Первым делом, хочу выразить соболезнования всем близким членам семей, родственникам, друзьям и коллегам погибших в жуткой авиакатастрофе во французских Альпах ни в чем не повинных пассажиров. Смерть людей – это всегда огромная трагедия, не важно, каких политических взглядов они придерживались, какой были ориентации и вероисповедания. Тем более смерть детей. При этом столь внезапная и необязательная. Это не кино. Если даже в мрачном хоррор-муви «Пункт назначения» у каждого из выживших подростков имелась толика вероятности победить в борьбе со Смертью, то здесь им не дали и малейшего шанса. Европа шокирована происшествием – и это даже слабо сказано, тем более после заявления французского прокурора о том, что второй пилот рокового «Аirbus 320» Андреас Лубитц намеренно уничтожил самолет вместе с пассажирами. Конечно, французы, как известно, терпеть не могут немцев и чуть им выпадает случай, сразу же всячески пытаются их дискредитировать, но не до такой же степени, чтобы откровенно врать или выдавать СМИ непроверенную информацию в подобной ситуации. Эту версию, как достоверную, подтверждает тот факт, что имя второго пилота – единственное из всего списка, которое открыто назвали. В его доме уже произведен обыск, изъят компьютер и другие вещи. Нашли даже важную улику – разорванный больничный, подтверждающий, что в день катастрофы пилот должен был находиться дома. Вероятность того, что происшествие не было случайным, приближается к ста процентам. Но был ли это теракт, совершенный одной из крупных международных организаций или просто единичная личная акция второго пилота, пока не ясно. Скорее всего, Лубитц – немецкий вариант Брейвика. Убийца-одиночка. Вот только если у Брейвика имелась целая философия, оправдывающая и даже призывающая его совершить теракт, то Лубитц — это совершенно иная ипостась скрытого убийцы-террориста. Говорят, он посещал психолога и лечился от депрессии. В ближайшее время все авиакомпании наверняка кардинально пересмотрят свой подход к найму пилотов, уволив всех хоть в какой-то степени подозрительных. Немецкие СМИ уже пишут о необходимости регулярных психологических тестов для пилотов и прочих обязательных процедурах, способных выявить потенциального кандидата в террористы. Сейчас же перед вылетами проводятся лишь физиологические тесты, показывающие только состояние здоровье пилота. Что заставляет обеспеченных европейцев совершать заранее спланированные, хорошо обдуманные массовые убийства? Ведь это не преступления в состоянии аффекта или под влиянием минутного порыва. Когда человек обут, одет, сыт, имеет счет в банке, хорошую работу, дом, машину и т.д., то есть, обеспечен всем необходимым и не смотрит в будущее со страхом, начинается повседневная рутина, которую, как ни странно это звучит, способен вынести далеко не каждый. Постоянные размышления о смысле жизни и своем месте в ней, как правило, до добра не доводят. Весь этот общеевропейский «день сурка» все больше загоняет людей в депрессии. Казалось бы, с «жиру бесятся» эти европейцы?! Все у них есть, а им и этого мало? Но, как сказала одна крестьянка, узнав историю Анны Карениной: «Корову бы ей, было бы, чем заняться… а лучше две!» Так что, все мы – люди. Ни в коем случае не оправдывая преступника, хотел бы сказать: обществу пора задуматься о том, что не только благосостояние является важным фактором жизни человека. Невостребованность, одиночество, однообразие, невозможность поделиться своими переживаниями с другими и многое другое толкают людей на громкие преступления, как на возможность вырваться из серой рутины, громко заявить о себе. Полагаю, что в скором будущем в Европе будет только нарастать волна подобных преступлений. Это только начало, первые отдельные случаи, а все может стать куда страшнее, если перерастет в массовое движение. Многие европейцы ищут и не находят себя в нынешней Европе, поэтому они записываются в террористы ИГ, едут воевать в Сирию, Ливию… или на Украину. Любопытно, что по немецким законам человека, поехавшего воевать на Украину, могут лишить гражданства только в том случае, если он воюет в регулярной украинской армии, а вот если он сражается на стороне ополченцев, то гражданство свое он сохранит. Ведь официально Новороссию никто из европейских стран не признал, а раз нет государства, то нет и нарушения закона о службе в армии чужих стран. Такой парадокс. Хочется поговорить о другом. Удивляет и неприятно поражает принципиальная разница в подходе к расследованию двух катастроф. Вспомним малазийский «Боинг» и немецкий «Airbus». В первом случае официальная экспертная группа до сих пор (а прошло немногим меньше года) не предоставила широкой публике ни подробный отчет о происшедшем, ни расшифровку переговоров пилотов, ни любой другой столь важной для понимания произошедшего информации. Кажется, про «Боинг» все давно забыли за другими «неотложными» делами. Особенно удивляют высказывания некоторых упертых либералов о том, что, мол, на Донбассе война, там не было возможности для быстрой работы поисковых групп. Но ведь достаточно вспомнить, что ополченцы в те дни предоставили полный доступ к месту трагедии и оказывали всестороннее содействие. С «Аirbus» немецкого лоукостера Germanwings же иная история – двухкилометровая высота, горная гряда, снег и холод, невозможность подняться на точку обычными средствами – все это совершенно не помешало европейским группам в мгновение ока собрать тела погибших, найти «черные ящики», составить точную картину произошедшего и выдвинуть предварительные версии катастрофы. На это им понадобилось всего лишь два с половиной дня. И второй момент, который явственно бросался в глаза. СМИ без конца показывают родственников погибших, рассказывают про работу психологов, поисковых групп, комментируют действия глав государств, которые не замедлили лично явиться во Францию. Но не единой фамилии из списка погибших не было опубликовано. Тайна личности. В общем, все очень правильно и грамотно. Без истерики, без многочисленных ничем не оправданных обвинений. Обычная практика расследования трагедии, принятая во всем мире. А вспомнить, что было с «Боингом»! Истерика не прекращалась ни на минуту, а список погибших (а погибших ли?) и фотографии их паспортов появился уже в первые несколько часов на всех интернет-ресурсах. Возникает логичный вопрос: а почему все так по-разному происходит? Неужели, для первого случая предписаны одни виды процедур, а для второго – другие? И ведь нельзя все списывать на войну. Да, на территории Новороссии велись и ведутся боевые действия, но ведь экспертизы-то проводились не там. Собранные обломки, черные ящики и все прочее давно были переданы в европейские экспертные комиссии, и вся работа по ним проводилась в Европе. А где результаты? Их нет. Вывод: их и быть не могло, потому как вся эта история с малазийским «Боингом» — фикция.

Писатель-фантаст, публицист, постоянный автор сайта «Русская Idea».

Похожие материалы

Откровенно говоря, я бы не хотел жить под "железной пятой" Великого Инквизитора. Тем более что в...

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...