Русская Idea начинает тему «10-летие «Контрреформации»», посвященную докладу членов Консервативного совещания – интеллектуального клуба младоконсерваторов, созданного в 2004 году. Доклад назывался «Контрреформация» и был опубликован в мае 2005 года, став заметным событием интеллектуальной жизни середины 2000-х годов. 10 лет кажутся сроком, достаточным для любого политического манифеста, чтобы можно было попытаться осмыслить его историческое значение. Какую роль сыграл этот документ в истории консервативного движения 2000-х годов, а также в развитии государственной идеологии и политики последнего десятилетия? Прошли ли проверку временем рецепты, предлагавшиеся авторами доклада? Кому адресовался доклад, и был ли он услышан властью?

Мы обратились ко всем авторам доклада, поставившим под ним свою подпись, с просьбой ответить на эти и другие вопросы. Не все авторы откликнулись на нашу просьбу, и коллектив сайта Русская Idea выражает признательность всем, кто нам ответил. Все тексты публикуются в авторской редакции, без купюр.

Показательно, что несмотря на все свои нынешние противоречия и разногласия, ни один из ответивших на наши вопросы не пожалел о своем участии в создании того документа, историю появления и жизни которого мы и предлагаем обсудить на нашем сайте в год его 10-летнего юбилея.

Любовь Ульянова

Уважаемый Илья Леонидович, помните ли Вы обстоятельства создания доклада? Как Вы сегодня можете описать идейный смысл доклада и его политическую направленность?

Илья Бражников

Слава Богу, старческого склероза у меня пока нет, память ещё мне не изменяет. Я прекрасно помню все заседания Консервативного совещания, в рамках которого готовился доклад, все выступления, которые ему предшествовали; помню прекрасно, как шла работа над этим докладом. Для меня это время было высшей точкой романтизации политики и идеализации правящего режима; я думаю, моя позиция тогда была даже правее, чем у Холмогорова. Большинство участников Совещания, насколько я помню, разделяли вброшенный едва ли не самим В.Ю. Сурковым тезис о том, что власть в Кремле хорошая и стремится к добру, но правильных идей ей не хватает. Вот мы и хотели интеллектуально «помочь» Администрации. Возможно, кто-то из участников (например, Михаил Голованов или тот же Егор Холмогоров) обладал каким-то инсайдом и представлял себе ситуацию более реалистично и действовал более прагматично, но я, повторяю, находился внутри огромной Консервативной Иллюзии и был движим самыми возвышенными и бескорыстными мотивами. Целей у доклада, неоднократно обозначенных, было две: во-первых, стать интеллектуальной опорой власти и «помочь» ей предотвратить «оранжевую» революцию, которая в 2005 году считалась почти неизбежной и, во-вторых, стать трамплином, с помощью которого «младоконсерваторы» сами станут «частью силы». В каком виде это произойдет – в виде интеллектуального телеклуба (идея Михаила Голованова) или создания «информационных войск» (идея Михаила Ремизова), которую недавно (не прошло и 10 лет) наконец озвучил министр Шойгу – это был обсуждаемый вопрос. Но результат должен был быть таким.

Любовь Ульянова

Каково Ваше личное участие в составлении доклада?

Илья Бражников

Интеллектуальной инициативой на КС владел Константин Крылов. Он предложил написать «рыбу» доклада, но в итоге написал практически готовый текст, который затем прошел горнило общей редактуры. Обсуждение и редактура были очень интересными, и мне жаль, что этот опыт коллективного творчества для данного сообщества оказался единственным. Впрочем, судя по дальнейшим событиям, иначе и быть не могло. Если говорить о моем личном участии, то я тогда в КС представлял «православное» крыло. Соответственно, «мой» стилевой и вербальный пласт в докладе – это всё, что касается «Традиции», «восточнохристианской цивилизации» и роли «православной церкви». В черновом варианте, который был раза в два длиннее окончательного текста, это был солидный кусок. В последней редакции – один куцый абзац, а про ПЦ – одна фраза. Но и за неё пришлось биться, т.к. большинство КС в тот момент были настроены антиклерикально. Бился, впрочем, в основном не я, а Кирилл Фролов. Я же делал ещё и общую редактуру текста, который после коллективной правки был местами похож на лоскутное одеяло.

Любовь Ульянова

Готовы ли Вы сегодня подписаться под докладом?

Илья Бражников

Под всем докладом – нет. Его заклинания в адрес революции морально устарели. Его резкий антизападнический пафос, ставший идеологическим мейнстримом в последние 2-3 года, звучит вульгарно. Однако многие его положения доказали свою правильность и обоснованность. Прежде всего, главный тезис о том, что российская власть уже несколько сотен лет легитимирует себя посредством «реформ». Я хотел бы даже процитировать несколько положений, которые и сегодня полностью вызывают у меня сочувствие. Скажем, вот это: «После очередного периода относительной стабильности, действующая власть навязывает стране все новые и новые разрушительные реформы — здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, образования и науки и пр. Смысл этих реформ непонятен не только населению, но и самим реформаторам: ратуя за дальнейшее «сокращение расходов», они одновременно мучительно ищут место для дополнительных доходов. При этом очевидно, что новые реформы не несут ничего, кроме устранения даже тех немногих позитивных тенденций, которые появились за несколько лет относительного спокойствия. Проводимые реформы несут с собой новое, «окончательное» разрушение создававшихся десятилетиями усилиями всей страны нормальных и понятных людям условий существования». Это сказано в 2005 году, реформы медицины и образования были ещё впереди.

Любовь Ульянова

Очень похоже на проведенные вскоре в этих областях реформы

Илья Бражников

Да, и они оказались именно такими, как их описывал доклад. Будучи в настоящее время связан с высшим образованием, я подписываюсь под этими словами. Или: «Иррациональной кажется и неприязнь российских властей к лучшим людям российского общества — его подлинной элите. Особенно странно это видеть на фоне чудовищного кадрового голода, «заставляющего» привлекать бесчисленных «внешних управленцев» (как правило, авантюристов или просто негодяев), чьи услуги к тому же обходятся невероятно дорого. Между тем, в таком подходе нет ничего нового. Со времен «книжной справы» (вызвавшей раскол), «реформы» проводятся руками только таких людей. «Лучшие люди» здесь не годятся – они могут предложить решение проблемы, что категорически противопоказано, ибо решенная проблема делает невозможными все новые и новые реформы». В правоте этих положений я убедился, недолгое время работая в ОПРФ. Это, действительно, точно подмеченная особенность современного стиля управления. Не думаю, впрочем, что только в РФ. Или: «Государство-контрреформатор прежде всего отказывается от собственного произвола в пользу творческой активности общества. В его задачу входит не насаждение изменений, а их оформление… В тех случаях, когда власть осознает необходимость внесения в жизнь общества чего-то принципиально нового, она обязана найти в обществе заинтересованные группы и всячески стимулировать процесс широкого обсуждения предполагаемых перемен. После этого останется только оформить выработанный в ходе такой дискуссии общественный запрос». В многочисленных ситуациях сегодня мы видим, что власть пытается симулировать именно это – общественное обсуждение, поиск групп и т.д. Но это именно симуляция, при видимости общественной дискуссии вопросы решаются совсем иначе. Этих цитат достаточно для того, чтобы показать: доклад не был вызван стремлением угодить Администрации, он не был исключительно консервативно-охранительским, он был движим искренним патриотизмом и стремлением улучшить управление, то есть – парадоксально, вопреки названию, – он нёс в себе дух истинной Реформации.

Любовь Ульянова

На какого читателя был ориентирован доклад? Был ли он им прочитан?

Илья Бражников

Доклад был ориентирован на заинтересованного читателя из Администрации Президента. Несомненно, он был там прочитан. И выводы какие-то были сделаны. Если же говорить о более широком круге читателей, то на сайте Правая.ру, где он был опубликован, за эти 10 лет его прочитало 8583 человека. Это говорит, в первую очередь, о том, что доклад был прочитан так называемым «экспертным сообществом», на которое он тоже, разумеется, был ориентирован.

Любовь Ульянова

Авторы этого доклада практически сразу же после его написания раскололись на лоялистов и оппозиционеров и вели долгую полемику между собой. Считаете ли Вы, что движение было бы более мощным в российской общественно-политической жизни в случае, если бы удалось сохранить единство?

Илья Бражников

Единства не было никогда. Напомню, что уже тогда в рамках КС презентовались и другие проекты – в частности «Русская доктрина» (Сергиевский проект), над которой работали почти все авторы КС. С самого начала был, условно, «круг АПН» и круг «Русского журнала». Впоследствии были ещё и консервативные манифесты – «Русский политический консерватизм» АПН и «Императивы национального возрождения» (партия «Родина» при участии Правой.ру) и заинтересованная критика обеих позиций. И всё это было создано авторами доклада, и оставалось в одном идейном поле. Множество проектов и манифестов было показателем относительно здоровой ситуации. Сохранять нужно было не единство (концепт вообще сомнительный), а возможность быть разным и право менять точку зрения, развиваться в рамках общего направления. Если бы полемика была возможна сегодня, это также было бы хорошим знаком. Но в мире, где все поделены на «укропов» и «ватников», «национал-предателей» и «крымнашистов», к сожалению, ни о каких «нюансах» и «тонкостях» в позиции говорить не приходится, и здоровая полемика невозможна. А в «общественно-политической жизни» участвуют только те, кого в неё допустили.

Любовь Ульянова

Авторы доклада Контрреформация стремились представить свое движение третьей силой, одинаково противостоящей и либеральной власти, и либеральной оппозиции. Можно ли сказать, что за прошедшее десятилетие сама российская власть осуществила ту контрреформацию, к которой призывали авторы доклада? Если это так, то несете ли Вы личную ответственность за совершенную властью контрреформацию?

Илья Бражников

Власть не совершила никакой Контрреформации, и приведенные выше цитаты из доклада вполне доказывают это. Власть усвоила лишь консервативно-охранительную риторику, после Мюнхенской речи пережила некоторую дискурсивную эволюцию. По сути и по персоналиям власть осталась такой же, какой была. То есть слабой, коррумпированной, безответственной, неэффективной, равнодушной к реальным нуждам народа и, самое главное, в терминах доклада, «реформистской» по сути. Реформы в области медицины, образования, социальной сферы, которые были проведены за последние несколько лет, в точности соответствуют тому негативному образу, который создан в докладе. Но дело в том, что антизападная истерика в Госдуме и на центральных телеканалах ещё не означает соблюдения национальных интересов, а духовно-нравственная «фофудья», льющаяся с экранов, не означает верности традициям. Я и тогда, и теперь не думаю, что ключевое слово – Контрреформация – было точным. Я бы предпочел слово Контрформатирование. Или Контрформация. Доклад претендовал на преображение сущности российской власти, на её контрформатирование. Он предлагал российской власти вместо ре-форм контр-форму. Ничего этого не произошло. Формат власти остался прежним. И в этом, конечно, не может быть никакой личной вины авторов доклада. В категориях некоей абсолютной этики, разумеется, я, как и каждый, лично ответственен за тот беспредел, который происходит, и каждая ошибка властей – это моя ошибка. Я, наверное, лично ответственен за те иллюзии и заблуждения, которые питал и сеял вокруг себя в 2005 году. Но доклад Контрреформация, как видно спустя 10 лет, достаточно сбалансирован – и ни с политической, ни с этической точки зрения к нему не может быть претензий, а значит, авторам его каяться не в чем.

Доктор филологических наук, учредитель, главный редактор и руководитель медиа-группы «Правая.ру»

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Нет места оптимизму. И надо окончательно признать, что мы живем не творчеством, а потреблением, не...

Можно признать справедливым тезис Александра Киреева о том, что при всех разногласиях между...

"Мы попытались создать консерватизм, не сливаюшийся с лоялизмом, но и не уходящий в откровенную...