1 ноября в датском парламенте состоялась конференция, посвященная 25-летию падения Берлинской стены. На конференции выступил первый президент Чехословакии Вацлав Клаус. Организовала конференцию «Либертас» — датская общественная организация, ратующая за принципы свободомыслия и рыночной экономики совместно с членом датского парламента от партии «Либеральный Альянс» Иокимом Б Ольсеном, в прошлом известным атлетом и олимпийский призером по метанию ядра. Я сама — член «Либертас» и до сего года была членом Либерального Альянса. Это и привело меня на конференцию.

Помимо президента Вацлава Клауса в конференции принимали участие Уффе Еллеман Енсен — один из бывших министров иностранных дел Дании и бывший лидер партии «Venstre», которая, несмотря на вводящее в заблуждение название «Левые», является партией либерально-буржуазного направления и всегда считалась «партией фермеров».

Третьим оратором на конференции был известный в Дании журналист, писатель и эксперт по вопросам России Самуил Рахлин, сын эмигрантов, который сам долгое время работал корреспондентом в Москве и неплохо владеет русским.

На конференции в числе гостей присутствовали послы Чехии и Венгрии в Дании.

Вел конференцию пресс-шеф Саксо-Банка Каспер Ельбъерн. Саксо-Банк является одним из самых значимых спонсоров партии «Либеральный Альянс» а один из директоров банка — Ларс Сайр Кристенсен является соучредителtv партии. Ларс Сайр — давний друг президента Вацлава Клауса. Именно он в свое время финансировал издание книги Клауса «Европа — интеграция без иллюзий» — которая критически освещает ситуацию в Евросоюзе. Сам Ларс Сайр тоже известный противник как Евросоюза, так и Евро, как общей валюты. Как видно из вышесказанного, конференция была организована либерально-буржуазными организациями, многие члены которых очень скептически относятся к идее Евросоюза. Все эти пояснения необходимы для того, чтобы понять суть произошедшего на конференции. Суть того, что для многих, неподготовленных присутствующих оказалось полной неожиданностью.

Конференция началась вполне мирно.

Вацлав Клаус рассказал о ситуации в Чехословакии накануне падения стены и о тех ожиданиях по отношению к Европе, которые владели умами чехословацкой общественности в то время.

Однако, как выяснилось, произошло слияние не с Европой, а с Евросоюзом, что не принесло полным ожидания чехам такой долгожданной свободы. Они оказались в стране по рукам и ногам связанной квотами и регулируемой до мельчайших деталей. По словам Вацлава Клауса, страна из одного социалистического лагеря прямиком попала в другой, столь же социалистический лагерь.

В целом, речь Вацлава выражала его глубокое разочарование в идее Евросоюза. Как он выразился — из социалистического лагеря было куда сбежать. Сейчас бежать некуда. Даже США становится все более и более социалистическим государством, попирающим принципы свободного рынка.

Следующим оратором был Уффе Еллеман Енсен, известный своими про-евросоюзными и анти-российскими взглядами. Он утверждал, что проблемы Евросоюза коренятся в недостаточной солидарности и сотрудничестве — тут в пример были приведены французские Мистрали, поставляемые в Россию. Предполагалось, что получив эти Мистрали, Россия примется бороздить шведские территориальные воды. Почему-то о солидарности с собственными датскими фермерами, теряющими из-за санкций миллионы датских крон, бывший глава партии фермеров не подумал. Говорил он о том, как замечательно и прекрасно сейчас, после вхождения в ЕС, живется Прибалтике, видимо не зная или не желая знать того, что население этих стран за время их членства в Евросоюзе уменьшилось почти вполовину.

Не забыл упомянуть и Венгрию, в качестве страны, которая прилагает недостаточно усилий для интеграции в Евросоюз, непонятливое население которой вместо евро-интеграции почему-то хочет усиления собственного государства, национального самосознания и выхода из Евросоюза. Послу Венгрии в Копенгагене такой поворот явно не понравился. Он поднялся и назвал некорректным тыкать пальцем в страну, положения дел в которой и проблем которой бывший министр досконально не знает. Посол Чехии сидел и молча кивал головой, слушая посла Венгрии.

В какой-то момент и Вацлав Клаус поднялся с места и громко выразил свое несогласие с позицией Уффе Еллемана, еще раз подчеркнув тот факт, что европейский социализм находится очень далеко от того, о чем мечтали и за что голосовали жители Чехии в 1989 году.

Однако самая интересная часть конференции началась тогда, когда слово было дано Самуилу Рахлину. Для начала он прочел отрывок из своей новой книги под говорящим названием: «Я Путин».

Рахлин заявил, что «холодная война» никогда не заканчивалась. Говорил о ситуации на Украине и о том какую роль в этих событиях по его мнению играет Россия вообще и Путин в частности. Вся его речь была пронизана откровенной русофобией. Для иллюстрации аннексии Крыма привел мартовскую статью Андрея Зубова в «Ведомостях», в которой, по словам Рахлина, Зубов сравнивал нынешний политический режим в России с фашизмом, а аннекцию Крыма с австрийским аншлюсом.

Самой большой победой европейской демократии и свободомыслия он назвал успешную интеграцию Восточной Европы в Евросоюз. Было много сказано о российской агрессии, интервенции в Украину и о нарушении Россией международных прав.

Неожиданное, по крайней мере для меня началось тогда, когда Каспер Ельбъерн начал задавать Рахлину вопросы. Одним из первых был вопрос о том, почему Запад поддержал антиправительственный и антиконституционный переворот на Украине? Дальше – больше: не является ли правдой то, что Крым являлся российской территорией и население полуострова радо присоединению к России? Не было ли свержение Януковича незаконным? Не было ли то, что сказал Путин правдой?

Из зала был задан вопрос: – Не был ли аншлюс Австрии присоединением к Германии более богатой страны, за счет которой Германия обогатилась, что ни в коей мере нельзя сказать про Крым?

Я думаю, что Рахлин не ожидал такого рода вопросов именно на этом форуме.

Я сама спросила о той неувязочке, которую можно обнаружить в истории со статьей Зубова. Если в России нет свободы слова и вообще фашизм – почему такая статья оказалась напечатана в одном из центральных российских изданий? Что, получается, что все истории о подавлении прессы и свободы слова в России – ложь? – Президент Вацлав Клаус и посол Чехии, оглянувшись на меня, закивали с улыбками на лицах.

В конце концов Вацлав Клаус  встал и заявил, что вообще не понимает, какое отношение антироссийская и про-украинская речь Рахлина имеет к заявленной теме конференции. Вацлав сказал, что ситуация на Украине, и то, каким образом эту ситуацию спровоцировал Евросоюз, – отдельная большая тема, и что он сам в корне не согласен с позицией Рахлина.

С позицией Вацлава Клауса по Украине я познакомилась еще в январе, во время его предыдущего визита в Копенгаген, но я думаю, что она оказалась неожиданностью для большинства присутствующих в зале.

Продолжая мысль моего комментария, Вацлав Клаус  сказал о том, что именно свобода слова –  одно из самых фундаментальных изменений в современной России со времени падения Берлинской стены. И если следовать логике Еллемана Енсена и Рахлина, то за прошедшие 25 лет ничего не изменилось,  а это неправда.

В конце мероприятия стало все-таки понятно, в чем обвиняет господин Рахлин президента Путина и его команду. Их самый главный грех в глазах Запада или господина Рахлина – это не стремление вернуть коммунизм, а стремление построить культурно-консервативное государство. То есть государство с традиционными моральными нормами, отличающимися от норм либеральной демократии.

По окончании конференции я перекинулась парой слов с парой моих знакомых. В силу разности позиций по Украине я несколько месяцев не общалась с моими либеральными друзьями. Я всегда знала, что далеко не все из них согласны с официальной датской политикой и произносимым из телевизора. К моему удивлению, таких людей оказалось больше, чем я думала.

Конференция ясно показала, что западные либерально-буржуазные круги так же разделены во мнениях относительно украинского кризиса, как и общество в целом. Отношение к законности власти, к причинам кризиса и действующим лицам не зависит от идеологических воззрений. Не зависит от того, коммунист ты, капиталист или монархист. Зависит только от личного мнения, уровня осведомленности и здравомыслия человека, а также в чем-то от его изначальных позиций и предпочтений.

Публицист.

Похожие материалы

Не будучи связанным с медицинской сферой, не берусь судить о санитарно-эпидемиологических аспектах...

За шаблонностью и кажущейся вторичностью текстов Потапенко современный читатель в деталях видит,...

Нина Андреева умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то...