Любовь Ульянова

Уважаемый Юрий Михайлович, что, на Ваш взгляд, означают события вчерашней ночи в Турции? Кто эти люди, которые пытались свергнуть Эрдогана? За что они выступают?

Юрий Почта

Начнем с того, что для Турции военный переворот – дело обычное. Они происходят раз в несколько лет. Обычно переворот организует армия, которая свергает исламистские партии, проводящие политику исламизации страны и радикализации внешней политики. И в этот раз имело место довольно традиционная схема. Другое дело, что, как видно, эта попытка оказалась неудачной. Эрдоган, проводящий политику исламизации страны и радикальную внешнюю политику, знает опасность, которая кроется в армейских оппозиционных настроениях. Поэтому за годы своего нахождения у власти он провел несколько кампаний зачистки армии, а также силовых структур, прокуратуры, судов, полиции. Он достаточно серьезно обезвредил возможную оппозицию своей власти, своего режима. Возможно, именно поэтому данный переворот оказался неудачным.

Многие аналитики, и я в том числе, на протяжении последних месяцев неоднократно говорили, что авантюристическая внешняя политика Эрдогана, его государственный терроризм по отношению к курдам, его политика обострения отношений со всеми соседями, а также с ЕС и НАТО чревата тем, что у людей появится настроение совершить переворот. А единственная сила, которая способна это сделать – это армия.

И часть армейских частей, дождавшись, когда Эрдоган улетел из Анкары на отдых, а премьер-министр был в Азии на конференции «Азия – Европа», попытались совершить переворот. Попытка не удалась. Но проблемы то не решены. И сейчас Эрдоган, расправившись с организаторами переворота, еще больше сосредоточит власть в своих руках. Он и так авторитарный правитель, подавляющий свободы граждан, ограничивающий свободу прессы, проводящий авантюристическую внешнюю политику, поддерживающий контакты с террористическими группировками. Последнее время Эрдоган предпринял ряд шагов для примирения с Россией, достиг соглашения с Израилем, подписал соглашение о реадмиссии мигрантов с ЕС, но его политика во многом оправдывает название авантюристической, а в чем-то – даже импульсивной и непредсказуемой.

Страна усугубляет свои проблемы. Еще пару лет назад Турция казалась успешной, процветающей страной, ладящей со всеми соседями.

Сейчас Эрдоган будет активно использовать тему внешнего заговора. Как всегда в Турции существует опасность военного переворота, так всегда есть идея, что существует внешний заговор против турецкого государства. Олицетворением заговорщиков несомненно окажется один из бывших сподвижников Эрдогана, некоторое время назад поссорившийся с ним и живущий в США Фетхуллах Гюлен, исламский проповедник. Турецкие конспирологи считают, что Гюлен – это креатура западных империалистических сил, в частности, США, которые мечтают усилить противоречия внутри Турции, спровоцировать выступления, может быть, переворот. И получить контроль над Турцией, ее природными богатствами. Для этих целей используют Гюлена и курдов – в конспирологической версии они выступают как союзники внешних сил. К тому же несколько дней назад в американской печати появились сообщения, являющиеся частью предвыборной борьбы за пост президента, что Хиллари Клинтон имела контакты с Гюленом и что он давал деньги в фонды четы Клинтонов. Имеет ли право на существование версия проамериканского заговора против Эрдогана? Да, имеет. Но нужны серьезные доказательства.

Неудавшийся переворот усугубляет ситуацию. Теперь Эрдоган усилит борьбу с демократической светской оппозицией, с курдами. В условиях нынешнего системного турецкого кризиса даже непонятно, как будет развиваться ситуация дальше.

Надо сказать, что такие события, как попытка государственного переворота в Турции и террористический акт в Ницце, явились драматичным завершением Варшавского саммита НАТО. Саммит НАТО был большим спектаклем, предназначенным для демонстрации единства этой структуры перед лицом симулякра российской угрозы евроатлантическому сообществу. Реальная проблемы международного терроризма – была второстепенной или третьейстепенной. Не привлекла внимание натовских лидеров ситуация в Турции, имеющей реальные контакты с террористами в Сирии и Ираке, проводящей политику государственного терроризма в отношении части собственного населения – курдов, провоцирующую крымских татар, обостряющую Карабахский конфликт, не способную решить проблемы трех миллионов беженцев, застрявших на ее территории.

Неудавшийся переворот еще раз показал, что Турция – это больная страна Ближнего Востока. И она будет источником еще многих сложных ситуаций.

Любовь Ульянова

Но Эрдоган сейчас победил, используя свой авторитет и популярность в народных массах – он обратился к народу через скайп, и люди посыпали на улицы.

Юрий Почта

Это действительно так. Эрдоган – популярный, харизматичный лидер. Умело использует сложные проблемы, чтобы поднять свой авторитет. После каждого очередного теракта в Турции Эрдоган показывает, что у Турции есть враги, но он способен им сопротивляться. Если есть проблемы с ЕС, то Эрдоган доказывает, что ЕС навязывает Турции свои модели поведения, но Турция сопротивляется, что доказывает: Турция – великая страна. И он умело использует национализм, то турецкий (против курдов), то национализм паносманской концепции. Когда турки – это не только население Турции, но и те тюрко-язычные народы, которые живут в регионе Ближнего Востока и на территории бывшего Советского Союза, в Российской Федерации. И Турция – естественный покровитель всех этих народов. Такая концепция дает ей огромное влияние.

Последние годы в Турции было создано большое количество сериалов о славной истории Османской империи – эти сериалы много показывают в нашей стране. Это тоже способствует формированию представления, что Турция была великой в прежние века и может возродиться в таком качестве. Эрдоган предлагает себя в качестве самой подходящей кандидатуры, чтобы возглавить это движение. Поэтому его уже иронично называют султаном.

Любовь Ульянова

Армия – военная оппозиция – каждый раз выдвигают один и те же требования при переворотах?

Юрий Почта

Турецкая армия – это достаточно современная структура, подготовленная западными специалистами, при поддержке НАТО, в американских военных училищах. В ней нет исламистов, по крайней мере, на офицерских должностях. Поэтому армия склонна, защищая секулярный республиканский путь развития страны, свергать радикальные исламистские правительства. Нечто подобное происходило в Алжире, а недавно произошло в Египте. Вторая причина, по которой армия организует перевороты – это угроза терроризма. Сейчас в Турции практически каждый месяц происходят какие-т о страшные теракты. Эрдоган использует их для усиления своей власти, обвиняя курдов, хотя это может быть ИГИЛ (организация запрещена в России), стремясь убедить население, что если бы не его жесткая политика, террористы давно уничтожили бы страну. Аналитики высказывают предположение, что спецслужбы иногда знают о готовящихся терактах, но не предупреждают их, чтобы потом их можно было использовать в политических целях. Но это сложная игра с террористами, в которую можно заиграться и стать жертвой тобой же прикормленных террористов.

Есть и экономические неудачи последнего времени. После успехов в экономике, усиления своего экономического влияния Турция перешла сейчас к стагнации, экономическому упадку, переживает кризис в туризме, в сфере экспорта продуктов из-за конфликта с Россией, из-за террористической угрозы. Многочисленные скандалы последнего времени связывают семью и приближенных Эрдогана с торговлей контрабандной нефтью из Сирии с игиловцами. Возможно, Эрдоган перегнул палку и лишил армейский генералитет ключевых позиций в экономике, как это было принято раньше.

Если бы переворот оказался успешным, армия оправдывалась бы тем, что она остается единственным гарантом стабильности светского развития страны, как это было завещано Ататюрком. Эрдоган – препятствие на этом пути. Существуют, разумеется, и другие версии, объясняющие только что произошедшую попытку переворота. Согласно им, Эрдоган – спаситель независимого пути развития Турции от происков внешних врагов, которые обманом или подкупом пытались заставить часть офицеров устранить Эрдогана от власти.

Любовь Ульянова

А чем можно объяснить, что всю ночь не было никаких заявлений со стороны западных держав? Первые заявления появились после того, как Эрдоган объявил о своей победе.

Юрий Почта

Здесь может быть несколько объяснений. Многие опасаются поспешных заявлений после событий «арабской весны» в Египте. Когда западные государства Мубарака поддерживали, а оказалось, что он не устойчив. А США, наоборот, слишком быстро от него отказались. Обама потребовал, чтобы он уходил. Но потом армия все-таки свергла президента-исламиста, хоть и избранного всенародным голосованием. Поэтому иногда лучше подождать с заявлениями.

Кроме того, Эрдоган довел страну до такой нестабильности, что многие предполагали предстоящий переворот. У переворота мог быть успех. Другое дело, что у организаторов что-то пошло не так. Они не смогли арестовать (устранить) Эрдогана и премьер-министра, так, чтобы убедить население, что прежней власти больше нет и теперь должна прийти новая власть.

Обращение Эрдогана к народу – было жестом отчаяния в минуту слабости, когда человек, которому подчиняется армия, жандармерия, полиция, спецслужбы обращается к народу – выходите на улицы, бросайтесь под танки, но спасайте меня. В контексте неудачной организации переворота этот жест отчаяния в какой-то мере сработал.

Отвечает

Политолог, доктор философских наук, профессор.

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Описание «присоединения» Сибири к России выглядит таким бесконечно нудным «освоением». Какие-то...

Третий путь – это развитие местного самоуправления, отпускались колоссальные средства на его...

Я считаю, что усилия премьер-министра Невилла Чемберлена по предотвращению войны и вообще ее...