Консерватизм в постсоветской России представляет собой крайне интересное и при этом малоизученное явление. В данной статье речь пойдет о своеобразном «консервативном ренессансе» 2000-х годов, в результате которого консерватизм из маргинальных оппозиционных течений или попыток «партии власти» закрепить свой статус стал значимой политической идеологией.

Консервативная идеология сама по себе предполагает следование традиции (как это определял Эдмунд Берк – опора на предрассудки своего народа). Соответственно, любая ломка национальной традиции и разрыв исторической преемственности неизбежно влияют на национальную консервативную идеологию.

Одна из главных проблем русского консерватизма последних двух десятилетий – это, безусловно, «двойной» разрыв традиции: часть консерваторов отрицает все, что было после 1917 года, часть, наоборот, опирается на традицию советского периода. С начала 90-х годов это были, по сути, две разных, отрицающих друг друга традиции, поделившие консервативную среду на два лагеря.

Понятно, что в ситуации такой прерывающейся традиции появление серьезной конструктивной консервативной силы было крайне маловероятно. Именно по этой причине консервативные проекты начала 90-х годов (как на уровне партий и движений, так и на уровне идеологии и теории) терпели неудачу. Это были либо попытки «красного реванша», либо слабые «бело-консервативные» движения, либо совсем абсурдные, крипто-либеральные попытки опереться на отсутствующую «традицию» уже постсоветского периода.

Кроме того, в 90-е годы – «эпоху перемен» — время консерватизма еще не пришло. В обществе был запрос не на «сохранение существующего» и даже не на «возврат к старому», а, прежде всего, на трансформацию.

Изменения начались в 1998-99 годах, ситуацию переломили два важных системных кризиса – внутри- и внешнеполитический: дефолт 17 августа 1998 года обнажил хрупкость и неустойчивость ельцинской политической и экономической системы, а начало боевых действий НАТО в Сербии дало осознание конкретной внешней угрозы. Тем самым, в массовом сознании произошел важный сдвиг, приведший к формированию современной консервативной идеологии. Ее первым вариантом стало течение «младоконсерватизм».

 

Младоконсерватизм

 

Эпоха экономического благополучия России, начавшаяся при президенте В.В. Путине, породила запрос на консерватизм, как идеологию, защищающую средний класс, а также слой новых мелких и средних собственников, в общем и целом сформировавшийся в России к 2000-м годам. Так появилось движение младоконсерваторов. Этот термин стал обозначением группы молодых философов, историков, политологов, которые заявили себя как интеллектуальную среду, отличающуюся от двух основных трендов 90-х: либерального, востребованного властью, и прокоммунистического (на самом же деле — лево-патриотического), ставшего основой для оппозиции.

За 8 лет своего существования младоконсерваторы в качестве единой, постоянно прирастающей группы прошли путь от маловлиятельного, хотя и креативного кружка, до положения фактических «хозяев» консервативной и национальной идеи. Не случайно именно их идеями в значительной мере питается современная консервативная и национал-консервативная среда.

Младоконсерваторы первыми в политическом поле России начали говорить о консерватизме в его классическом понимании, решительно отмежевываясь от ельцинского «прагматического и центристского» «консерватизма» партии власти.

Идейная квинтэссенция младоконсерватизма – в сочетании национализма и империализма. Эта идеология, во-первых, утверждала исключительную ценность русской нации, а во-вторых, определяла в качестве главной цели русских создание русского национального государства в форме имперской общности, где русский народ играл бы роль гегемона.

При этом экономическая доктрина младоконсерватизма была достаточно невнятной, они и сами не обращали на нее особого внимания. Фактически, младоконсерваторы нанесли сильный удар по мнению о том, что в основе любой идеологии лежит экономика.

Был ли младоконсерватизм обычным национализмом? Конечно, нет, хотя именно младоконсерваторы вывели национальную идею из маргинального положения, превратили национализм из идеологии радикальных, зачастую сектантских группировок в достаточно респектабельное течение общественной мысли. Национализм в интерпретации младоконсерваторов стал не примитивной борьбой с «инородцами», а основой, на которой возможно и необходимо создание русского государства.

Но самое важное, пожалуй, то, что младоконсерватизм стал поколенческой идейной платформой, подобной нигилистам-либералам эпохи Великих реформ Александра II, марксистам эпохи рубежа XIX-XX веков, «шестидесятникам» периода хрущевской либерализации советского режима.

Младоконсерватизм объединил в своей среде людей, родившихся между 1967 и 1982 годами. Это поколение вошло в сознательную жизнь в период перестройки и собственными глазами видело, как в ходе реформ страна низвергается в пропасть. Поэтому они вобрали в себя естественный для таких эпох консерватизм, неприятие революционных перемен, приводящих страну и народ к катастрофе. Вместе с тем они не были очарованы магией либеральных слов, потому что они успели пожить и осмыслить жизнь страны, как при коммунистах, так и при либералах.

Младоконсерватизм начал идейно и организационно оформляться в 1998 г., когда был создан сайт «Русская доктрина» и появились работы Константина Крылова и Егора Холмогорова — первых теоретиков и идеологов младоконсерватизма.

С начала 2000-х годов происходит объединение идеологического младоконсерватизма с консервативными литературными кругами, представленными ЛФГ «Бастион» (Дмитрий Володихин, Ольга Елисеева и др.), а также литературно-публицистическим кружком «Русский удод» во главе с Сергеем Кизюковым (В. Нифонтовым).

В начале 2000-х годов происходит прорыв информационной блокады, в которой до этого в значительной степени находились все не либеральные идеологи России.

Начинается активное сотрудничество младоконсерваторов с газетой и сайтом «Спецназ России», сайтов «Глобалрус», «Русский журнал», некоторое время выходит общероссийская газета «Консерватор». В 2004 г. с младоконсерваторами сближается политтехнолог С.А. Белковский, значительная часть младоконсерваторов становятся сотрудниками «Института национальной стратегии» и публикуются на сайте АПН.ру. В это же время стартует еще один консервативный медиапроект — сайт Правая.ру. В СМИ начинают появляться публикации, посвященные феномену младоконсерваторов, строятся гипотезы о том, кому из политтехнологов «выгодно» существование и деятельность этой группы.

В 2004-2005 годах на фоне «оранжевых революций» начинает работу младоконсервативный «think tank» — «Консервативное совещание». К маю 2005 г. им было подготовлен доклад «Контрреформация», в котором в жесткой форме критиковалась не просто политика реформ, осуществляемых властью, а сама концепция реформ.

На взгляд авторов доклада, реформы «сверху» должны не предшествовать изменениям «снизу», а следовать за ними. Основным агентом изменений должно быть гражданское общество, в то время как власть, напротив, должна быть не революционером, а консерватором. Адекватная политика перемен должна идти от малого к большому и от легкого к сложному, а не наоборот. Среди основных задач государства авторами были указаны следующие: преодоление кризиса национальной идентичности, превращение России в центр «самостоятельной системы координат в мировой политике», сохранение и укрепление русской духовной традиции (прежде всего, православия), а также преодоление демографической катастрофы в России.

В течение 2006 г. младоконсерватизм утрачивает свое идейное единство, его политическое ядро распадается на несколько групп, которые будут дробиться и далее на протяжении 2006-2010 гг.

Консервативная группа положительно относится к сотрудничеству с властью, радикальная группа ориентируется на революционные изменения в обществе и смену власти, а ведущей идеологией становится национал-демократия.

Как бы подводя итоги этим процессам, один из участников младоконсервативного движения Дмитрий Володихин писал: «Вкратце: ждали, что государство совершит серьезный поворот. Оно не сделало. Значит, правящая политэлита не способна его провести. Различные группы младоконсерваторов сделали из этого принципиально разные выводы. Одни определились раз навсегда: не нужна эта элита, надо ее менять, и если ради ее демонтажа и реконструкции высших эшелонов власти надо пойти на социальную смуту, значит, пусть будет смута! Чем раньше она начнется, тем легче и бескровнее пройдет. Другие полагают, что в случае смуты не о каком «бескровии» или «малокровии» речь быть не может… Революции … распад государства Россия».

Исчезновение с политического поля младоконсерватизма привело к тому, что в период 2007-2010 гг. консервативные силы оказались раздроблены, а сам «бренд» консерватизма — почти что присвоен «Единой Россией». Однако уже к рубежу 2010 гг. оформляется новая, актуальная и по сей день, консервативная идеология — национальная демократия.

Основные положения идеологии национал-демократов включали в себя: закрепление права русского народа на национальное государство, право этнических русских получать гражданство России, признание основных демократических ценностей и либерализация внутренней политики России, равноправие субъектов федерации.

Тем самым, национал-демократы впервые в новейшей истории России объединили такие ранее несоединимые понятия как демократия, национальные интересы русского народа и экономические и политические свободы, а также консервативная политика. Если ранее проблемы свободы и демократии отдавались на откуп либералам, а национальные движения придерживались более или менее экзотических недемократических принципов, то теперь в России фактически появилась классическая западная консервативная партия, отстаивающая интересы среднего класса, защищающая традиционные ценности русского народа и при этом ориентированная на парламентаризм и защиту прав и свобод.

Политолог, журналист

Похожие материалы

Ситуация, когда на вопрос: «Пойдешь ли ты встречаться с Михал Сергеичем?», студент отвечал вопросом...

Все противоречия в трактовках событий 23 февраля 2014 года окажутся сняты, если мы оставим «русскую...

Джоан Роулинг, мама Гарри Поттера, неожиданно написала в твиттере по-русски, обращаясь к тем...