На самом-то деле беда заключалась в том, что честные свои военные операции – он проводил, по большей части, в исходно подлом и трусливом штатском міре «творческо-политической» интеллигенции. Этот мір – ловчее, прихватистей, оборотистей храбрых и веселых русских, савенковско-лимоновских, солдат.