19 августа 1991 года начиная с восьми утра по радио, а затем и по Центральному телевидению СССР дикторы зачитывали официальный текст под названием «Заявление Советского руководства»: «В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьей 127/7 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу <…> заявляем: <…> для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе». 

Так началось то, что позже было названо «августовским путчем». Событие, которое вот уже долгие годы под конец летнему затишью дает пищу аналитикам и публицистам. Поскольку лет прошло уже много, все уже жевано-пережевано, то угадать, что мы прочитаем у того или иного автора, не так уж и сложно, если мы знаем его политическую позицию и мировоззрение. Либералы пишут, что это была редкая в российской истории попытка прорыва к свободе, революция, плоды которой, к несчастью, сегодня уже полностью утеряны. Консерваторы горюют о том, что на тот момент были молоды и глупы, стояли в одних цепях с либералами, помогали разваливать свою собственную страну вместо того, чтобы горячо поддержать ГКЧП. 

Некоторые из последних, впрочем, лгут, что поддерживали ГКЧП уже тогда, хотя публичных сторонников путчистов на самом деле по пальцам можно пересчитать. 

Но и те, и другие, в общем, не спорят, что в августе 91-го мы имели дело с революцией — цветной или бархатной, как хотите называйте. Только одни господа ее горячо одобряют, а другие проклинают. Те и другие в эти дни впадают в грех сослагательного наклонения и мечтают о том, что было бы, если бы. 

Между тем, на мой взгляд, нам за без малого четверть века создали коллективный миф, приписывая народу бывшего СССР то, в чем он повинен не был. 

Если посмотреть на события отстраненно, то мы увидим, что в том далеком августе никакой революцией и не пахло. С бытовой, юридической и логической точек зрения суть событий была революции прямо противоположна. Посудите сами. На тот момент действующим президентом Советского Союза был М.С. Горбачев. Да, его не избирали всенародным голосованием, но его избрал третий внеочередной Съезд народных депутатов. 

Кроме того, 12 июня 1991 года всенародным голосованием был избран Президент РСФСР. Им стал Ельцин Б.Н. Это и были на тот момент легитимные должностные лица. 

А как раз люди, которые заперли господина Горбачева в Форосе, являлись путчистами. Они осуществляли государственный переворот. Если исходить из нашей современной терминологии, то господин Янаев являлся представителем майдана, а вот те люди, которые вышли на улицу защищать законную власть, выполняли свой конституционный долг, отстаивали выбор народа, каким бы он ни был, и в сегодняшней сетке координат их назвали бы антимайданом. 

Повторю: политические цели заговорщиков в этой парадигме не так уж и важны. Хотели они хорошего или плохого, но на тот момент они пошли против воли народа. А вот те офицеры, которые отказались исполнять приказы ГКЧП, ни на секунду своей честью не поступились. 

По-моему, это очень важное уточнение, очень важный исторический момент. Потому что так мы видим, что на территории России (тогда РСФСР) ни разу цветная революция не состоялась. Ни в 91-м году, ни когда-либо позже. 

Само собой, что на улицы отстаивать свое законное руководство вышли тогда люди самых разных политических взглядов. 

Горбачева вернули из Фороса, инцидент был исчерпан. И 22 августа 1991 года Советский Союз благополучно продолжал свое существование, а его руководящие органы, за исключением путчистов, находились на своих местах. Вдобавок, здесь надо напомнить, что на тот момент одна из ярких представительниц демократического крыла В.И. Новодворская сравнивала господина Горбачева с Гитлером, ему уже вменяли в вину кровь в Грузии, Азербайджане, Прибалтике. Тем не менее, и все демократы выступили на защиту первого (и последнего) Президента СССР. 

Вы можете сожалеть о том, что не поддержали тот переворот, но горевать о нарушенной присяге в данном случае никак не приходится. 

Что же до людей, которые пытались этот переворот осуществить, то никакие их благие намерения не могли быть воплощены в жизнь. Они, может, были людьми хорошими, не кровожадными, но крайне слабыми политически. Вроде Януковича, если уж хотите. Не обладали они ни авторитетом, ни харизмой. Доказать обратное очень сложно, потому что обладали бы — все бы пошло иначе.

Эти люди никак не могли остановить процессы распада. В итоге, их попытка переворота все только усугубила. В конечном счете, исторически они несут свою часть вины за гибель нашего с вами общего государства. 

Погубил же Советский Союз окончательно переворот не августа, а декабря. Если первый был громкий, осознаваемый, то второй — тихий, кулуарный. И здесь есть прямое преступление руководителей трех республик, которые превысили все свои мыслимые полномочия, а так же преступная халатность гражданина Горбачева М.С.

Здесь мы упираемся в вопрос, почему никто не вышел защищать единство страны. Либералы используют этот факт как доказательство нежизнеспособности бывшей Советской империи. Консерваторы же или обвиняют друг друга, или посыпают головы пеплом. Доходит почему-то до покаяния перед жителями других республик Союза (Россия во всем виновата), хотя на тот момент и другие жители ни на какую защиту не вышли. А ведь они могли сохранить Союз даже без России. Теоретически, конечно. 

Дело же было в том, что советские граждане к концу восьмидесятых (это надо с сожалением признать) были слишком наивны, если не сказать инфантильны. В этом состоянии, кстати, на протяжении многих лет оставались граждане независимой Украины, что и привело, в итоге, к сегодняшним событиям. 

Я напомню, что никто не говорил о развале страны официально. Все тогда понимали, что Прибалтика уйдет. Но для всех остальных республик было объявлено о создании СНГ — Содружество Независимых Государств. Многие восприняли это всего лишь как отказ от социализма, который на тот момент де-факто уже состоялся и который граждане одобряли. Понять, что мы теряем общее экономическое и политическое пространство, рядовому обывателю было трудно. 

В результате, на народ наш опять пытаются повесить чувство вины — теперь в развале и предательстве. Опять пытаются убедить в том, чего не было. На нас вешают проигрыш в холодной войне, хотя никто никогда не подписывал никакой капитуляции. На нас пытаются повесить отказ от своих сограждан, хотя никто никогда от них не отказывался. 

Между тем, многие выгодополучатели государственного переворота декабря 91-го года до сих пор живы, здравствуют, их лица мелькают по телевизору и до сих пор официально  не дана ни юридическая, ни даже моральная оценка их действий. А без этого, боюсь, прочный фундамент нашей новой государственности построить будет тяжело.

публицист

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...