Posts Tagged ‘русская философия’

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения греко-сократовской (платоновской): как на поиск интегрального синтеза «истины-красоты-добра».

Русская Idea запускает второй опрос нашего проекта, посвященный русским философам. Мы составили список из 100 русских философов и предлагаем нашим читателям выбрать из этого списка 10 любимых имен.

Розанов был одним из тех редких людей, которые умеют превратить любую жизненную катастрофу в творческий триумф. Он не стал профессором Московского университета и организатором русской науки, никакого особого культурно-исторического типа не возникло в России, во всяком случае на тех духовных основаниях, о которых он...

Периодически возникающие неурожаи всякий раз напоминают городу о его зависимости от села, напоминают, на каком непрочном основании держится существование всего человечества. Существование города есть для Федорова вообще признак того, что человек предпочитает роскошь, минутное наслаждение прочному обеспечению...

Именно в позднесоветскую эпоху была произведена огромная, часто незаметная на первый взгляд, работа университетов, институтов Академии наук, архивов, музеев по переработке отечественного и мирового культурного наследия. И если она продолжалась и продолжается и в новейшее время, то только по образцу и зачастую как...

Николай Грот преуспел в деле распространения философского образования в России не только живым и талантливым изложением на лекциях в Нежине, Одессе и Москве, в университетских и публичных выступлениях, но еще и благодаря своей общительности, неутомимой энергии и несомненному организаторскому дару, который помог ему...

Альберт Васильевич Соболев представлял редкий тип исследователя, для которого характерно трепетное отношение к первоисточникам. Любому высказыванию предшествовало долгое и внимательно чтение, изучение различных письменных свидетельств.

Владимир Одоевский учитывал в своем творчестве актуальную политическую повестку, привнося в литературные фантазии дух государственной пользы. Но основной урок, извлекаемый из знакомства с его творчеством — фантазии его пригодны и для философии, при условии, что они остаются в пределах разумного.

Василий Васильевич был подлинным русским православным исступленным «акривистом», потому так и не смог смириться с тем, что мір во зле лежит, и что он так преступно красив. Отсюда и швыряние «билета» ко Престолу Божию, и демонстративные кощунства и все прочее. Как же можно не относиться к нему с теплотой? - соблазны...

В душном, знойном июле 1900 г. из северного Петербурга, из находящейся неподалеку от него Пустыньки, с которой навсегда остались связаны самые дорогие и самые печальные воспоминания жизни, он возвращался туда, куда и должен был возвратиться в предчувствии близкой смерти, – на родину, в Москву, к единственному для него...