Пользователь русскоязычного медиапространства — сейчас это определение более точно, чем «российский читатель» — знает о французском национализме, будь то в прошлом или настоящем, намного меньше, чем следует. Англоязычные источники не помогут: они немногочисленны и почти всегда откровенно тенденциозны, а переводов...