Не верю в сексуальные преступления, о которых жертва вспоминает с большим опозданием. Не потому, что подобное невозможно, а потому что у следствия и суда нет инструментов, чтобы подтвердить подобные заявления