Шутка-переделка старого анекдота, прозвучавшая в Иркутске 28 сентября. Граждане, вы таки будете смеяться, но в Иркутской области опять новый губернатор.

Пятый за десять лет. Более того, если считать с очень-очень коротким правлением врио губернатора Сокола (это фамилия, а не кличка), которого на протяжении всего этого короткого правления (оно продлилось две недели в 2009 году) рассматривали как почти гарантированного губернатора, то шестой. По показателям губернаторской чехарды область и без того удерживала первое место среди российских регионов. В уходящем сентябре эксклюзивность области усилилась тем обстоятельством, что в ней выборы впервые в России после 2005 года прошли в два тура. И область стала единственным регионом в стране, в котором губернатор от действующей власти проиграл губернатору от оппозиции. Во втором туре голосования, который состоялся 27 сентября, кандидат от КПРФ, депутат Государственной Думы Сергей Левченко опередил своего соперника Сергея Ерощенко, не состоявшего в «Единой России» формально, но выдвинутого ею, на 15 процентов. Более того, сделал это при приличной по нашим временам явке – 37 процентов избирателей. Еще более того, нанес ему просто разгромное поражение в областном центре.

Не посвященным в тонкости иркутской региональной политики может показаться, что Сергей Левченко победил в регионе, в котором сильны коммунистические настроения, что новый губернатор был в регионе популярным политиком-коммунистом, или, например, что местное отделение КПРФ состоит из людей, способных своей известностью, авторитетностью и харизмой взорвать  коммунистической искрой пороховую бочку электорального возмущения.

Ничего подобного. Парадоксальной особенностью произошедшего является то, что действительно триумфальный успех представителя марксистской партии адекватно объясняется методиками элементарного марксистского анализа, призванного, как мы помним, выявлять в любых проявлениях буржуазной политической жизни интересы буржуазного правящего класса.

На языке менее архаичном это называется расколом элиты, конфликтом элитных группировок, конфликтом бизнеса и власти. Еще в прошлом году случилось опрометчивое наступление губернатора Ерощенко на интересы ряда крупных и очень влиятельных в области, особенно в областном центре, строительных кампаний. Наступление осуществлялось им то ли в интересах «общего блага» (это версия губернаторской стороны), то ли в интересах подконтрольных ему бизнес-структур (версия стороны тех, кого в Иркутске называли «строительной оппозицией»). Проявленная недоговороспособность сторон вкупе с недооценкой соперников, масштаба их финансовых, организационных, медийных и, что немаловажно, персональных волевых ресурсов, привели к пусть и не совсем позорному, но поражению на выборах Сергея Ерощенко. 

  
Надо отдать должное бизнес-оппозиционерам – они не сдались, когда их изначальная стратегия создания неблагоприятной информационной среды вокруг губернатора в федеральных СМИ (от «Российской газеты» до «Эха Москвы») с целью спровоцировать Путина (через Администрацию Президента) на кадровую замену руководителя Иркутской области, не увенчалась успехом. Не сдались они и тогда, когда Путин формально поддержал Ерощенко в его выходе на досрочные выборы. Абсолютным большинством наблюдателей это было воспринято как окончательная победа Ерощенко над соперниками. Победа на выборах Ерощенко, который до начала какой-либо кампании имел устойчивый рейтинг в 60-65 процентов, с последующим окончательным искоренением неугодных бизнесменов – казались сугубо техническими задачами.

Однако можно сказать, что бизнесмены-строители проявили настоящий сибирский характер. В конце концов, им было, что терять. Они серьезно вложились в кампанию кандидата от КПРФ, которому, кстати, сама губернаторская сторона помогла преодолеть муниципальный фильтр для того, чтобы получить более или менее статусного соперника на выборах. Против Ерощенко была развязана настоящая информационная война, которую врио губернатора проиграл в первую очередь потому, что не стал в ней участвовать. Привлеченные политические технологи выстроили ему «убаюкивающую» кампанию с образом «отца региона», занятого рутинной управленческой работой, не отвлекающегося на пиар и не замечающего соперников. Такая кампания неспешно развивалась в течении двух месяцев. Ерощенко практически не отвечал на информационные выпады, быстро превращавшие его в глазах населения в коррупционное чудовище, озабоченное исключительно содержимым собственных карманов, игнорирующего даже стихийные бедствия. Этим невероятно засушливым для Сибири летом в области произошли очень серьезные лесные пожары, тень  вины за которые тоже мастерски была брошена на Ерощенко.

Интересно, что основным каналом информационного инфицирования населения  стали бумажные газеты,  в гигантских масштабах раздаваемые гражданам на улицах крупных городов (население которых в конечном итоге и утопило Ерощенко на выборах). Разумеется, все это получало соответствующую поддержку в интернете. Однако провал Ерощенко можно представить как абсолютную победу олдскульных (то есть, бумажных) СМИ над его величеством телевидением. Все-таки ситуация, в которой гражданин, хотя бы из вежливости взявший в руки газету, и пробежавший взглядом по заголовкам, оказывается гораздо более эффективной для достижения агитационных задач, нежели телевидение, когда каждый может переключить канал, или интернет, когда требуются все-таки самостоятельные усилия для выхода на информационные источники. Можно сказать, что выборная кампания в городах Иркутской области вернула честь и достоинство бумажной прессе, правда, только в бесплатно-раздаточном ее варианте.

В результате область показала просто образцовое протестное голосование. Фигура безобидного Левченко, грамотно маскировавшая теневое участие бизнес-групп, вообще не подвергалась какой-либо содержательной накачке. По сути люди голосовали за условного кандидата анти-Ерощенко, выступавшего на выборах под псевдонимом Сергей Левченко. Лично мне так и не довелось встретить ни одного мотивированного избирателя кандидата Левченко, который смог бы внятно ответить на вопрос, чем собственно займется его кандидат, если займет губернаторское кресло. Более того, в Иркутской области можно было услышать совершенно откровенное: «Да мне плевать на Левченко, мне главное против Ерощенко проголосовать».  С таким настроением область решительно «покраснела» в первом туре голосования, в котором Ерощенко не хватило для победы полупроцента, а уже во втором, ощутив возможность свержения ненавистной власти, «затянула красные пояса», отдав преимущество более чем в сто тысяч голосов кандидату-коммунисту. Большинство граждан, разумеется, не поняли, что стали электоральными заложниками пошлейшей бизнес-разборки, подарив, впрочем, интереснейший материал для целого ряда достаточно свежих политологических обобщений.

Выборы в Иркутске опровергли минимум пять тезисов, которые вполне консенсусно разделялись политологами и политтехнологами в последние 10-15 лет. Перечислю их.

1. Выборы нельзя выиграть одними «деструктивными технологиями» (так политкорректно профессиональные мастера электорального искусства именуют то, что в народе называется «черным пиаром»). Избирателям обязательно надобно предлагать позитивную повестку и содержательных политиков.

Ничего подобного — выборы могут быть выиграны однонаправленной, концентрированной чернухой.

2. Нестабильность властной вертикали пугает людей, они желают стабильности и предсказуемости, готовы из двух зол выбирать то, которое им больше знакомо.

Не пугает! Не желают! Не выбирают! Граждане могут привыкнуть к хронической нестабильности. Перестать видеть в ней что-либо страшное. Как перестали жители Иркутской области бояться губернаторской чехарды, которая достигла воистину карикатурных масштабов.

3. В споре политических технологий и административного ресурса больше преимуществ у административного ресурса.

Преимуществ, может, и больше, но политические технологии могут победить административный ресурс.

4. Бизнес в Путинской России слабее власти, слушается во всем власть, ибо зависит от нее.

Нет. Бизнес может оказаться сильнее власти. Не исключено, что пример иркутских бизнесменов, один из которых, кстати, судя по всему станет председателем регионального правительства, которое сформирует коммунист Левченко, станет по сути вторым лицом в области, окажется интересным для бизнес-групп в других регионах, которые желали бы замахнуться на своих губернаторов, но до сих пор не решались сделать это.

5. Граждане равнодушны к внутриэлитным разборкам, воспринимают их по принципу «не наша война» и «паны дерутся — у холопов чубы трещат».

И это не так. Граждане вполне могут быть втянуты во внутриэлитные разборки и использованы там по полной программе.

Выборы закончились. Коммунист Левченко победил. Строительный бизнес нивелировал риски, созданные губернаторством Ерощенко. Область, вероятно, потеряла лучшего губернатора в своей новейшей истории — это мое субъективное мнение (я воздерживался от оценок бывшего губернатора ради того, чтобы написать эти несколько слов в самом конце). Теперь всем есть о чем поразмыслить.

Политолог, доцент исторического факультета Иркутского государственного университета

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...