Опыт вольной демократической журналистики в смуту 90-х годов тоже оказался не востребован. И не случайно