Оба победителя хотели видеть свой триумф вечным, но Франции можно, а Германии нельзя. Франции можно, потому что она хорошая – по определению. Германии нельзя, потому что она плохая – тоже по определению. Логика проще некуда! Настощая «картезианская ясность» против «тевтонского иррационализма». Зато честно. В переводе...