Posts Tagged ‘заметки читателя’

Да, он говорит зачастую странные, иногда решительно непродуманные мысли, сам запутывается в рассуждениях. Но ведь это пишет совсем молодой человек – ему лишь двадцать лет в начале и двадцать два года в конце истории сотрудничества с «Русским Соловом». И если сделать поправку на возраст – и на ощущение радикализма,...

Оказывается, что Париж, "запад", несопоставим с "востоком" - Набоб оказывается "простаком" перед его лицом (что реализует другую черту "востока" - наивность) - а в целом "восточная"/"западная" рамка постоянно вертится, стороны обмениваются чертами – так, кукловодом всей интриги против Набоба оказывается бывшая...

Для советской литературы этот текст оказался неприемлем – но и для русской эмиграции в 1930-е он оказался чуждым. Впервые в авторской редакции, не искаженный цензурой, роман вышел в 1990 году – и вновь попал в неудачное для себя время. Роман оказывалось невозможно однозначно включить в ряд текстов, «разоблачающих»...

В числе многого созданного Аароном Штейнбергом есть и любопытный драматургический опыт – в июле 1931 года в Берлине он пишет пьесу «Достоевский в Лондоне». Пьеса – про один июльский день в Лондоне, в 1862 году – когда в одной точке сходятся Герцен, Достоевский, Лассаль и Маркс. Эта небольшая и, приходится сказать, в...

Полонского интересует движение времени – в том числе меняющиеся образы, модели поведения – когда он сравнивает поведение Бакунина в Петропавловской крепости, его «Исповедь», письма Александру II – и поведение Николая Чернышевского. Это история оказывается в оптике Полонского не столько о различии разночинческой...

В итоге издание 1933 года оказывается само уникальным памятником сразу нескольких эпох – и их отношения к предшествующим – от исходных записей к размышлениям автора полвека спустя, его вдумчивого читателя 2-й половины XIX века, знатока-любителя старины 1890 года и историка 1933 года, где последний отзывается на всех...

Ему было трудно писать о чем-то другом, кроме себя и своего мира – ведь и самая удачная его повесть, «Кто виноват?», не только автобиографична, но и становится для самого Герцена несколько лет спустя своеобразным «зеркалом», когда он размышляет над вопросом – Бельтов ли он или все-таки другой. Собственно «литература»,...

Его любимый герой, который он вспоминает на протяжении всей жизни – Сулла, как привлекает его внимание и Тиберий – общи в его глазах презрением к людям, выношенным, тяжелым. Но его восхищает Сулла своим отречением от полноты власти на вершине могущества – Байрон мечтает презирать, и при этом стремится к тому, чтобы...

«Граф Роберт Парижский» целиком обращен к современности, 1830 – 1831 годов, июльской революции, бурных споров о парламентской реформе в Великобритании. Константинополь и Византия предстают в описании Скотта, намеренно «внеисторичным», как современность. Сановники обмениваются репликами, которые звучат как...

На мой собственный вкус, «Уэверли» оказался гораздо более «живым» романом, чем «Астролог». Традиционное сопоставление этих двух романов неизменно отмечает композиционную рыхлость «Уэверли». Примечательно, что «Уэверли» близки к запискам – собственно, весь их сюжет – элементарен. В «Гае Мэннеринге» Скотт как раз...