Полу Готтфриду близка мысль о самом себе, как о последнем «палеоконе», последнем из подлинных защитников традиционной Америки, уединенной от перипетий глобального мира