Фонд «Историческая память» опубликовал русский перевод дневников одного из руководителей Третьего рейха Альфреда Розенберга за 1934-1944 годы.

Дневник этот был уже после завершения войны обнаружен в одном из баварских замков, позже частично опубликован на Западе, но лишь в декабре 2013 года его оригинал извлекли из частной коллекции и передали в Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне,  где он стал доступным для исследователей. В апреле 2015 года вышло полное аннотированное немецкое издание, спустя полгода –  независимо от него подготовленное русское, над которым потрудился целый коллектив людей, давно занимающихся изучением политики нацистской Германии в отношении Советского Союза.

Значимость фигуры Розенберга сложно переоценить, ведь он был не только виднейшим идеологом НСДАП, автором книги «Миф 20 века», которую (как отмечает он) ветераны нацистского движения называли своей «Библией», но и главным творцом нацистской «восточной политики», сначала возглавляя Внешнеполитическое управление НСДАП, имевшее приоритет перед Министерством иностранных дел на ниве взращивания за рубежом пронацистских партий и режимов, а с 1941 года – Имперское министерство оккупированных восточных территорий. «Фюрер доверил мне судьбу территорий, которые, как он заметил, составляют «целый континент», населенный 180 миллионами человек», – так 11 апреля 1941 года описывает в дневнике свои задачи на посту рейхсминистра Розенберг.

Приходится признать, что отсутствие доступа к этому документу в советское время, непонимание задач политики нацистов на востоке сыграли с нами злую шутку. Ведь все, переживаемое нами сейчас (антирусская истерия на Украине), уже тогда и закладывалось Розенбергом. «Я 20 лет обдумывал, как оградить Г[ерманию] от русской угрозы», – так в октябре 1941 года заявит он в беседе с рейхсмаршалом Германом Герингом, указав далее, что эта «его идея включала… решение украинского вопроса». Об Украине бывший немецкий подданный Российской империи, выросший при этом почему-то с ненавистью к ней и сформулировавший с предельной точностью идею по ее уничтожению на века, не раз вспоминал и раньше. «Украинский вопрос занимает теперь умы всех политиков, – пишет Розенберг 18 декабря 1938 года после раздела Чехословакии немцами была создана марионеточная «Независимая Карпатская Украинская республика» с собственной армией и правительством. – Именно я около 12-15 лет тому назад ввел эту проблему в поле политической борьбы в Германии и произвел [теоретическое] обоснование исторических возможностей». Действительно – как отмечал 14 декабря 1938 года в телеграмме наркому иностранных дел Максиму Литвинову советник советского посольства в Берлине Георгий Астахов, тема Украины «является сейчас одной из самых модных в Берлине», об этом говорят как «низовые чернорубашечники, так и высокопоставленные официальные лица», и всеми ими «решение проблемы мыслится в плане создания «единой Украины» из всех частей, включая советскую». Об этом же 15 декабря 1938 года писал французский посол в Германии Робер Кулондр: «Вот уже примерно в течение десяти дней весь национал-социалистический аппарат говорит об Украине. Пути и средства, кажется, еще не разработаны, но сама цель, кажется, представляется уже установленной – создать великую Украину, которая стала бы житницей Германии… Чтобы поддержать и усилить предвоенную экономику, нужны житница, шахты, рабочая сила». Сорвать эти планы удалось лишь «пактом Молотова-Риббентропа», уже подготовленные отряды головорезов из ОУН были «отправлены в чулан» почти на два года, до 22 июня 1941-го[1].

«Освободить немецкий народ на грядущие столетия от чудовищного гнета 170 миллионов, есть ли сегодня более крупная политическая задача! – отмечает Розенберг 1 июня 1941 года. – Я стою перед задачей подлинно всемирно-исторического масштаба: на основе концепции создать три государственных образования с населением в 90 миллионов человек, а еще одно государство (Московию – Россию, еще 60 миллионов) всеми политическими средствами развернуть на восток». Цели именно таковы – раскол единой державы на востоке по границам языков и народов. «Нужно сделать все, чтобы навсегда предотвратить сплочение всех народов и рас между Вислой и Владивостоком, – добавит Розенберг в дневник 1 сентября того же года. – Это представляется мне главной задачей моей восточной деятельности». И создание независимой Украины видится в этом аспекте рейхсминистру оккупированных восточных территорий ключевым фактором. «Пару дней назад я попросил найти мои первые записки о восточной проблеме, которые я направил фюреру в апреле 1941 года, – ностальгически отметит он 26 октября 1944 года, когда бои с наступающей Советской армией будут идти уже на территории Польши. – Я… выступил за создание Украинского государства со всеми следствиями из этого: поддержка укр[аинской] культуры, науки, задействование против больш[евистской] Москвы. Фюрер тогда поддержал меня! История Востока пошла бы по другому пути, если бы эта концепция сохранилась. Без твердой Украины кавказцы, туркестанцы и пр. не явят собой силу, сравнимую с русскими». Об этом же в 1994 году заявит в статье «Преждевременное партнерство» и бывший советник Рейгана Збигнев Бжезинский: «Без Украины Россия перестаёт быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически превращается в империю»[2]. Этим и только этим объясняется повышенное внимание Запада к Незалежной, и заявления того же Розенберга 20 июня 1942 года перед своими подчиненными по рейхсминистерству: «Надо прилагать все усилия, чтобы вызвать национальное самосознание украинцев. Надо способствовать появлению литературы о борьбе украинцев. Также следует поддерживать культ их вождей – гетмана Хмельницкого, Мазепы. И, наконец, на более позднее время можно иметь в виду и организацию политического движения, что-нибудь вроде «Свободного украинского казачества». (Вот вам и будущий «Правый сектор», в некоторых регионах Незалежной – Запорожье, Тернопольщина и т.д. существующий и в формате «Казацкой варты» и т.п.)

На практике же германские нацисты прямо дискриминировали тех, кому якобы несли независимость «от тирании Москвы», и это подтверждает в дневнике и сам Розенберг. «В Рейхе полиция хочет поставить украинцев на одну ступень с евреями и цыганами, – пишет он 9 октября 1942 года. – Министр юстиции это уже одобрил». Речь об украинских «остарбайтерах» в рейхе. Такой же принцип «цивилизованные европейцы» сохранили и в будущем – как «холопов польских панов» открыто изображали в 2013-м солиднейшие польские издания «выбравших европейских путь» украинцев[3]. Цель их деятельности была вполне прагматичной. «Я думаю, – излагает Розенберг содержание своего разговора с Гитлером 28 марта 1941 года, – укр[аинский] вопрос может быть решен только ясной и четкой установкой: против московитов и евреев». Ради этого нацисты вплоть до конца войны формировали части «Украинского визвольного войска»[4] и прочих «стрельцов» из дивизий ваффен-СС (то есть находящихся «на службе» у подлинно-арийских немецких СС), чьим примером вдохновляются нынешние националисты на Украине.

Таким образом, публикация дневников Альфреда Розенберга делает явной связь между событиями последних лет на Украине и планами, разработанными идеологами немецкого национал-социализма, мечтавшими об уничтожении России и русского народа.


[1] http://lenta.ru/articles/2015/09/01/puppet/

[2] http://www.politnauka.org/library/mpimo/bzhezinsky.php

[3] http://polska.newsweek.pl/w-najnowszym—newsweeku—sprzatalam-u-polskich-panow,106101,1,1.html

[4] http://v-rodyonov.livejournal.com/7313.html

Обозреватель газеты «НГ-Религии», автор статей по общественно-религиозной тематике

Похожие материалы

Для всех, кто знал Бориса Федоровича, он дорог не только своими крупными исследованиями, широким,...

Сегодня, под эгидой тотальной благотворительности, заключающейся в фактическом обожествлении уже...

Мне кажется сомнительной возможность плавного перехода путем одной только политической деятельности...