Наша беседа с Андреем Пургиным для «Русской идеи» намечалась несколько раз и столько же раз откладывалась. То не хватало времени, то делу мешала прискорбная внутренняя обстановка в народных республиках Донбасса. Наконец, помехи были устранены, и мы, устроившись за столиком одного из ростовских кафе, начали разговор.

 

Станислав Смагин

Сейчас разного рода идеологические определения крайне размылись, вплоть до казусов вроде «левые за Майдан и АТО». На первый план выходят другие маркеры и линии водораздела. Тем не менее, если придерживаться устоявшейся терминологии, как бы Вы охарактеризовали систему своих политико-мировоззренческих взглядов?

Андрей Пургин

Верно схвачено — основные маркеры сейчас другие. Внутри же сформированных этими маркерами лагерей люди могут придерживаться самых разных позиций, вплоть до крайне экзотических и эклектичных. Один из наших соратников, Александр Варяг, уже перебрал несколько причудливых вариантов своей самоидентификации, сейчас вот остановился на «анархо-империализме». Себя же я назвал бы человеком правых, консервативных, традиционных взглядов. Но, отмечу, вряд ли националистом.

Станислав Смагин

Что Вы вкладываете в понятие традиционности?

Андрей Пургин

Приверженность коренным устоям русской цивилизации. Именно цивилизации, а не племенного государства, построенного сугубо на этнических, во всяком случае, узко понятых этнических принципах. Россия как цивилизация, как масштабный проект со своим видением будущего мира, нужна не только самой себе, но и всей планете. Необходима конкуренция цивилизационных проектов. Когда безоговорочным гегемоном становится кто-то один, как сейчас США, сгруппировавшие вокруг себя Запад, это приводит к стагнации, загниванию и катастрофе.

Станислав Смагин

А кого из классиков русской консервативной мысли Вы наиболее цените, считаете авторитетом для себя?

Андрей Пургин

Ценю много кого, но останавливаться на конкретных именах не хотел бы. Почему? Возведение конкретного автора и его произведений в ранг авторитетов и публичное проговаривание этого – первый шаг к догматизации, а догматизация – первый шаг к закостенению, смерти идей и мыслей. Вещь, зафиксированная раз и навсегда, имеет ценность эстетическую, но не практическую, в идеологии же эстетическая составляющая важна, но вторична, идеологии, как и цивилизации, должны развиваться в жесткой внешней и внутренней конкуренции. Русская консервативная классика прекрасна, местами гениальна, в лучших своих проявлениях она по сию пору актуальна где-то на 60%, но на 40% мир точно радикально изменился.

Меняются люди в групповом плане, как нации, государства и социумы, меняется, причем испокон веков, и всякий конкретный человек. Не зря же так популярна поговорка: «Кто в молодости не был либералом, не имеет сердца, кто к старости не стал консерватором, не имеет головы на плечах». Это ведь чистая правда! Поэтому динамизм и открытость для новых веяний, отсутствие боязни противоречий и даже намеренных поиск оных – залог успеха идеологии. Недаром Библия, самая популярная, гениальная и более всего повлиявшая на человечество книга, одновременно самая противоречивая. Она в том или ином виде является источником всех великих мировых идеологий и мировоззренческих платформ, от консерватизма до либерализма и социализма. На ее страницах можно встретить, скажем, как проповедь миролюбия и пацифизма, так и «не мир я вам принес, но меч».

Станислав Смагин

Раз уж зашла речь о Библии – что для Вас Православие?

Андрей Пургин

Вера отцов, дедов, далеких предков. Краеугольный камень традиционности. Константа консервативного отношения к миру, нечто, неизменное от глубины веков и до их скончания. Именно Православие сохранило первозданные смыслы христианства, не меняя их в угоду новым эпохам. Нашу веру называют «ортодоксией», это в принципе, лишь дословный перевод слова «Православие», но все равно мы даже на подсознательном уровне улавливаем здесь осуждение нашей твердости в убеждениях.

Станислав Смагин

Но это ведь, кажется, противоречит столь симпатичному Вам идейному динамизму…

Андрей Пургин

Именно что кажется! Противоречие здесь мнимое. Во-первых, Православие сохранило верное понимание именно тех сторон души и натуры человека, которые неизменны всегда. Во-вторых, Западу с его рационализмом как раз неприятна «цветущая сложность» восточного христианства, динамизм неизменности и неизменность динамизма. Мы в соответствии с духом времени разными способами стараемся сохранить дух Библии, Запад – ее извратить.

Станислав Смагин

А бороду Вы носите из консервативных соображений или из эстетических?

Андрей Пургин

И то, и другое. На самом деле, у меня есть повреждения нижней части лица, из-за которых лицо «поведено», и с бородой мне всяко лучше. Решающим же фактором стало пребывание в течение не одного дня в месте, где бриться просто не было возможности. Отросла изрядная щетина, плавно перешедшая в бороду, и я решил, что оставить ее лучше из всех соображений – консервативных, эстетических и утилитарных.

Станислав Смагин

Ваша борода и вообще внешний облик, бывало, становились объектом критики и отправной точкой для довольно своеобразных умозаключений. Так, когда Вас на посту председателя Народного Совета ДНР заменили всем памятным способом на Дениса Пушилина, один наблюдатель написал, цитирую: «Пушилин моложе, представительнее и современнее Пургина. Андрей Евгеньевич, мягко говоря, не отличавшийся фотогеничностью, одним своим обликом отпугивал от республик десятки тысяч людей. Импозантный же Пушилин наоборот сможет увеличить армию симпатизирующих республикам».

Андрей Пургин

Все, кто знаком или сталкивался с Денисом, подобные рассуждения, уверен, оценят с соответствующим знаком. Можно, конечно, отметить, что и я хожу не в мятом свитере, а в костюме, да и Пушилин, в свою очередь, бородой не обделен. Но скажу по-другому: бедные американцы! У них один из величайших президентов в истории, выигравший для страны Вторую Мировую, вообще был инвалидом-«колясочником».

Ну, а тот факт, что людским сознанием пытаются манипулировать подобными способами, и кое-кто, да что там, многие наверняка на это покупаются, заставляет признать: прогресс, в том числе в области социальных технологий, заметно опережает духовное, нравственное и умственное развитие человечества, точнее, его подавляющей массы, состоящей из средних людей. Еще в начале ХХ века политика была делом в основном элитарным, когда же на арену политической борьбы вышли, не всегда даже по своей воле, массовое общество и средний человек, демиурги решили, что легче не подтягивать обывателя до уровня сознательного грамотного гражданина, а манипулировать им.

В том числе и поэтому миру так важен русский цивилизационный проект. Несмотря на все россказни про западный гуманизм, именно русская философская мысль, культура, литература по-настоящему проникнуты вниманием и заботой о человеке. На Западе же его воспринимают как материал, когда расходный, когда просто путающийся под ногами. В прошлом веке под влиянием русского проекта в его советском обличье Западу пришлось значительно улучшить социально-экономическое положение своих низших классов, ибо у тех перед глазами была притягательная альтернатива. После распада же СССР разрыв между бедными и богатыми на Западе стремительно растет, и бедных, чтобы они этого не замечали, «кормят» телевизором, Интернетом, таблоидами и глянцевыми журналами, почти полностью заменяя ими пищу либо подмешивая в лошадиных дозах. Нас тоже хотят примитивизировать до такого уровня, но мы пока худо-бедно местами сопротивляемся.

Станислав Смагин

В тему худо-бедно сопротивления. Как Вы оцените итоги Русской Весны для Донбасса на нынешнем этапе? Что достигнуто и, если ставить вопрос жестко, достигнуто ли вообще хоть что-то?

Андрей Пургин

В практическом плане достижения, действительно, скромны. Но важны и ценны духовные изменения, перемены в людском самосознании и самооценке. Люди поняли, что их судьба – в их собственных руках, что если они поднимутся, то достигнут своих целей. У нас всегда была развита «папократия», надежда, что «папы» в верхах, большие начальники, все решат, разжуют и в рот положат. Русская Весна дала чувство обладания своим будущим. Сейчас под огромным грузом самых разных причин этот импульс придавлен, он еле теплится, но полностью его не затушить, он обязательно вернется на сцену истории.

Станислав Смагин

Исходя из этого, можно ли сказать, что в споре о соотношении роли личности и масс в истории предпочтение Вы отдается массам?

Андрей Пургин

При жесткой дихотомии «или-или», пожалуй, да. Но на самом деле оптимален разумный баланс. Без вожака, харизматичной личности, мозгового центра массы вряд ли победят, однако верно и обратное. Я всегда говорю, бессмысленны штабы и руководители без людей на передовой, при этом и людям на передовой без штаба не справиться.

Станислав Смагин

Есть ли какие-то ошибки, Ваши лично или в целом лидеров первой волны Русской Весны, о которых Вы жалеете, считаете, что при выборе другого решения события пошли бы иначе?

Андрей Пургин

Безусловно, были ошибки, часто серьезные, о которых размышляешь до сих пор. Но оценивать каждую из них конкретно, говорить, что надо было действовать по-другому, идти иной тропой, тогда получилось бы лучше… Очень это легковесно и принципиально неверифицируемо, то есть, говоря проще, непроверяемо на практике. Я именно по этой причине никогда не участвую в спорах об уходе Стрелкова из Славянска. Ах, если бы он не ушел, было бы лучше. Не исключено. А может, хуже? Один Бог знает. Лучше, учитывая, несомненно, положительный и отрицательный багаж прошлого, смотреть в будущее.

Станислав Смагин

Напоследок немного о «Юге России». Сказано о новом движении уже достаточно, причем в СМИ старт обсуждению дал ваш покорный слуга, и все же грех совсем обойти тему стороной. Как бы Вы обозначили цели движения на 2016 год?

Андрей Пургин

Вытащить умных, способных принести пользу Русскому Миру людей из их провинциального мирка, точнее, мирков. Сейчас, если попросить ученых Ростова, Луганска и Донецка написать по учебнику истории, эти учебники получатся ну о-очень разными. Надо ломать перегородки, объединяться, создавать точку сборки Русского Будущего. Здоровая нация и государство начинаются со здоровой региональной интеграции.

Отвечает

Донецкий общественно-политический деятель, основатель движения «Донецкая республика».

Спрашивает

Журналист, публицист, критик, политолог, исследователь российско-германских отношений, главный редактор ИА "Новороссия"

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где желание развития территорий исходит от мэра...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...