В этот жизненный момент, названный Аверченко «врангелевским сидением», он из, скорее, космополитичного представителя столичной литературной богемы, превратился в севастопольца «по духу» - патриота севастопольской земли, практически в прямом смысле слова в эту землю вгрызавшегося до самого последнего момента, и впервые...