РI: Наш европейский корреспондент Олег Шендерюк анализирует результаты первого тура департаментских выборов во Франции и перспективы различных партийных коалиций в преддверии второго тура. В известном смысле эти выборы являются экзаменом для Национального Фронта, который совсем недавно называли – кто с торжеством, а кто и с ужасом – первой по популярности партией страны. Но на этих выборах Национальный Фронт сражается в одиночку, в то время, как его противники – как левые, так и правоцентристы – выступают в составе мощных коалиций. Сумеет ли партия Марин Ле Пен удержать завоеванные ранее позиции в противостоянии объединенным силам соперников?

***
  

В это воскресенье во Франции прошел первый тур департаментских выборов (департамент во Франции – аналог российской области). Победу с результатом 29,4% одержала правая коалиция, возглавляемая партией Николя Саркози “Союз за Народное Единство.” Второй к финишу пришла партия Марин Ле Пен Национальный Фронт, набрав  25,3%. Правящая коалиция социалистов, к которой принадлежит и Президент Республики Франсуа Олланд, заняла третье место, набрав  21,8%.
   

Если говорить об ожиданиях: как и предсказывалось, социалисты потерпели внушительное поражение. Помимо экономических и социальных проблем, а также общей непопулярности Олланда, это обусловлено неспособностью правящих социалистов консолидировать левые силы (Левый Фронт набрал более 6% голосов). Французские медиа, совсем не жалующие Национальный Фронт (НФ), в панических тонах предсказывали им больший успех, чем в итоге получилось.
 

Впрочем, результат можно, скорее, назвать умеренной победой для партии Марин Ле Пен. На прошлых департаментских выборах НФ набрал 15%; прыжок в 10% — значительное достижение.  Конечно, после выборов в Европарламент в мае 2014 года, на которых НФ занял первое место, можно было ожидать победы этой партии и на местных выборах. Однако надо учесть, что природа этих выборов совершенно различна, как различна и мотивация электората: одно дело голосовать за представителей страны в Европарламенте, другое — за власть на местах. Долгое время у НФ не было даже кандидатов на эти местные посты. Кроме того, НФ – единственная из трех ведущих политических сил Франции, выступавшая на этих выборах сама по себе, без коалиции. Если же брать результаты отдельных партий вне коалиций — то тут партия Марин Ле Пен занимает первое место. Комментируя результаты выборов, мадам Ле Пен вполне резонно заявила, что 20% — это успех, а 25% — триумф. На нынешних выборах Национальному Фронту удалось сломать двухпартийную французскую политическую систему, где раньше за однопартийцев Ле Пен голосовали лишь для протеста против социалистов и правоцентристов.  Из партии, держащейся лишь на харизме одного политика, каким был Национальный Фронт при Жан-Мари Ле Пене, он превратился в серьезную политическую силу, в рядах которых уже сейчас больше молодежи и женщин, чем в других партиях. Поэтому нынешний результат – несомненно, успех НФ и лично его лидера Марин Ле Пен.

Выборы еще не закончены; в следующее воскресенье состоится второй тур, и тут динамика следующая: у Национального Фронта есть шансы победить только там, где ему будут противостоять социалисты. Такое мнение в личной беседе со мной выразил профессор Тулузской Школы Экономики, выдающийся французский экономист и политолог Жиль Сен-Поль. По словам Сен-Поля, при выходе во второй тур НФ и правоцентристов победа, в подавляющем большинстве случаев, останется за последними. В конечном итоге, считает экономист, НФ может оставить за собой максимум два департамента из 101 (департаменты состоят из кантонов и сами выборы производятся в кантоны. Таким образом, депутаты НФ могут победить в большинстве кантонов лишь  в двух департаментах). Как говорят французы: в первом туре голосуешь за того, кто нравится, а во втором — против того, кто не нравится. А несмотря на растущую популярность НФ, противников партии все еще значительно больше, чем сторонников.

Комментируя победу правой коалиции, эксперты предлагают несколько объяснений. Так, упомянутый Жиль Сен-Поль подчеркивает значение разочаровавшихся социалистов, отдавших свои голоса правым, что, по мнению экономиста, говорит о том, что многие избиратели переосмыслили свою неприязнь к личности Саркози. Другой известный экономист и, кстати, специалист по России Жак Сапир придает большое значение тому факту, что разрозненные правые силы смогли объединиться перед выборами. Однако остается вопрос: сможет ли эта коалиция продержаться вплоть до президентских выборов 2017 года? В любом случае, результат нынешних выборов поспособствует Николя Саркози в его соперничестве с мэром Бордо Аленом Жупе за право представлять правых в президентской гонке 2017.

В чем сходится абсолютное большинство французских экспертов и комментаторов – так это во мнении, что для правящих социалистов первый тур стал огромным репутационным ударом. Комментируя результаты выборов, премьер-министр Мануэль Вальс неуверенно заявил, что рад тому, что Национальный Фронт — больше не первая партия во Франции (как прежде говорилось, это весьма спорное утверждение), и призвал всех левых объединиться для второго тура выборов. Затем он воззвал и к правым, говоря о необходимости противостоять Национальному Фронту и критикуя Николя Саркози за его нежелание поддержать социалистов в тех кантонах, где им во втором туре будет придется соперничать с НФ. Если бы президентские выборы состоялись завтра — Франсуа Олланд, скорее всего, не прошел бы во второй тур.
 

У социалистов есть возможности для выхода из ситуации, но для этого им надо пойти на решительные шаги. Жиль Сен-Поль и Жак Сапир сходятся во мнении, что Олланду следовало бы распустить Национальную Ассамблею и назначить новые выборы, чтобы потом назначить премьер-министра от правоцентристов. А затем использовать ошибки правого премьера для дискредитации правой коалиции. Такой шаг, правда, лишил бы социалистов большинства в Национальной Ассамблее. Впрочем, при нынешнем раскладе, считает Жак Сапир, левых сметут из французского парламента еще сильнее, если они сейчас останутся в Ассамблее. Поэтому роспуск парламента был бы оптимальным шагом, и если бы президентом был социалист Миттеран — он бы так и поступил. Но во главе государства сейчас Олланд, и, по мнению Сапира, у него не хватит смелости и решимости пойти на такой шаг (о чем уже поспешили заявить сам Олланд еще 11 марта, а после выборов подтвердил лидер фракции социалистов Бруно Ле Ру).

В таком случае, если конечно социалисты хотят побороться за власть на президентских выборах 2017, им надо избавляться от кандидатуры Олланда, который тянет их вниз. Но это требует решимости уже от самого популярного на сегодня социалиста — премьера Мануэля Вальса. Ему надо добровольно уходить в отставку, потому что если он останется премьером до президентских выборов – за это время его популярность растает, как утренний туман под лучами солнца. Однако, как и Олланду, Вальсу вряд ли достанет мужества пойти на такой шаг.

Что же касается Национального Фронта, то интересен вопрос: при каких условиях Марин Ле Пен, учитывая нынешнюю конъюнктуру, сможет стать президентом? На данный момент, приход к власти недавнего собеседника РI маловероятен, но есть несколько факторов, способных изменить ситуацию. В первую очередь, и это показали прошедшие выборы, многое будет зависеть от формирования предвыборных союзов и стратегии и тактики отдельных частей этих коалиций. Большой вопрос — удержит ли Саркози сформировавшуюся правоцентристскую коалицию.
   

Ведь одно дело — объединиться для участия в управлении местными советами, и совсем другое — сплотиться вокруг самого Саркози. Если говорить о Марин Ле Пен, то приходится констатировать: на институциональном поле у ее партии нет союзников. Месяц назад в интервью мне Марин на вопрос о союзниках ответила, что ее единственный союзник –французский народ и в борьбе против “глобальной партии правоцентристов и социалистов” к ней присоединяются бывшие социалисты, голлисты, правые и вообще все, кто  в ситуации выбора между нацией и глобализмом выбирает первое.
   

Это не обычная демагогия политика: у партии Ле Пен действительно в ближайшее время не предвидится союзников среди других партий. Однако, по мнению Сапира, уже сейчас значительная часть Левого Фронта (4й партии Франции) будет голосовать за Национальный Фронт во втором туре департаментских выборов, и число таких неожиданных «попутчиков» со временем будет только возрастать. В свою очередь, и часть правой коалиции, считает Сапир, с приближением президентских выборов может перейти на сторону Ле Пен.
   

В любом случае, сама лидер НФ пока что значительнее популярнее собственной партии, и, хотя сейчас вероятность ее переезда во дворец на Елисейских полях невелика — у Марин Ле Пен еще есть два года для того, чтобы исправить ситуацию. Учитывая то, что за последние несколько лет лидер НФ преобразовала собственную партию, отмежевавшись от ультраправого ярлыка (который по-прежнему вовсю используют медиа, но который уже давно не соответствует действительности), умело играя на патриотических чувствах французов и собирая под своим крылом молодых и инициативных политиков, — время будет работать на Ле Пен. И все-таки ключевым станет способность правых в целом, и Николя Саркози в частности, удержать хрупкую коалицию вместе. При более чем вероятном выходе Ле Пен во второй тур, безусловно, следует ожидать многотысячных митингов с лозунгами остановить “фашистов и расистов”, истерики в СМИ и использования других методов давления на индифферентных избирателей.  Но уверенности, что мы увидим повторение сценария 2002 года, при котором большинство социалистов побежит голосовать за Саркози во втором туре, или правые вдруг ринутся голосовать за Олланда или Вальса — такой уверенности сейчас нет ни у кого. Особенно при условии раскола существующих правых и левых коалиций.

Научный сотрудник Тулузской Школы Экономики и Нью-Йоркского университета, экономист

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...