Лето 2018 года подарило нам два теста на наличие консерваторов как самостоятельной силы в российской политике: арест главы Серпуховского района Московской области Александра Шестуна и пенсионная афера.

Общественные движения формируются вокруг актуальной повестки. Что не исключает сколь угодно глубоких историко-философских изысканий, но в дополнение к тому, что сегодня волнует людей, а не вместо этого. Рабочие и крестьяне в разных странах когда-то массово пошли за социалистами не потому, что читали Маркса, Прудона или Кропоткина, а потому что в конфликтных ситуациях социалисты были, как правило, на  стороне тех, кто много и тяжело работал за небольшие деньги.

Что такое консерватизм, опять же, в простом бытовом восприятии? Негативный образ мы трогать не будем, оппоненты его и так достаточно активно эксплуатируют.  А в положительном варианте –  это защита нормальной человеческой жизни в её реально сложившихся формах. От чего? От ничем не обоснованных (х)реноваций, за которыми стоит корыстный интерес или (и) идеологическое доктринёрство. «Борьба жизни с чёрт знает чем» (Б. Гребенщиков). В разные эпохи чёрт знает что (разрушительное доктринёрство) имело разные источники, сейчас оно чаще всего связано с глобализацией. Причем не только во Франции или на Украине, но и у нас. Козырный довод, который неукоснительно выдаёт начальство самых разных отраслей – ссылки на «мировой опыт», воспроизводящие в памяти ту самую сцену из «Двенадцати стульев», где Остап объяснял Эллочке Людоедке, почему чай надо разливать через ситечко. Потому что так делают «в Европе и в лучших домах Филадельфии». «Если надо причину, то это причина».

Возьмем повышение пенсионного возраста. Единственный реальный аргумент «за»: «в Евросоюзе повышают» (всё остальное либо не имеет отношения к теме, либо просто враньё). С той же стороны накануне нового учебного года надвигается на несчастную школу очередная волна «универсальных компетенций» и переформатирования отчётности то ли на 12 баллов, то ли сразу на 38 (в попугаях). Про столичную «агломерацию», в которую упорно закачивают материальные и человеческие ресурсы со всей страны (и ближнего зарубежья) мы уже неоднократно писали. Внятных объяснений, зачем это нужно, от наших чиновников не поступало, но зарубежные идеологи глобализации прекрасно знают ответ: нужен «комфортный» инкубатор для разведения  «креативного класса», не обременённого ни полезной профессией, ни привязанностью к какому–либо конкретному Отечеству.

Фронт противостояния проходит не по государственным границам, но через каждую страну, часто через семью, иногда даже через сознание отдельного человека, в котором могут патологически сосуществовать Христос с «потребительским кредитом» или Карл Маркс с «суррогатным материнством». Интересный пример такой расколотой личности демонстрирует, на мой взгляд, президент Дональд Трамп.

Причем самоопределяется каждый из нас не в эфирном пространстве, где витают «измы», а на бренной земле при решении конкретных проблем, как правило, вообще не политических, а сугубо бытовых. Не нужно изучать Ричарда Флориду и Жака Аттали, чтобы адекватно оценить очередной многоэтажный термитник там, где ещё недавно среди цветов порхали бабочки. Или мусорный «полигон», воняющий на всю округу. При встрече с подобным в любом нормальном человеке автоматически включается простой естественный консерватизм.

Выборный (уже в третий раз) глава Серпуховского района Московской области Александр Шестун был лояльным гражданином и стопроцентным патриотом. Даже в «Единой России» состоял. Всё это рухнуло, когда он выразил принципиальное несогласие с тем, чтобы в Серпуховской район завозили чужие (в основном столичные) отходы, и местные дети дышали их испарениями.

В апреле Шестун обратился к Владимиру Путину с жалобой на высокопоставленных лиц, областных и федеральных, приложив аудиозаписи, в которых ему поставили условия: «не поддерживать требования жителей Серпуховского района о закрытии свалки «Лесная» и не выдвигать свою кандидатуру на выборах 9 сентября 2018 года», а в случае неисполнения угрожали тюрьмой. «Ты будешь арестован, а семья пойдет по миру». 13 июня несговорчивого районного руководителя действительно арестовали. Чисто случайное совпадение, правда? На самом-то деле 40 автоматчиков были задействованы только для того, чтобы перепроверить законность выделения каких-то земельных участков много лет назад. Это версия следствия. Все желающие могут в неё радостно верить.

А «свалка, закрытая по суду, снова заработала, как только Шестун оказался в СИЗО».

В этом контексте (географическом и геополитическом) Александр Вячеславович – едва ли не идеальная фигура, вокруг которой могли бы объединиться консервативные силы российского общества. Он выступил на защиту той самой нормальной жизни, с которой мы начинали разговор.

Однако основную поддержку арестованный и его семья (жена и четверо детей) получили совсем с другой стороны. Дело оперативно и объективно освещали СМИ того лагеря, который у нас неправильно называют либеральным (свободы там не больше, чем в НТС труда).

Радио «Свобода», «Медуза», «Новая газета», «Дождь», «Эхо Москвы».

Если подходить сугубо теоретически, кампания выглядит парадоксально и даже неестественно. Алексей Навальный не зря напоминает однопартийцам, что Шестун  не из их тусовки.  Но у практической политики свои законы. Любую конфликтную ситуацию можно (и нужно) использовать в своих интересах (на сайте «Новой газеты» опальный серпуховской глава соседствует с Сенцовым, как будто это одно и то же, оба жертвы режима). И с народными героями грамотный политик должен работать. Если срослось в Екатеринбурге (с Евгением Ройзманом) – может быть, получится и в Серпухове? Всё это не в упрёк. Наоборот. Молодцы, хорошо выполняют партийный долг. Смело, энергично, организованно.

А с другой-то стороны – что?

Достойно повёл себя канал «Царьград». Зато какие-то, прости господи, «православные казаки», наоборот, подтявкнули помоечникам. В основных же СМИ, которые привычно ассоциируются с консерватизмом – гробовое молчание. Набираешь в поиске фамилию и находишь архивные благодарности Шестуну за то, что он, пока был при власти, помогал хранить и развивать традиционную культуру. Лишился власти – сразу стал не интересен.

И это – общественное движение? Перспектива для страны?

Не хотелось предпринимать экскурсов в прошлое, чтобы не дать повода для забалтывания темы историософами – любителями. Но все-таки придется отметить очевидный факт: дважды за ХХ столетие российское государство губила его собственная бюрократия. А люди, называвшиеся тогда консерваторами, оказывались полными политическими банкротами, поскольку не могли (не умели, не желали) отделить Отечество от Превосходительства.

Согласен с публикацией Натальи Холмогоровой в севастопольском «Форпосте»: нужна нормальная патриотическая оппозиция.

Это не экстремизм и даже не призыв к отказу от диалога с властями, избави Бог. Нормальный человек должен быть доброжелателен к любому собеседнику:  министру, полицейскому, дворнику. Но для конструктивного диалога необходимы, во-первых, две стороны, готовые общаться не в жанре политтехнологии, тем более, ордера на арест. Во-вторых, нужна тема. Что, собственно, обсуждаем? В чем может состоять разумный компромисс?

— Сколько будет 2 х 2? Восемнадцать. Не согласны? Хорошо, идем на уступки, 16 с половиной…

Чей Крым, киевский или брюссельский?  Не стоит перед нами такого вопроса. Мы знаем, чей он на самом деле, и нет оснований для пересмотра очевидного.

Повышать ли пенсионный возраст до 65 или до 67 лет? Желающие могут обсудить это с фрау Меркель в ее бундестаге (или даже в бундесрате). В России такой проблемы нет. Наша проблема — какие дырки в казне заткнуть, чтобы хватило и на пенсии, и на медицину (поясняю для непонятливых: речь не об обороне и безопасности, а о щедром финансировании того, что никому не нужно или просто вредно, см. выше).

Сколько еще миллионов людей запихнуть в столицу из провинции – 20 или все 25? Ответ. С «синдромом головастика»  пора кончать, а мощности строительной индустрии переориентировать на те регионы, которые действительно нуждаются в развитии и в приросте населения.

Резюме. Трудно представить себе диалог, тем более конструктивное сотрудничество с органчиком, который знает только два мотива:  «в лучших домах Филадельфии» и  «начальство велело», причем значительную часть его конструкции составляет огромный карман, как у пылесоса, а сбоку ещё грабки, как у снегоуборочной машины. Догадайтесь для чего.

Надо отстранять от власти явно неудачную модель биоробота «глобализация а ля рюсс». Пока не поздно.

Есть и конкретное дело на ближайший месяц. Поскольку Александру Шестуну (арестованному, но не осуждённому) поперек всех правовых норм так и не позволили оформить документы для участия 9 сентября в новых выборах главы района,  знамя подхватила его жена Юлия:

Теперь я могу начать предвыборную кампанию. Цели моего выдвижения, думаю, известны: я намереваюсь продолжить политику моего мужа, направленную на сохранение Серпуховского района, то есть за сохранение льгот для жителей села, сохранение малокомплектных школ, продолжение полноценного финансирования культуры и спорта, борьба за закрытие полигона ТБО «Лесная».

По-моему, каждый, кто считает себя консерватором и патриотом, должен поддержать Юлию Шестун. Не только потому, что она красивая и смелая (хотя и это немаловажно на фоне пустоглазых оптимизоидов, голосующих по команде), но прежде всего потому, что по всем пунктам она права.

Наш проект осуществляется на общественных началах. Вы можете помочь проекту: https://politconservatism.ru/podderzhat-proekt

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Местное самоуправление прекратило развиваться и сейчас задавлено бюрократизмом и отсутствием...

История Законодательного собрания Севастополя – это не столько история о любви к народовластию как...

В тексте Бердяева отчасти «сбывалось» пророчество В. Ф. Одоевского, в фантастическом романе...