«Естественным состоянием», напомню философ Томас Гоббс, называл ситуацию, которая в его реконструкции начала человеческой истории, предшествует возникновению организованной государственности – это когда все ведут войну со всеми, и при этом ни у кого нет достаточной силы, чтобы взять верх над остальными. Из московского далека складывается именно такое впечатление о городских делах, будем надеяться, что не вполне адекватное.

Очевидно, что ситуацию не может взять под контроль губернатор Дмитрий Овсянников. Он непрерывно с кем-то ссорится – то с местными силовиками, то с прокуратурой, то с руководством Заксобрания, то теперь – с бизнес-сообществом.  Его конкретные действия по разрешению им же созданных конфликтов вызывают недоумение: чего стоит хотя бы судебный иск от его имени к спикеру Законодательного собрания Екатерине Алтабаевой с обвинением «в незаконном бездействии», конечно же, не принятый к рассмотрению судом и поставивший вопрос о качестве юридической экспертизы в правительстве города!

Теперь на голову Овсянникову упало еще целых три скандала – со сносом ТЦ «Муссон и ТЦ «Добрострой», озабоченность по поводу судьбы которых дошла до Президента РФ на прямой линии, и с отравлением 16 детей и 5 вожатых в лагере «Ласпи», что потребовало вмешательства федеральной власти в лице вице-премьера российского правительства. Опять же – вызывает вопрос о качестве уже иных служб исполнительной власти: учитывая то обстоятельство, что лагерь почти накануне отравления посетила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, возникают сомнения в способности руководства города контролировать тех, кто неизбежно должен был проверить блок питания в «Ласпи», чтобы не дай Бог ничего не случилось. Увы, все-таки рано или поздно случилось.

Но хотя, как я уже сказал, всеобщий конфликт в Севастополе предельно невыгоден губернатору и просто губителен для его репутации эффективного менеджера, он еще менее выгоден его оппонентам. Для победы над губернатором этих оппонентов слишком много, и они, надо признать, слишком разные. Это в эпоху героической борьбы Заксобрания с губернатором Сергеем Меняйло можно было построить какую-то более менее непротиворечивую картину происходящего: революционные романтики Русской весны борются с коррумпированными и некомпетентными чиновниками, мешающими городу стать новой Силиконовой долиной. Но и сторонники исполнительной власти могли построить альтернативный нарратив: честный, без лести преданный Президенту адмирал, ветеран Грузинской войны 2008 года борется с интриганами, не сознающими стратегической значимости города как военно-морского порта. И вот эти два образа сталкивались друг с другом, и федеральные эксперты могли выбирать один из них в зависимости от личных симпатий.

Но теперь отставки губернатора все громче требуют именно те самые, условно говоря, бизнесмены, кто в 2015 году называл Алексея Чалого главным виновником всей севастопольской смуты, требовал разгона Заксобрания и категорически протестовал против всеобщих выборов главы Севастополя. Известные и популярные Телеграм-каналы, предположительно крымского происхождения, которые называли ранее Овсянникова Овсялым, а Чалого не иначе, как Роном Хаббардом местной секты, теперь всю силу своей иронии сосредоточили на губернаторе и его действительно неумелых попытках как-то справиться с ситуацией.

Армия врагов Овсянникова увеличивается день ото дня: вот уже не только уволенный со своей должности руководителя Корпорации развития предприниматель Олег Николаев начал громогласно критиковать главу города, но и его всегдашний оппонент, лидер местной «ОПОРЫ» Валерий Васюнин, выступая, кажется, в программе «Почти полдень» на севастопольском сайте Форпост, почти что повторяет его слова: «»Что происходит в Севастополе? Губернатор и его команда, делают все, что бы мы поняли: — что те, кого мы считаем «авторитетами», не являются таковыми. Все, что они делают они делают для себя, а не для города и не для людей. Посмотрите вокруг себя, это появилось не вчера и не в 2014 году, а значительно раньше. Это сделано нашими руками, под грамотным руководством ЛОМов».

Но, повторяю, врагов у Овсянникова оказывается слишком много для того, чтобы федеральная власть, не говоря уже об экспертах, могли бы составить какое-то внятное и цельное представление о происходящем.

Слабость власти еще не является свидетельством силы и организованности гражданского общества. В данном случае возникает иное впечатление – не закаленный в политических боях молодой чиновник не может справиться с хаосом.

Будем откровенны, любое решение любого начальника всегда ущемляет чьи-то интересы: когда мэр Москвы Сергей Собянин приказал ликвидировать палатки вокруг станций метро, это тоже вызвало некую волну возмущения. Волна мгновенно схлынула. Почему? Как это было сделано? Куда делись недовольные торговцы снедью? На этот вопрос дадут ответ только хорошо осведомленные эксперты, но то, что я могу сказать более-менее твердо – это то, что для российской власти такого рода способность останавливать подобные волны и есть, в первую очередь, искусство управления.

Губернатор со всей очевидностью этого высокого искусства не демонстрирует, но это не означает, что федеральная власть сейчас душой с теми, кто из всех информационных орудий бьет по губернатору. Боюсь, что дело обстоит совсем наоборот. Я бы хотел ошибиться, но думаю, что не ошибусь, если предположу – если движение города в сторону «естественного состояния» продолжится, в Москве будут думать о таком «кадровом» усилении исполнительной власти в городе, которое смогло бы повести себя по-лужковски и собянински с учетом всего  политического опыта этих руководителей.

Для Москвы это было бы идеальным решением, для Севастополя – отнюдь не уверен, хотя наверняка энтузиасты нашлись бы, а вот Россия в целом потеряла бы ту самую надежду на общественную солидарность в рамках города, региона, субъекта Федерации, которая, собственно, и есть основание консерватизма в его изначальном, то есть английском смысле.  Вера в то, что в России все же возможно самоуправление малых сообществ от произвольного вмешательства в его жизнь внешних сил с их частными интересами, была бы подорвана окончательно. Ясная и четкая позиция большинства Заксобрания по вопросу о создании ООПТ «Ласпи», по ситуации с горой Гасфорта – все это, безусловно, работало на укрепление представления, что в Севастополе есть костяк общественной самоорганизации, с которым придется считаться любому градоначальнику. Но бунт бизнесменов против городской власти работает на совсем иной образ, притом что этот бунт сам по себе может иметь и вполне законные мотивы.

Впрочем, Заксобрание имеет в свою пользу тот аргумент, который едва ли кто-то примет во внимание, что, кажется, не оно первым начало новый виток конфронтации с исполнительной властью. Я слышал от нескольких знакомых еще осенью тогда удивившее меня предсказание (отношения Овсянникова с чаловцами в тот момент казались вполне удовлетворительными), что правительство готовит наезд на Алексея Михайловича и его соратников. Причина наезда мне не сообщалась, но впоследствии я и лично мог убедиться в том, что сотрудники губернатора, мягко говоря, нервно реагируют на произнесение в их присутствии фамилий некоторых депутатов. Потом почему-то затормозился проект ЭнерджиНет в самом Севастополе, потом в ноябре 2017 года — история с ООПТ в урочище «Ласпи», наконец, бюджетный кризис. Везде атакующей была губернаторская сторона. Депутаты как раз понимали всю невыгодность своего положения – борцов со вторым путинским назначенцем – и, как могли, уклонялись от лобового столкновения.

Но опять же – в этих тонкостях предстоит разбираться объективному историку. На поверхности же создается впечатление, что губернатор просто не справляется с хаосом в городе, порожденным в первую очередь неизжитым украинским беспределом. Ну, как Виктор Янукович не справился с Майданом. Выражение «для этих нужно кого-нибудь посильнее» наверняка постоянно мелькает в мозгах федеральных чиновников разных институций, но признаемся сами себе, это не то выражение, которое гарантирует экологическую безопасность и торжество законности.

Кстати, в этом смысле любопытно, какой простой бюрократической формулой благополучно разрешилась ситуация в 2015 году? Надо бы поискать кодовые слова для нового включения той же самой формулы.

Источник: https://sevastopol.su/point-of-view/sevastopol-i-estestvennoe-sostoyanie-nuzhno-kogo-nibud-posilnee

Историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Похожие материалы

Если принять определение Райнхарта Козеллека как аксиому, значит, в годы гражданской войны на...

Поскольку Александру Шестуну (арестованному, но не осуждённому) поперек всех правовых норм так и не...

В тексте Бердяева отчасти «сбывалось» пророчество В. Ф. Одоевского, в фантастическом романе...