РI не раз в 2015 году касалась в своих публикациях темы актуальных проблем международного права и, в частности, перспектив разбирательства на глобальном уровне украинской трагедии. Канадский юрист, защитник президента Сербии Слободана Милошевича на суде в Гааге Кристофер Блэк по просьбе нашего издания проанализировал возможные последствия обращения Киева к юрисдикции Международного уголовного суда для расследования деятельности прежних украинских властей во время событий на Майдане в конце 2013 – начале 2014 года.

***

В России должен вызвать серьезную озабоченность тот факт, что Международный уголовный суд (МУС) акцептовал официальное письмо киевского режима от 14 апреля 2014 года, в котором Украина просит считать ее территорию подверженной юрисдикции МУС с целью расследовать и вынести приговоры про преступлениям против человечности, совершенные между 20 ноября 2013 года и 22 февраля 2014 года.

Очевидно, что запрос киевского режима преследует четыре цели:

  1. обвинить членов легитимного правительства, свергнутых в ходе государственного переворота 22 февраля 2014 года,
  2. оправдать поддержанный США переворот,
  3. легитимировать действия тех, кто совершил этот переворот и
  4. очернить российское политическое руководство в глазах мира, в особенности, в глазах западного общественного мнения.

В письме украинского министра иностранных дел от 8 сентября 2015 года, адресованном в МУС, подтверждается ранее принятое решение о подверженности Украины юрисдикции МУС, а также цитируется резолюция Верховной Рады «О признании Украиной юрисдикции Международного уголовного суда по преступлениям против человечности, а также военным преступлениям, совершенным высшими должностными лицами Российской Федерации и лидеров террористических организаций ДНР и ЛНР, повлекшим чрезвычайно тяжкие последствия и массовое убийство украинцев».

В письме далее пишется:

«… Украина признает юрисдикцию суда [МУС] с целью выявить, обвинить и осудить зачинщиков и исполнителей деяний, совершенных на территории Украины с 20 февраля 2014 года».

Разумеется, как только МУС распространит свою юрисдикцию на Украину, не останется никаких разумных или правовых аргументов ограничивать расследование предполагаемыми преступлениями правительства Януковича или «высшими должностными лицами Российской Федерации». Суд также должен иметь полномочия расследовать и выносить обвинения режиму Порошенко по преступлениям, совершенным против народа Донбасса, оппозиционных партий и всех прочих граждан Украины, начиная с преступлений, совершенных против украинцев в ходе событий, приведших к майданному перевороту и военных преступлений, совершенных с тех пор.

Однако этого не случится. МУС не занимается объективными и нейтральными расследованиями и вынесением вердиктов по военным преступлениям и преступлениям против человечности, кто бы их ни совершал и где бы они ни имели место. Международный уголовный суд давно зарекомендовал себя в качестве еще одной международной организацией, пронизанной агентурой США и ЕС и используемой для продвижения интересов Соединенных Штатов и их европейских сателлитов.

Поспешные призывы западных медиа расследовать причастность российских властей и в особенности президента Путина к катастрофе рейса MH17 сразу же после появления весьма ангажированного голландского доклада о сбитом авиалайнере показывают, что мы можем ожидать и должны быть готовыми к обвинениям прокурора МУС в адрес России по данному вопросу. При этом, вероятно, президент Путин станет главной мишенью суда.

Когда-то МУС был надеждой всего мира на обеспечение международного правосудия, однако очень быстро превратился в коррумпированный орган, в администрации которого все ключевые позиции были разобраны представителями США и их партнерами из ЕС. Евросоюз несет на себе основное бремя финансирования суда, а Соединенные Штаты поставляют ему агентуру и персонал. Сюда перекочевало большое количество сотрудников международных трибуналов по Югославии и Руанде, и эти люди продолжили свою работу по обслуживанию западных интересов, которую они столь лояльно осуществили в МТБЮ и МТР.

Один из обвинителей МУС, Луис Морено Окампо, в свое время работал на небольшое НКО в Латинской Америке, финансируемое через USAID. Другой ― Фату Бенсуда ― была мелким функционером в аппарате прокурора трибунала по Руанде, печально известного односторонностью своих приговоров в отношении руандийской войны, что вызвало международный скандал. В качестве члена МТР Бенсуда имела доступ к огромному массиву улик, свидетельствующих о том, что поддерживаемый Западом Руандийский патриотический фронт Поля Кагаме (нынешнего правителя Руанды) повинен в уничтожении сотен тысяч людей и фактически несет ответственность за большинство смертей в этой стране.

Однако, как и ее коллеги, от Ральфа Голдстоуна и Луизы Арбор до Карлы дель Понте, она посвятила всю свою карьеру тому, чтобы скрыть эти свидетельства от общественности. В награду она получила пост в МУС. От этого прокурора не стоит ждать ничего кроме ревностного служения своим истинным боссам в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе.

Африканские лидеры много раз обвиняли МУС в том, что он является расистским, поскольку обвиняет только африканцев. На самом деле МУС преследует лишь тех африканцев, которые стоят на пути западных интересов, например президента Кот-Д’Ивуара Гбагба, свергнутого в ходе организованного Францией переворота. Дело против президента Кениатты было открыто по политическим мотивам и по политическим же мотивам было закрыто. И не было выдвинуто никаких обвинений против таких военных преступников как президент Мусавени и Поль Кагаме, людей, повинных в миллионах смертей в Центральной Африке.

Вместо этого прокуроры МУС стали преследовать адвокатов защиты, представлявших интересы тех немногих несчастных, что оказались под их опекой. Все адвокаты в деле Бембы (по событиям в Конго) были обвинены прокурорами в том, в чем, как мы знаем, сами были не раз замечены, ― в подкупе свидетелей. Остальным представителям защиты ставили постоянные палки в колеса с помощью административных процедур.

Тех же защитников, которые рассматривались как угроза интересам суда, поскольку были способны и готовы эффективно сражаться с ложными обвинениями, занесли в черный список. Только тем, кто соглашался играть свою роль в игре, дали возможность в ней участвовать.

Дело зашло так далеко, что Африканский Союз в 2013 году собрал международную встречу для обсуждения массового выхода из-под юрисдикции МУС. Было подано множество обращений в этот судебный орган с требованием расследовать военные преступления стран НАТО в ходе событий в Ливии в 2011 году. Одно из таких обращений составил и автор этих строк. Однако оно, как и сотни других обращений и жалоб от граждан и общественных групп по всему миру, озабоченных преступлениями западных властей, остались без ответа.

Тем не менее, украинский запрос в МУС может возыметь и обратный эффект, поскольку Россия в состоянии завалить офис прокурора свидетельствами военных преступлений и преступлений против человечности, совершенных киевским режимом, и в том числе — свидетельствами относительно катастрофы МН-17. Если обвинитель проигнорирует все эти свидетельства и будет основываться только на информации, поступившей из Киева, очевидная ангажированность суда превратит весь процесс в посмешище, так что пострадает авторитет МУС, который и так невелик.

Однако надо понимать, что игра, в которую играет МУС, ― это пропаганда. Так что России нужно быть готовой к любым действиям международного суда и планировать соответствующие контрмеры.

Несомненно, что лучше всего было бы добиться долгого и надежного мира на Украине в рамках минских соглашений. Но поскольку киевский режим и его западные союзники настроены весьма недружественно, не следует ожидать, что здравый смысл или международное право может всерьез помочь в данном вопросе. Мы уже видели ангажированность и коррумпированность трибуналов по Югославии и Руанде ― свидетельства преступлений союзников Запада попросту игнорируются, а медиа концентрируются на ложных обвинениях в адрес тех, кто осмеливается противостоять диктату США.

Таким образом, включение Украины в зону юрисдикции МУС при прямом указании на российское руководство как на главную цель расследования, является первым шагом для использования международного суда в качестве пропагандистской машины против России с целью оправдания агрессивных действий США и их союзников.

К ответу на этот вызов Россия должна быть готова.

канадский юрист, защитник президента Сербии Слободана Милошевича на суде в Гааге

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...