Любовь Ульянова

Прием беженцев нашей страной – это проявление солидарности с Русским миром? Можно ли говорить о том, что прием беженцев является главной формой солидарности?

Денисова Галина

Я думаю, что прием беженцев Россией – проявление не столько этнической солидарности – солидарности россиян с Русским миром, сколько один из ведущих компонентов русской культурной матрицы (синоним – культурного кода русских). Легко вспоминаются ситуации, когда принимались беженцы иной этнической принадлежности – будь то армяне или турки-месхетинцы, например. Оказать помощь, принимая беженцев (от военных действий или от экологических катастроф) на территории своей страны, или предоставляя различные виды помощи населению других стран на их территории (вспомним действия МЧС России за границами нашей Родины, или действия миротворцев) – естественное проявление политики России на международном уровне. Отличие сегодняшней ситуации с приемом беженцев из юго-восточных территорий Украины в том, что значительная часть населения пограничных территорий в России и в Украине связаны между собой естественными узами родства. Речь идет не об абстрактной метафоре «народы-братья», а о реальных семейных связях людей, разделенных современной не условной границей России и Украины. В особенности это касается связей населения Ростовской области (РФ) и населения Донецкой и Луганской областей Украины. Следует помнить, что до формирования административных границ начального советского периода истории, эти территории входили в Область Всевеликого Войска Донского. В период советской индустриализации сформировался территориально-экономический район – Донбасс, который задал иные условные границы этих территорий и также способствовал активным связям населения этих территорий. Имея в виду этот культурно-исторический контекст, можно говорить о том, что по отношению к беженцам из этих регионов Украины проявляется не столько солидарность как качество публичной жизни, сколько естественная отзывчивость как качество частной жизни людей. Если говорить об отношении к беженцам в целом, то мне кажется, более корректным рассматривать его не как «форму солидарности», а как индикатор культурного кода. Социальное и культурное хотя и являются сторонами одного процесса, тем не менее, различаются. Культура выступает в качестве ценностей, установок, верований и убеждений, определяющих деятельность людей. Сфера социального – это совокупность отношений между людьми, которые в значительной мере регулируются государственными институтами. Прием беженцев – бесспорно, форма проявления социальных отношений, но в том, как осуществляется этот прием – готовность жителей предоставить свой дом беженцам, разделить с ними свой скромный бюджет и не полагаться только на то, что это функция государственных институтов – в этом проявляются уже установки, порожденные культурой. Но здесь я хотела бы предупредить от смешивания проблемы отношения к беженцам (стрессовой и вынужденной иммиграции) и отношения к трудовым иммигрантам (не стрессовой иммиграции). Открытость к беженцам не означает столь же однозначную открытость к трудовым мигрантам.

Любовь Ульянова

Как происходит адаптация беженцев на территории России? Где они принимаются, как они размещаются, сколько их уже на территории России? Как осуществляется предоставление жилья?

Денисова Галина

Адаптация понимается как практики приспособления к новым условиям жизни. Под адаптацией беженцев можно понимать те практики жизнеобеспечения, которые ими используются на новом месте. Они производны от условий, которые предоставляет принимающая сторона и краткосрочны, т.к. статус беженца имеет временной интервал. В контексте этого понимания можно рассматривать адаптацию беженцев из Украины. По оценкам УФМС, ежедневно в июне месяце в Ростовскую область прибывало от 6 до 10 тысяч беженцев. Наплыв беженцев вызвал решение губернатора Василия Голубева с 4 июня ввести режим ЧС в приграничных с Украиной территориях Ростовской области (в 15 муниципалитетах). В настоящее время в Ростовской области активно функционируют лагеря беженцев. Организация их обустройства в Администрации области возложена на Сергея Бондарева. По его словам, на конец июня на территории Ростовской области проживает более 20 тысяч беженцев. Эти данные подтвердил губернатор в эфире 1 канала ВГТРК 2 июля в передаче «Политика» (22.00). Он заявил, что за июнь месяц УФМС по Ростовской области зафиксирована разница числа между прибывшими на таможенные посты России и Украины в Ростовской области и выбывших с них. Эта разница составила 170 тысяч человек – именно это число людей въехали в Россию и остаются на ее территории. Из них на территории Ростовской области в настоящее время пребывает 20700 человек. Только около 5 тысяч из них проживают в лагерях беженцев, остальные приняты местным населением, размещаются в их частных домах и квартирах. Прием беженцев включает несколько вариантов: размещение в палаточных лагерях при переходе границы (например, в пункте Гуково-Новошахтинск); а также в более долговременных стационарных лагерях, развернутых на территориях пансионатов. Здесь беженцам предоставлены достаточно комфортные условия – комнаты с санузлами, включая душевые; трехразовое питание в стационарных столовых, общие холодильники; детские площадки, на которых, обычно, с детьми работают вожатые. В частности, на территории Неклиновского района (находится в непосредственной близости с Таганрогским и Вознесенским таможенными пунктами) действуют 3 стационарных лагеря: на базе лагеря «Пионер» (190 человек), на территории базы отдыха «Металлург» (230 человек), на базе отдыха «Дмитриадовский» (560 человек). В основном здесь размещают женщин и детей. Все прибывшие проходят медицинский контроль и при необходимости получают медицинскую помощь (или медицинское сопровождение, как например, при беременности). Значительная часть беженцев размещается в частных помещениях (в комнатах домов и квартир), которые предоставляют жители Ростовской области. Таких в Неклиновском районе около 500 человек. Размещение беженцев у жителей городов и сел осуществляется через районные администрации, которые выступают гарантом защиты обеих сторон – беженцев и местных жителей, выразивших готовность оказать помощь незнакомым людям. С конца июня МЧС России организовал «воздушные мосты» по вывозу беженцев в более отдаленные регионы России. Ростовское отделение МЧС перевозит часть беженцев в 4 соседних региона – Краснодарский край, Волгоградскую область, Адыгею, Ставропольский край. Беженцы могут выбрать также переезд в Новгородскую, Пензенскую, Ленинградскую области, республики Дагестан, Мордовию, Якутию. Еще при переходе границы беженцы могут познакомится с информацией о возможных местах трудоустройства. Управление занятости тесно сотрудничает с миграционной службой Ростовской области по вопросу трудоустройства беженцев, часто трудоустройство включает и решение жилищного вопроса. В стационарных лагерях постоянно работают представители УФМС, которые помогают оформить документы на временное проживание, а также представители службы занятости. Вместе с тем, большое количество вакансий (преимущественно неквалифицированного сельского труда) остается не востребованными. Возможно, это связано со стрессовым состоянием беженцев, занятостью многими из них заботой о малолетних детях, ожиданием возвращения домой. Организация приема беженцев предполагает их постепенный переход из палаточных лагерей в стационарные лагеря, где они могут находиться более длительное время, пока сами не определятся с выбором переезда на другую территорию или трудоустройства и перехода в другие жилищные условия. Однако большинство беженцев, оказавшихся в стационарных лагерях, стремятся остаться здесь, ожидая возвращения домой. Непосредственная близость лагерей к территории их родного дома позволяет надеяться на периодические краткосрочные встречи с близкими (мужьями, сыновьями). В этом контексте административные органы Ростовской области сегодня рассматривают проблему обустройства беженцев, находящихся в лагерях, в перспективе зимнего времени (ряд пансионатов функционируют только как сезонные, летние). Следует отметить также, что помимо размещения, беженцам оказывается гуманитарная помощь. По официальным данным, за время действия режима ЧС в Ростовской области сюда поступило почти 657,5 тонн гуманитарной помощи, которая была распределена между беженцами.

Любовь Ульянова

От чего бегут эти люди – от военных действий или от карательных действий, то есть, говоря иначе, они бегут от войны или от расправы? Будет ли действительно иметь место месть?

Денисова Галина

В оценках самих беженцев, в первую очередь фигурирует указание в качестве мотива выезда — непрекращающиеся военные действия, обращенные против гражданского населения; страх за жизнь детей, стариков и женщин. Бегут от войны. В процессе бесед возникают и горькие предположения: «Возвращаться некуда и страшно – возврата к мирной жизни с правительством Порошенко не будет». Все время фигурируют воспоминания: «Что они сделали в Одессе…!», «Что они сделали со Славянском!», «Правительство продало нашу землю американцам!» В контексте этих эмоционально окрашенных размышлений, можно говорить и о том, что значительная часть беженцев не исключает расправы в случае победы правительственных сил Порошенко.

Любовь Ульянова

Куда больше бежит людей – в Россию или в сторону Киева, и почему? Есть ли какие-то сравнительные данные по этому поводу?

Денисова Галина

Мне официальные данные, сравнивающие потоки беженцев из юго-восточных областей Украины в Киев и в российские регионы, не встречались. Вместе с тем, в доступной информации (СМИ и Интернет) фигурируют цифры приема беженцев Россией и разных регионов Украины (Харьков, Киев). Эти цифры несоизмеримы. Число беженцев в Россию на порядки больше, чем в другие регионы Украины. Не оспаривая цифры, а рассматривая только тренд, его можно объяснить исторически сложившимся общим историко-культурным и экономическим регионом. В силу чего Ростовская область жителям Луганска ближе, привычней, чем центральные или западные регионы Украины. Кроме того в Ростовской области, Краснодарском крае, на Ставропольщине в сельских районах до сих пор распространен суржик – языковое образование, включающее элементы украинского языка в основной массив русского языка. Этот языковой феномен ярко свидетельствует о давних позитивных соседских контактов русских и украинцев.

Любовь Ульянова

Вернутся ли беженцы обратно или это будут своего рода палестинские беженцы, наши новые граждане? Хотят ли эти люди быть с Россией в принципе?

Денисова Галина

Общие настроения основной массы беженцев – желание вернуться в свои дома. Эти планы ими связываются с победой ополченцев, в числе которых родственники основного большинства беженцев. Беженцы не думают в категориях долгосрочной перспективы: как будут обустраиваться Донецкая и Луганская республики, как будут восстанавливаться условия мирной жизни, насколько возможна экономическая автономия этих республик и пр. О соотношении тех, кто хотел бы вернуться и тех, кто желает обустроиться в России, можно судить по данным официальной статистики. Так, по данным департамента по предупреждению и ликвидации ЧС – в Ростовской области на 11 июля 2014 г. размещено 26875 украинских беженцев (из них 9572 ребенка). Но на этот период (9.07) обратились за временным убежищем в УФМС по Ростовской области только 2000 из этого числа, т.е. примерно 8%. А это – статус, который позволяет в дальнейшем по упрощенной схеме оформить статус гражданства РФ. Можно предположить, что при разрешении кризисной ситуации на юго-востоке Украины, обеспечивающей твердые юридические гарантии мирной жизни всему населению, всем беженцам, большинство из них вернется в свои родные дома. Но это не значит, что эти люди не хотят быть с Россией в принципе. Это свидетельствует о том, что людям трудно бросать наработанные за предшествующую жизнь в целом (и профессиональную, включительно) социальные связи и ресурсы, трудно расставаться с домом, даже если он остается как пепелище. При настойчивом желании вернуться домой, практически все беженцы видят в России гаранта своей будущей мирной жизни в Донецке и на Луганщине.

Любовь Ульянова

Рассматривается ли вопрос о натурализации – предоставлении беженцам российского гражданства? Может ли этот вопрос считаться приоритетным?

Денисова Галина

Бесспорно, вопрос о предоставлении беженцам российского гражданства рассматривается. Созданы правовые условия для облегчения процедуры натурализации. В частности, для беженцев из Украины аннулировано требование пребывания на территории России только в течение 90 суток, а потом – в рамках 180 суток. Теперь Правительством РФ принято решение о том, что беженцы могут находиться на территории России до завершения конфликта в Украине. Вместе с тем, никто не вправе принуждать беженца к выбору жизненной стратегии – вернуться ли на Украину или получить гражданство в России. Этот выбор определяет сам человек. Поэтому в политике РФ вопрос о предоставлении беженцам гражданства важный, но не приоритетный. В приоритете – создание условий для обеспечения нормальной жизнедеятельности беженцев, включая предоставление работы взрослым, обеспечение дошкольными и школьными учебными заведениями детей, организация поступления в вузы (и льготное обучение в течение первого курса, т.е. без отчисления по неуспеваемости) – выпускникам школ Украины 2014 года. В приоритете – создать условия для переговорного процесса между Киевом и самопровозглашенными юго-восточными республиками, без которого невозможно возвращения беженцев на родину.

Любовь Ульянова

Насколько российское общество чувствует, что мы одна нация (или – братские нации)? Какие российские общественные организации отслеживают процесс приема беженцев?

Денисова Галина

Мне думается, что российское общество неоднозначно относится к украинскому народу в силу понимания его культурной неоднородности, которая какой-то частью россиян воспринимается как культурная несовместимость восточных и западных регионов. Украинцы восточных регионов воспринимаются как часть одной этнической общности (подчеркну, не нации, в формировании которой ведущая роль принадлежит институту государственной власти), а народ Украины (исключая «западенцев», т.е. жителей западных районов, присоединенных к СССР накануне Отечественной войны) – как братский. Отсюда – высокий интерес к украинским событиям, сопереживание украинцам, и особенно беженцам, позитивное отношение к тому, что украинским «беркутовцам» была предоставлена возможность трудоустройства в российских силовых структурах (эти позиции были сняты в результате опросов ВЦИОМ – см. Федоров В. Кураж появился, которого долгие годы не было. Отсюда же и моральная поддержка действий ополченцев Юго-Востока. Вместе с тем, неоднозначность отношения определяется, как мне кажется, рядом факторов: территориальной близостью того или иного российского региона с Украиной, опытом межкультурного общения и этно-конфессиональной близостью. Косвенно об этом свидетельствуют данные пилотного опроса об отношении к мигрантам, который был проведен Распределенным научным центром под руководством Валерия Тишкова в Южном федеральном округе. На закрытый вопрос: «…скажете, из каких государств следует, а из каких не следует ограничить приезд людей в Россию» в трех субъектах ЮФО были получены различающиеся, но близкие по иерархии ответы. В каждом регионе было опрошено по 200 респондентов. В списке государства были сгруппированы в четыре группы: государства ближнего зарубежья Средней Азии, государства Закавказья, страны Балтии, и группа стран, в которую вошли Белоруссия, Казахстан, Украина, Молдавия и Китай. И как же распределились утверждения респондентов, что «не следует ограничивать приезд мигрантов из следующих стран» (опрос проводился в трех регионах)? — В Ростовской области приоритеты распределились следующим образом (числа даются в процентах): Белоруссия – 92, Украина – 78, Молдавия – 63, Армения – 58,5, Абхазия — 56,5, Казахстан – 55, Южная Осетия – 52. — В Астраханской области люди ответили так: Белоруссия – 62,5, Украина – 49, Молдавия – 44, Армения – 37, Абхазия – 28, Казахстан – 58, Южная Осетия – 30. — И в Калмыкии: Белоруссия – 50,5, Украина и Молдавия – 27, Армения – 28, Абхазия – 36,5, Казахстан – 43, Южная Осетия – 36,5. Как видно, выходцы из Белоруссии и Украины доброжелательно воспринимаются основным большинством респондентов из «русских» субъектов федерации. Об этом же свидетельствуют и результаты различных опросов, которые проводятся в ЮФО по проблемам миграции: выходцы из Украины не воспринимаются в негативной коннотации и не вызывают тревоги. Я не уверена в том, что какие-либо общественные организации отслеживают прием беженцев. Этим занимаются органы государственной власти – МЧС, УФМС, службы занятости. Вместе с тем, высока активность общественных организаций в сборе гуманитарной помощи, выводе беженцев из приграничных с Россией населенных пунктов, доставке гуманитарных грузов в южно-восточные регионы Украины, расселении беженцев по частным квартирам. Этим занимаются такие организации как «Землячество Донбассовцев», которая создала специальный Фонд «За Донбасс» (Руководитель Фонда – Комаренко Григорий Алексеевич, предприниматель, заместитель председателя правления РОО «Землячество Донбассовцев», заместитель Руководителя Фонда – Акаёмов Пётр Иванович); общественное движение «Гуманитарный коридор», общественное движение «Русский выбор», общественно-политическое движение «Русская весна». Но сбором гуманитарной помощи занимаются и сетевые сообщества, которые доставляют гуманитарные грузы в пункты, организованные МЧС.

Отвечает

Похожие материалы

Советское общество, пожалуй, является единственным в мировой истории, где попытались воплотить в...

Причина обострения «зелёной» темы в России в том, что нарастают кризисные явления в управлении...

Сегодня в российском обществе просто колоссальный запрос на медиацию, на технологии согласия. А...