Любимая фраза наших либералов о войне между телевизором и холодильником начинает воплощаться в жизнь.