Русская Idea публикует интервью с лидером партии «Третья Сербия» Мирославом Паровичем. «Третья Сербия» — это новая политическая сила Сербии, относящая себя к правой, консервативной части политического спектра. Партия базируется в Нови-Саде – административном центре Воеводины, автономного края Сербии. Наш корреспондент побеседовал с Мирославом о том, какие настроения доминируют в Сербии, каким образом ее политическая элита стремится избавиться от пророссийских симпатий собственного населения и какие существуют угрозы территориальной целостности и политической стабильности этой страны, исторически связанной с Россией сильными узами. В ходе беседы оказалось, что Воеводина (автономный край, обладающий такими же правами в составе Сербии, как некогда Косово) подвергается идеологическому воздействию определенного рода. Этнические разногласия в отличие от Косово здесь не сильны, зато популяризируется доктрина ЕС о Европе регионов, что, очевидно, имеет целью легитимировать возможное отделение Воеводины от Сербии – как образцового европейского региона.

 

Любовь Ульянова

Уважаемый Мирослав, расскажите, пожалуйста, о вашей партии: когда она была создана, каковы ее программные цели, как возникло название партии?

Мирослав Парович

«Третья Сербия» — самая молодая партия Сербии, причем в двух смыслах. Она была основана меньше двух лет назад. Руководители нашей партии – самые молодые политики Сербии, конкретно перед Вами – самый молодой политический лидер в Сербии. Наша партия придерживается патриотической ориентации. Мы сторонники консервативной идеологии, опираемся на традиции нашего народа и в целом принадлежим к новой волне европейских правых партий. Это политическое направление выступает за возвращение концепции государственного суверенитета. Мы считаем, что только суверенные и независимые государства способны обеспечить своему народу безопасность и благосостояние. Таким образом, эта концепция противоположна концепции Европейского Союза. Конечно, наша партия выступает за самые тесные связи с Россией — с одной стороны, из-за исторических связей, объединяющих наших два народа, с другой — потому что Сербия в определенном смысле может стать мостом между Востоком и Западом. Название нашей партии символизирует, в первую очередь, то политическое направление, за которое мы выступаем — это так называемый третий политический путь. Другая причина выбора названия заключается в том, что наша партия ставит своей целью сильное и независимое сербское государство. До настоящего времени сербы только дважды в истории имели такое независимое государство: первый раз – в Средние века, во время правления династии Неманичей, второй раз – в XIX веке, в эпоху сербских восстаний. Сейчас в XXI веке мы должны в третий раз создать свое независимое государство. Мы видим в этом главную задачу нашего поколения.

Любовь Ульянова

Кто является целевой аудиторией Вашей партии?

Мирослав Парович

Мы ориентируемся на весь политический электорат Сербии. Наша программа направлена на широкие круги населения, на широкий политический рынок. При этом наше сравнительное преимущество состоит в том, что мы – новые люди на политической сцене Сербии. Более 25 лет на этой сцене не появлялись новые лица, фактически одни и те же политики правят все эти годы. За это время сменились партии, идеологии, политические ориентиры. Народ устал от таких декораций и требует чего-то нового. Мы предлагаем новых людей и другую политическую идеологию.

Любовь Ульянова

Какие цели Вы ставите перед собой в качестве лидера партии, каковы политические перспективы Вашей партии в Сербии?

Мирослав Парович

По данным основных социологических агентств и экспертов Сербии, в ближайшем будущем наша партия имеет наибольший потенциал для развития, если говорить о партийных целях – вхождение в парламент Республики Сербии и местные парламенты. Мы хотим взять ответственность за власть в стране на всех уровнях управления. И параллельно с этим мы работаем над обновлением программы, обучением кадров, рекрутированием образованных молодых людей. И, конечно, работаем над тем, чтобы нас поддержали люди старшего поколения. Поэтому наша партия сегодня – это сплав молодости, которая тянет нас вперед, и людей с опытом, которые советуют, как не допустить ошибок.

Любовь Ульянова

Вы уже принимали участие в выборах?

Мирослав Парович

В прошлом году мы впервые приняли участие в выборах. Конечно, нужно учитывать, что перед выборами мы были организацией, которая существовала всего 6 месяцев. Мы не смогли добиться серьезного результата, но участие в выборах стало хорошей возможностью для продвижения наших идей и нашей программы. Это были выборы референдумного типа – за или против премьера Александра Вучича. Для партии, которая выступает за неприсоединение к Европейскому союзу в его нынешнем виде, пройти в парламент было очень сложно. Факт в том, что ни одна партия такой ориентации не вошла в парламент. Из 250 депутатов сербского парламента ни один не выступает против ЕС. Но 51% населения – против. Это парадокс, но таковы политические реалии Сербии. Между тем, такой парадокс не может сохраняться долго, и мы уверены, что эта ситуация изменится в ближайшие год-два.

Любовь Ульянова

В последнее время Вы предупреждаете о возможности государственного переворота в Сербии на фоне взращивания антироссийских настроений. Означает ли это, что среди сербского населения сохраняется ориентация на западный вектор развития, несмотря на варварские бомбардировки 1999 года?

Мирослав Парович

Сегодня более 70% сербов позитивно относятся к России и менее 50% позитивно настроены по отношению к ЕС. Поэтому доминантную позицию населения можно назвать пророссийской. Но политические элиты Сербии, все политические медиа придерживаются прозападного курса. Как я уже сказал, создана совершенно искусственная ситуация, когда в парламенте Сербии никто не выступает против ЕС. Между тем, проатлантические силы понимают, что эта искусственная ситуация не может держаться бесконечно. Поэтому через дестабилизацию политической сцены в Сербии происходит попытка разделить общество на части. Одно из таких направлений – это антироссийская кампания. Сегодня она направлена на критику деятельности Нефтяной Индустрии Сербии (НИС), которая является дочерней кампанией «Газпром нефти». Эта волна достигла кульминации после приостановки проекта Южный поток. Все прозападно ориентированные силы в один голос утверждали, что Россия в очередной раз предала Сербию: отобрала НИС, не дала возможности участвовать в Южном потоке, не помогла защитить Косово и Метохию. И нам, как людям других политических взглядов, через СМИ было направлено недвусмысленное послание: «Вот ваша Россия — мы же предупреждали, что русские обманут». Эта кампания набирает обороты и способна навредить общественному мнению о России. Финальная цель – уличная дестабилизация в Сербии. В этой ситуации мы пошли на рискованный политический шаг. Мы понимали, что можем защитить стабильность и сербский курс на невведение санкций против России только если нам удастся подключить широкую общественность. В декабре 2014 года наша партия собрала большую пресс-конференцию, где мы в деталях рассказали, как будет реализован сценарий вывода людей на улицу, какие будут использованы лозунги, какие люди будут это организовывать, какая им доступна логистика. Сценарий был разработан организацией CANVAS и Серджой Поповичем — это люди с большим опытом проведения так называемых ненасильственных протестов. Кстати, впервые эти технологии были применены именно в Сербии в 2000 году, и только потом уже в Грузии, на Украине и так далее. Они планировали вывести людей на демонстрации перед зданием кампании Нефтяная Индустрия Сербии, т.е. «Газпром нефти». Ее головной офис находится в городе Нови-Сад, это второй по величине город Сербии и центр северной сербской области Воеводины. Демонстрация должна была пройти под лозунгами национализации Нефтяной Индустрии Сербии. Сам Попович, как он сказал в интервью, хотел бы примерить костюм Робин Гуда, который должен забрать ресурсы у богатых россиян и вернуть бедным сербам. Планировалось, что группы активистов ворвутся в здание, возникла бы угроза частной собственности и физической безопасности людей, что могло привести к дипломатическому скандалу и ухудшению отношений России и Сербии. Продолжением этих событий стали бы более массовые митинги уже с лозунгами социального, экономического и политического характера. По украинскому сценарию перед камерами на улицах были бы провозглашены новые лидеры. Главная цель Запада – создать зону, разделяющую Европу и Россию. Сербия и Венгрия представляют основные точки соприкосновения России и Центральной Европы. Поэтому похожий сценарий готовится для Венгрии, для режима Виктора Орбана.

Любовь Ульянова

Известно, что венгры Воеводины в 2008 году выступили против заключения контракта с Газпромом. Какую роль в эскалации конфликтов в Сербии может сыграть межнациональный фактор?

Мирослав Парович

Что касается межэтнических проблем, то в Воеводине они выражены слабо. Здесь проживает более 70% сербов, что сдерживает любой конфликт. Проблемы Воеводины носят иной характер. Еще во времена Тито эта область воспринималась в определенной мере как отдельная экономическая система внутри Сербии. Власти Воеводины, Косово и Метохии имели больше полномочий в сравнении с другими регионами. Запад использовал это положение. В Косово и Метохии был организован межэтнический конфликт, албанцы потребовали свое государство. К сожалению, у них было большинство – хотя это большинство, искусственно созданное после Второй мировой войны. В Воеводине иная ситуация. Однако сегодня налицо стремление местных властей представлять Воеводину своего рода еврорегионом. Они руководствуются доктриной Европейского Союза о Европе регионов, согласно которой отдельные регионы древнее и в культурном отношении даже важнее государств. В конечном счете, есть стремление сделать Воеводину таким образцовым европейским регионом и интегрировать в ЕС без остальной Сербии. В этом большая опасность. Мы видим попытки вызвать искусственное противостояние между севером и югом страны и искусственно разделить страну на северную – прозападную и южную – пророссийскую. Как в Украине — Запад и Восток.

Любовь Ульянова

Кто высказывает эти идеи?

Мирослав Парович

Активные политические силы, которые действуют в Воеводине. Они добиваются того, чтобы Воеводина получила статус республики. Лига социал-демократов Воеводины, Партия Воеводины — это в основном региональные партии. Их главная задача – консолидировать вокруг себя какое-то количество сербов, которые будут выступать за отделение Воеводины. Конечная цель – заполучить поддержку части сербского населения и с помощью национальных меньшинств начать разговор об отделении. Конечно, они могут рассчитывать на выраженную поддержку Запада. К счастью, эта программа пока не находит поддержки у избирателей. Между тем, сторонники этой концепции обладают значительной властью, т.к. их люди при поддержке западных институтов очень сильно представлены в коридорах власти.

Любовь Ульянова

Какие западные игроки наиболее активны в Сербии? Какую роль играет, например, Германия?

Мирослав Парович

Запад имеет очень серьезное влияние в Сербии. Особенно сильно немецкое влияние выражено в Воеводине. Немецкая геостратегия рассматривает Воеводину как составную часть германского мира, имея в виду, что она когда-то находилась в составе Австро-Венгрии. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов Великобританию, которая присутствует на Балканских просторах более 200 лет. Турецкая доктрина новой политики Эрдогана и Давутоглу предполагает усиление влияния Турции в бывших границах Османской империи. Влияние России и США подразумевается.

Любовь Ульянова

В ходе Вашего декабрьского визита в Россию Вы побывали в Крыму, Севастополе. С кем Вам удалось пообщаться, о чем шла речь на этих встречах?

Мирослав Парович

В декабре 2014 года мы провели в Москве встречу с господином Мурадовым и по его рекомендации посетили Крым и Севастополь. В Крыму нас приняли на высшем уровне, я провел встречи с вице-премьером Крыма, министром экономики, вице-губернатором Севастополя. Наша главная цель состояла в том, чтобы выразить крымчанам политическую поддержку со стороны Третьей Сербии. Мы считаем, что народ Крыма имел демократическое и историческое право вернуться в состав России. С другой стороны, мы бы хотели поддержать народ Крыма в условиях санкций. В 1990-х годах сербы жили под санкциями, мы прекрасно понимаем их тяжесть. Во время переговоров с членами крымского правительства я высказал предложение, что представители нашей партии могут стать своего рода экономическими послами Крыма. Мы можем найти в Сербии и других странах Европы компании, которые готовы работать в Крыму. Так мы может немного помочь Крыму в этой тяжелой ситуации. Сейчас этот процесс только начался и идет медленно, но в Сербии уже есть выраженный интерес к сотрудничеству с Крымом. Я уверен, что в ближайшее время такое сотрудничество начнется, в первую очередь, по линии экспорта сербского продовольствия в Крым. Вторая ближайшая перспектива — это интерес строительных кампаний к Крыму, инвестициям в новую инфраструктуру полуострова.

Любовь Ульянова

Каково отношение разных политических сил Сербии к присоединению Крыма к России и к политике России на Украине?

Мирослав Парович

Прозападные партии – а их подавляющее большинство — соглашаются с мнением западных государств, признают Украину в ее границах. Однако они стараются не акцентировать на этом внимание. А политические силы, которые ориентированы на близкие отношения с Россией, поддержали возвращение Крыма в состав России. Но я думаю, главное, все же – это мнение народа: более 80% сербов считают, что Крым — это Россия. У нас в стране сострадают ситуации на Востоке Украины, поддерживают ополченцев Новоросии. Мы знаем почти все города на востоке Украины, где ведется война, и поддерживаем оправданные усилия пророссийских сил, которые защищают свою землю от неонацистов. Опять-таки, у нас в Сербии есть горький опыт борьбы с хорватским неонацизмом, даже сегодня они продолжают нападать на сербов. А в 1990-х годах они совершили одно из самых больших преступлений XX века, когда несколько сот тысяч сербов были изгнаны из Хорватии. Мы боимся, что такой сценарий готовят для Востока Украины. В Хорватии неонацисты сохраняли традиции усташей времен Второй мировой войны, так же и в Украине бандеровцы сохраняют традиции Второй мировой войны. Хорватия в 1990-е годы имела поддержку Запада, также Украина теперь имеет поддержку Запада. Картина очень схожая. Все, что произошло на Украине, что происходит сегодня с Россией – все это происходило и с Сербией, и мы прекрасно понимаем, что конечная цель – ослабление и дезинтеграция государства. Поэтому мы всецело вас поддерживаем и надеемся, что Россия окажется сильнее.

Лидер партии «Третья Сербия».

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...