонке сенатора Уоррен, пишет в статье с говорящем названием «Хилларине права по всем пунктам», что никакие «коврижки» в виде примерно того же распределения мест в Верховном Суде США (что важно для демократов по целому ряду вопросов ? аборты, однополые браки и т.п.), и никакие «страшилки» в виде президента Трампа не заставят честных людей голосовать на праймериз за Клинтон. Более того, Salon утверждает, что, выиграй Хиллари праймериз, и «опасность Трампа» многократно возрастет.

Причина все та же ? несуразная, несбалансированная, агрессивная и крайне опасная внешняя политика.

Альберту Эйнштейну приписывают афоризм: «Самая большая глупость ? делать все время одно и то же и рассчитывать на другой результат». В переводе с английского именно так звучит одна из главных мудростей человечества, корни которой уходят чуть ли не Месопотамию.

В русской традиции эта мудрость выразилась в притче о том, как люди дважды, трижды, а то и большее количество раз умудряются наступать на старые грабли, лежащие в траве.

С мистером Рубио и мадам Клинтон спорили именно об этом ? а стоит ли и дальше «делать решительный шаг вперед», если он приведет к попаданию «boots on the ground» (наземных сил, а буквально ? ботинок на земле) на старые грабли?

Ну ст?ит ли, право слово, заново вводить санкции против Ирана, который столько много делает для борьбы с ИГИЛ? Так ли уж важно для национальной безопасности США и Европы свергать Асада прямо сейчас? Или требовать его «безусловного ухода» чуть позже? И в новых условиях, когда нефть стала дешевой, а США становится главным ее производителем, так ли важно сотрудничество с монархиями Залива, которые, разумеется, большие друзья США, «их сукины дети», но у них гораздо меньшие демократии, даже чем в довоенной Сирии и нынешнем Иране? Не говоря уже о подозрении в спонсировании ИГИЛ?

Наконец, ст?ит ли на фоне очевидных общих интересов на Ближнем Востоке снова отталкивать протянутую руку помощи России и продолжать речитатив «Вы бомбите не тех», когда многие претенденты на пост президента США признаются: «Мы не знаем, кто те, а кто не те»?

Бог с ним со стриком Сандерсом! Если левак О’Мэйли говорит о внешней политике примерно то же самое, что и консервативный либертарианец (то есть крайне правый, по нашему определению) Рэнд Пол, должно стать понятно: спор идет по существу дела, и ставки весьма высоки.

То есть и до, и после трагедии в Париже в Америке на дебатах в обоих партиях шел спор сторонников «решительно наступать» на старые грабли и противников такого… скажем так, не слишком эффективного подхода.

* * *

И это не значит, что Запад в лице своих элит чего-то там испугался. И что с так называемым «Исламским государством» (организацией, запрещенной в РФ), не стоит поступать настолько жестоко, насколько джихадисты этого заслуживают.

Более того, это не значит, что, приди к власти Рубио, Буш или Клинтон, не найдется «подходящего» режима, чтобы его опрокинуть и усугубить ситуацию.

Это значит, что на обоих флангах американской политики продолжается борьба, и теперь она приобрела ясный внешнеполитический окрас.

Истеблишмент и неоконы несут войну и хаос. Они так устроены. Их противники исходят из русской мудрости про грабли. Крайне левые и крайне правые готовы до посинения спорить об экономике и социальной сфере США, но согласны в том, что триллионных трат и многотысячных жертв неплохо было бы постараться избежать…

А это значит, что американские праймериз снова вернулись.

Их не трагедия подтолкнула, а очевидность.

_______________________

*Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда РФ.

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...