Редакция РI обратилась к профессору Чжан Байчуну — известному в Китае историку русской философии, автору ряда статей, переводчику на китайский язык сочинений В. С. Соловьева, Розанова, Шестова. Но особое место в его жизни занимает изучение жизни и творчества Н.А. Бердяева, сочинения которого он перевел почти полностью. Пользуясь возможностью — участием в XVI Всекитайской конференции по истории русской философии (Университет Сучжоу) — Василий Ванчугов задал китайскому коллеге несколько вопросов.

 

Василий Ванчугов

Уважаемый профессор, когда в Китае узнали о русском мыслителе Бердяеве, где и как это произошло?

Чжан Байчунь

У нас узнали о нем еще до его смерти, и первые переводы его работ появились в 30-е годы 20 века — это «Христианство и классовая борьба» (1936 г., Шанхай), «Новое средневековье» (1937 г., Шанхай). А когда Бердяев умер, то в Китае даже появилась в одном журнале статья по этому случаю. После создания Китайской Народной Республики (1949) увлечение Бердяевым, по понятной причине, полностью прекратилось, точнее, прекратилось в континентальном Китае. Однако в Тайване его работы переводили, например «Русская идея» (1965), «Судьба человека в современном мире» (1974) и другие. Имя Бердяева периодически упоминается в континентальном Китае после культурной революции, в 80-е годы прошлого века, но не часто, всего лишь несколько раз. Все изменилось в 1990 году, когда опубликованы были отрывки из его книг «Самопознание», «О рабстве и свободе человека». Наступило время переводческого бума, одна за другой печатаются его книги, одновременно начинается и усвоение идей мыслителя. Что касается меня лично, то я первый раз услышал это имя в конце 1988 года, приехав в СССР учиться, когда мои соседи по общежитию назвали его среди самых известных русских философов. Примерно через год я уже начал читать его работы, которые в СССР только начали издавать. И вообще это было мое первое философское чтение на русском языке. Во время учебы в Ленинградском государственном университете (1988-1993) я успел собрать все его сочинения, какие только были изданы. Бердяев — моя первая любовь в философии, именно он и научил меня философствовать.

Василий Ванчугов

И в каком объеме сегодня представлено творческое наследие Бердяева в Китае? Какие из его работ переведены?

Чжан Байчунь

Сегодня наследие Бердяева представлено у нас почти полностью, поскольку все его главные работы переведены, так что в этом отношении ему повезло больше других российских философов. Так, у нас переведены «О рабстве и свободе человека» (1994), «Русская идея» (1995), «Самопознание» (1997), «Истоки и смысл русского коммунизма» (1998), «Философия свободы» (1999), «Судьба России» (1999), «Душа России» (1999), «О назначении человека» (2000 год, в моем переводе), «Царство Духа и царство Кесаря» (2000), «Я и мир объектов» (2000), «Смысл истории» (2002), «Дух и реальность» (2002 год, мой перевод), «Опыт эсхатологической метафизики» (2003 год, мой перевод), «Мировоззрение Достоевского» (2007), «Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого» (2007 год, мой перевод), «Философия свободного духа» (2009). Я лично перевел все его работы, которые включили в три сборника, вышедшие в издательстве «Республика» (1993,1994,1995), большинство моих переводов уже издано, но кое-что все еще пока остается в рукописи, например «Истина и откровение». Также переведены мною отдельные его статьи и опубликованы в наших научных журналах.

Василий Ванчугов

Проводятся ли в Китае конференции, непосредственно посвященные жизни и творчеству Бердяева?

Чжан Байчунь

Единственная конференция по Бердяеву состоялась в апреле 1999 года в Пекине, в Китайском Народном Университете. Эта было сделано в рамках восьмой по счету конференции по русской философии. Как вы знаете, у нас в Китае с 1985 года регулярно — раз в два года — проводятся конференции по Советской и Восточно-европейской философии, теперь это звучит как советско-российской философии. И тогда к нам из России приехали Гусейнов А.А., Толстых В.И., Буров В.Г., Ерасов Б.С. Я был среди участников этой конференции и, если не ошибаюсь, философия Бердяева была одной из двух ее главных тем. Тогда я только что закончил свою первую монографию по русскому богословию, точнее по русской религиозной философии, она вышла в 2000 году, где изложению философии Бердяева отводилось основное место. И на той конференции я выступил с большим докладом по его мировоззрению.

Василий Ванчугов

А защищают ли китайские аспиранты и докторанты диссертации, посвященные творчеству Бердяева?

Чжан Байчунь

Да, и довольно много, к настоящему времени уже насчитывается более 20 магистерских и докторских диссертаций, где в центре внимания такие темы, как проблема свободы, объективации, его религиозные представления, литературная критика. Все это относится к числу излюбленных тем наших диссертантов, а под моим руководством в нашем университете была защищена магистерская диссертация по теме «откровения».

Василий Ванчугов

Вы перевели все работы Бердяева, выслушали десятки, если не сотни докладов, связанных с его творчество. И какие идеи Николая Александровича привлекают Вас больше всего?

Чжан Байчунь

Его философия оказала на меня огромное влияние. Я всегда с удовольствием читал его и с радостью перечитываю. А теперь еще и слушаю! Каждый вечер я стараюсь прогуливаться, и для сочетания приятного и полезного купил в Москве, в «Библио-глобусе», аудио-книгу, где запись на 11 часов, и при прослушивании у меня возникает много новых и интересных идей. Если говорить конкретно, то вот какие его идеи мне ближе всего… Конечно же, прежде всего это идея «объективации». Каждый человек должен определить свое отношение к миру, в котором он живет, но сначала надо познать этот мир. По определению Бердяева этот мир является миром объективации, с этим миром примириться нельзя, с ним надо бороться ради свободного подлинного мира. Конечно все великие философы точно также учили, все считали наш мир не настоящим, не подлинным, начиная с великого Платона и вплоть до Маркса, который решительным образом призывает изменить данный нам мир. В этом плане Бердяев принадлежит к великой западной философской традиции. В отличие от Платона, который отрицает этот мир ради мира идей, Бердяев призывает к духовному миру, где все подлинно, все свободно. Только в духовном мире, мире духа может существовать личность, можно сказать по-бердяевски, что духовный мир является миром личностей, в то время как в мире объективации существуют только индивиды. Для Бердяева духовная жизнь белее реальна, чем материальный мир. Я выпустил монографию в 2011 году, которая посвящена его духовному исканию, и дал своему сочинению такое название — «Дух дышит, где хочет». Конечно, о судьбе моей книги трудно судить, но я уверен, что название вполне подходит к ее содержанию и точно выражает духовный поиск Бердяева. Также меня очень привлекает эсхатологическая ориентация Бердяева. Я считаю, только на основе эсхатологии философские идеи приобретают глубину, равно как и сама жизнь обретает смысл.

Василий Ванчугов

Ну а теперь о педагогическом, так сказать, о том, ради чего все это делается, переводятся сочинения. Что полезного в творчестве Бердяева могут найти китайские студенты?

Чжан Байчунь

Должен с сожалением признать, что наши студенты не любят философию! Когда студенты естественных факультетов не любят философию, это еще как-то можно понять, но очень странно для меня то, что и студенты-гуманитарии также равнодушны к философии, и даже студенты, специализирующиеся на философии, не испытывают особых чувств к этой науке, доказательством чего является уход большинства их, после получения диплома, в другие области знания, далекие от любомудрия. Возможно, что в этом мы сами, преподаватели, виноваты. Но среди основных причин я вижу сложность ее восприятия, усвоения. Немецкая классическая философия, современная аналитическая, совершенно отбивают охоту и желание у студентов к философии. Впрочем, есть и более «легкие» тексты, например, работы Бердяева, которые я и рекомендую всем студентам, как специализирующимся, так и гуманитариям, включая даже студентов естественных факультетов. Думаю, что каждый из них найдет в чтении русского мыслителя что-то свое, созвучное себе. Ведь он доступным языком обсуждает много жизненных для них проблем, такие как проблема личности, свободы, веры, смысла жизни и смерти и др. Кстати, глава о смерти и бессмертии из его книги «О назначении человека» в моем переводе была включена в антологию для студентов.

Василий Ванчугов

А что полезного в творчестве Бердяева могут найти современные китайские философы, Ваши коллеги? Есть ли для них точки соприкосновения, что-то созвучное по тональности, родственное?

Чжан Байчунь

Философы уникальны, нельзя получать их в массовом порядке. В мировой философии только один Сократ, один Платон, Аристотель, Декарт. Эта единственность, уникальность есть суть философии. В философии повторы отвратительны, здесь все должно быть оригинально. Поэтому философствовать надо самостоятельно, а не в унисон. На любой вопрос имеется столько ответов, сколько есть философов. Я думаю, пока ответы не исчерпаны на основной вопрос — что такое философия. И что такое национальная идея? Здесь столько же ответов, сколько философов. И это хорошо, это является гарантией того, что народ не окажется во власти тоталитаризма, единомыслия. И здесь для всех поучителен будет опыт Бердяева, который в своем философствовании намеренно стремится избегать повторений, подражаний кому-либо, отыскивая для себя свою личную философию, дорожа свободой и творчеством. А у наших философов, как я вижу, не хватает духа свободы и творчества, так что им, безусловно, полезно было бы почитать сочинения Николая Александровича, поскольку его работы полны свободного и творческого духа. Бердяев критикует русскую интеллигенцию за нелюбовь к философской истине, за то, что интеллигенты группируются вокруг «своей» правды. И наши философы страдают той же болезнью групповщины, кружковщины. Кроме того, наших коллег привлекает не философия сама по себе, а ее преподавание, философия как профессия, как один из видов работы, заработка на жизнь. А вот для Бердяева философия не профессия, а сама жизнь. Я бы сказал, философия является для него своего рода религией. И в мире будет столько «философских религий», сколько и настоящих мыслителей. Только тогда философы могут играть свою священную роль в обществе, то есть удовлетворять духовную жажду народа.

Василий Ванчугов

Какой из китайских мыслителей прошлого близок к Бердяеву по стилю мышления, манере философствования, по постановке и решению проблем?

Чжан Байчунь

Бердяев безусловно принадлежит к западной философской традиции, которая полностью отличается от восточной, в том числе и китайской. Конечно, и в западной философии есть фигуры, которые ближе к некоторым китайским мыслителям, например досократики. Однако следует особо отметить, что философии в западном понимании у нас нет. Так что с большой натяжкой могу сказать, что ближе всех к Бердяеву Лао-Цзы, который также полон свободного духа.

Василий Ванчугов

А кто из современных китайских мыслителей близок к Бердяеву?

Чжан Байчунь

Не могу сказать твердо ничего по этому поводу.

Василий Ванчугов

Какую из идей нашего мыслителя Вы бы порекомендовали российским философам? И еще — какая из идей Бердяева Вам кажется наиболее востребованной, актуальной для нашего времени?

Чжан Байчунь

Философы должны интересоваться вечными проблемами. И одной из такого рода проблем является проблема личности и идентичности. Она вечна потому, что присутствует в любой национальной философии, и каждый серьезный философ должен размышлять над этим. У Бердяева же, как у философа-персоналиста, по поводу личности и идентичности имеется очень много интересных идей, и они до сих пор чрезвычайно актуальны. Задача современной русской философии заключается в продолжении этого поиска на фоне глобального кризиса личности и идентичности.

Василий Ванчугов

Следующий вопрос также связан с актуализацией прошлого, востребованностью философии на практике, в частности, ее «полезностью» для общественной жизни, пригодностью в системе управления — что полезного в творчестве Бердяева могут найти китайские политики?

Чжан Байчунь

Поиск национальной идеи является одной из центральных тем русской религиозной философии. Каждый великий народ имеет свою неповторимую идею и миссию, он должен верить в эту идею, выполнить возложенную на него миссию. Этой темой серьезно занимался и Николай Александрович. Он всю жизнь искал и угадывал эту идею. Вслед за Соловьевым, он понимает русскую идею не националистически, наоборот, он критикует национализм и эгоизм в понимании «русской идеи». Чем может быть полезна национальная идея политикам? Прежде всего отмечу, что она не идеология, а ориентир в национальной жизни. Без идеологии народ может жить, а без духовного ориентира — нет, и именно его определяют философы. Место и путь развития народа зависит от собственной национальной идеи. В отличие сиюминутной политической идеологии, национальная идея вечна. Слава Богу, эпоха политической идеологии в большинстве цивилизованных странах уже ушла в прошлое. В своей повседневности политики следуют своим принципам, но у них ведь есть еще и другая жизнь. И это жизнь духовная, где действуют иные, отличные от политической жизни, законы, и законодателями в духовной сфере являются философы. Именно они оказываются советниками, консультантами для политиков, только в духовном смысле. От философа политики получают мудрый совет, одухотворение. Мы знаем много примеров в мировой истории, когда народы шли ложным путем, ведущим в тупик, доводя до края пропасти. И у Бердяева есть масса интересных идей, полезных и интересных для наших политиков.

Василий Ванчугов

А какую из бердяевских идей Вы рекомендовали бы нашим политикам?

Чжан Байчунь

По поводу места вашей страны в мире у Бердяева есть одна идея, согласно которой Россия не совсем Запад, и не совсем Восток, а скорее Восток-Запад. Географически это так и есть. И это место положения для вас уникально. Отсюда роль и функция России в мировом сообществе. И именно на Востоке Россия всегда обретет свое истинное лицо, если можно так сказать. Я бы рекомендовал вашим философам тоже подумать над этим. По крайней мере, у меня есть друзья и коллеги из России, которые в последние годы обращают большое внимание на Китай, часто бывают здесь, принимают участие в научных конференциях, выступают с лекциями, главным образом у меня, в Пекинском педагогическом университете. Философские мысли и идеи российских философов нашли у китайцев живой отклик и творческое восприятие, и в итоге у нас сложились очень тесные и добрые отношения. По моим предположениям, основанным на долгом опыте, китайским философам легче усваивать русскую, а не западную философию. И мой совет тем, кто хочет усвоить западную философию — читайте больше российских мыслителей! Также я уверен, что и российские философы найдут вдохновение в китайской мысли. Россия и Китай — две великие страны, диалог между этими великими культурами будет плодотворным и даст всему миру новый стимул для развития культуры.

Отвечает

Китайский историк русской философии

Спрашивает

Историк философии, профессор философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Похожие материалы

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...