Старый король Хуан Карлос I, получивший власть из рук Франко, покинул трон. На его место придет более управляемый и менее затратный принц Филипп… или никто. Известие, можно сказать, ожидаемое. Над всеми так называемыми «коррупционными скандалами», в которых обвиняют испанское королевское семейство, витает гораздо более прозаическая фраза: «оптимизация расходов».

В мире сохранились десятки государств с монархической формой правления. В сумме они дают около 20% мирового ВВП. Вот только монархия монархии рознь. Настоящая, прочная монархия, где глава государства играет значимую роль, остались в Ближневосточном регионе у арабов, можно к ним отнести также Таиланд и Ватикан. Что касается Европы, то там подавляющее большинство монархов – фигуры, исполняющие представительские функции. Притом чем дальше, тем больше эти функции становятся антуражными. Есть персона, которая одевается в мантию, возлагает во время торжественных приемов венец особой формы себе на голову, дарит свой профиль монетам, банкнотам и маркам, а также произносит торжественные речи в торжественных случаях… Всё. От реальной власти эта персона жестко отделена. Более того, монархия, как весьма дорогая «игрушка», вызывает всё больше нареканий в условиях кризиса: не слишком ли они шикарно живут, не следует ли отдать те средства, которыми пользуются государи, эффективным менеджерам? Они, эти менеджеры, бросят полученные деньги в ту же пропасть… ох, извините, помогут глобальной экономике выйти из сложного положения. Поэтому в наши дни европейские монархи живут как будто на островках, которые постепенно становятся всё меньше и меньше.

С одним исключением. Великобританская монархия. Да, она в конституционном смысле ограничена точно так же, как подавляющее большинство европейских монархий нашего времени. Но Виндзоры исполняют отнюдь не только представительские функции. Однако… они не любят показывать свои истинные возможности. А эти возможности связаны не только с особым устройством британского законодательства. Прежде всего, британский королевский дом невероятно, фантастически богат. И главный, но совершенно невидимый инструмент власти для него – манипулирование финансовыми потоками.

Вот в этом и состоит коренное отличие монархии Виндзоров от, скажем, испанских Бурбонов. Западный мир в очень значительной степени управляется не какими-нибудь политическими партиями, а финансовыми домами, транснациональными корпорациями и древними родами политической элиты, которые сращиваются с элитой финансовой и обслуживают ее интересы. Для крупного финансового дома тот же испанский король – никто. Просто один из относительно небедных испанцев. Если коммерческая необходимость заставит поменять его на наследника еще при жизни, что ж, директорат примет такое решение и отправит его королю в виде инструкции к действию. А вот с Виндзорами всё не так просто. Они сами – и финансовый дом, и транснациональная корпорация…

Наш мир потерпит в устройстве своем только один вид сильной монархии, а именно тот, который включает могучую финансовую силу, стоящую за всем механизмом монархического строя. С этой точки зрения перспектива перехода к монархии в России… как бы это правильно сказать? Вопрос окупаемости проекта. 

Историк, писатель, критик. Доктор исторических наук

Похожие материалы

И вот когда обозначатся два главных полюса новой Холодной войны – то есть Вашингтон и Пекин,...

Вместо решения вопроса о критерии, облике и социальной базе русской/российской нации русские...

Решение суда по делу Серебренникова – очень хорошее для тех, кто оказался на свободе. И тревожное...