РI: Вчера в Республике Беларусь прошли выборы президента страны. Сегодня ЦИК Республики объявил предварительные данные голосования: за действующего главу государства Александра Лукашенко проголосовали 83,49% избирателей. Лукашенко выигрывает президентскую гонку уже в пяты й раз, с огромным отрывом от конкурентов – его самый серьезный противник в этой кампании, кандидат от «демократической оппозиции» Татьяна Короткевич набрала лишь 4,42%. При этом даже западные наблюдатели, обычно крайне предвзято относящиеся к Лукашенко, заявили об отсутствии давления на избирателей и констатировали, что, несмотря на очередную победу действующего президента, условия проведения выборов на этот раз «были другими». А сразу же после выборов страны ЕС объявили о временной – пока на четыре месяца – отмене санкций в отношении Александра Лукашенко и еще 140 граждан РБ.

Прокомментировать итоги выборов и влияние на них «украинского фактора» мы попросили одного из ведущих белорусских политологов, директора Центра проблем европейской интеграции (Минск) Юрия Вячеславовича Шевцова.

Любовь Ульянова

В какой степени стабильность и предсказуемость нынешних выборов в Беларуси стала следствием украинского Майдана и последовавшей гражданской войны на Юго-востоке? В соцсетях появляются записи типа «Спасибо Порошенко — голосую за Лукашенко» и т.д.

Юрий Шевцов

Война на Украине стала очень важным фактором для белорусского общества. По двум параметрам. Во-первых, белорусское общество увидело, что может произойти в случае радикализации событий и отшатнулось от любых радикальных политиков. И ранее политический радикализм был в Белоруссии очень непопулярен, теперь же он стал черной меткой. В ходе нынешней предвыборной президентской компании даже оппозиционный кандидат был правоцентристом, он не был радикалом. Сами радикалы в ходе украинской войны стали еще радикальнее, они еще сильнее отдалились от людей. Во-вторых, изменилось отношение Запада к Белоруссии. На Западе оказалось много политических сил, которые высоко оценили ту позицию, которую Беларусь заняла относительно Украины. Многим политическим силам на Западе симпатично, что Беларусь не дает усилиться двум антирусским очагам в Восточной Европе — прибалтийскому и украинскому. И тем самым напряженность в отношениях России и Запада не перерастает в нечто большее, пока еще сохраняется возможность обойтись без новой «холодной войны». Подобное отношение части влиятельных западных сил к Белоруссии привело к тому, что они резко сократили поддержку радикальной белорусской оппозиции. В итоге эта оппозиция стала почти незаметной.

Любовь Ульянова

Видите ли Вы политическое будущее у главного оппозиционного политика нынешних выборов Татьяны Короткевич?

Юрий Шевцов

Да, если она захочет. А у меня есть сомнения в том, что она захочет оставаться в политике на высоком уровне. Она же технический сотрудник одной из умеренных оппозиционных структур.

Любовь Ульянова

Как теперь, после выборов, будут развиваться отношения Минска и Москвы, в частности, по вопросам военной интеграции, в частности, в нашумевшем вопросе о военной базе?

Юрий Шевцов

Я не уверен, что вопрос о базе носит политический характер. Это вопрос не очень военный. Но зачем-то каким-то политическим силам в России перед выборами понадобилось показать обострение белорусско-российских отношений. С военной точки зрения здесь проблемы нет. На реальное военное сотрудничество этот вопрос почти не влияет. Реальное военное сотрудничество между Россией и Белоруссией развивается достаточно тесно — совместные учения, единая сухопутная группировка, единое ПВО — это все сохраняется. Даже с Казахстаном у России нет столь тесных военных связей. Да и вообще, кажется, у России нет ни с одной страной более тесных отношений в военной сфере, чем с Белоруссией. Это никто сомнению не подвергает.

Любовь Ульянова

Каковы все-таки перспективы российско-белорусских отношений? Развитие Союзного государства, евразийской интеграции?

Юрий Шевцов

Пока все остается как было. А далее все зависит от многих факторов, которые сейчас сложно просчитать. Скажем, у Белоруссии есть проблема получения кредита для поддержания своей экономики. В Белоруссии произошло падение экспорта, что создало большие проблемы. Раньше в подобных случаях Белоруссия брала кредит у России или МФВ. Сейчас такого кредита пока нет. Думаю, вокруг него и будет идти какая-то игра.

Любовь Ульянова

Вы сказали, что в свете украинского кризиса Белоруссия заняла позицию, которая нашла поддержку в определенных кругах на Западе. Можно ли говорить, что Белоруссия претендует и действительно превращается в некий центр евразийского пространства, в определенной степени самостоятельный, а где-то даже и противостоящий России?

Юрий Шевцов

Противостоящий — нет. А относительно самостоятельный центр — да. Хочу напомнить, что Белоруссия взяла курс на союз с Россией вопреки желанию тогдашнего руководства России в середине 1990-х годов. Тогда у власти в России стояли либералы, и они вовсе не горели желанием заключать союз с Белоруссией. Это было внутреннее, белорусское решение, а не решение, навязанное из России. Самостоятельность белорусской политики в евразийском вопросе изначальна. И сейчас никто не ставит под сомнение евразийскую интеграцию. Украинская война просто прибавила к самостоятельности Белоруссии новые черты. Ее значение для евразийской интеграции выросло. Но не более.

Отвечает

Политолог, директор Центра проблем европейской интеграции (Минск)

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...