Под руку подвернулась женщина, и все завертелось. Подвернулся бы револьвер, герой бы пошел в народовольцы. В XVIII веке такой бы шепнул на ушко случайному гостю, что он-де, не смотритель станции, а якобы убиенный царь Петр, чудом спасшийся. И все бы, разумеется, завертело… Впрочем, в 1905 и 1917 на топливе из таких...