Прошедший на днях референдум в Шотландии отчетливо показал, что в скором будущем Европу ждут огромные перемены, ведь за отделение страны проголосовало больше 70% граждан в возрасте 16-17 лет, а старшее поколение, напротив, выбрало сохранение зависимости Шотландии от Великобритании. Несомненно, одним из ключевых факторов, испугавших тех, кому за 60, оказались угрозы Кэмерона в отношении пенсионных выплат. Да, чуда не произошло, но даже 48% населения, высказавшегося за независимость, — это для многих повод задуматься.

«Шотландия? Это было спокойствие перед штормом!» — именно под таким заголовком вышла статья Йорга Ейгендорфа в немецком „die Welt“. Он пишет: «…Несмотря на результаты референдума, спокойствия в ЕС не будет. Очевидная угроза исходит от сепаратистских и экстремистских движений, имеющихся во многих странах Европы. Факт – есть факт: все больше людей уверены, что их голос не играет никакой роли. Именно это чувство собственного бессилия и стало движущей силой для подобных движений… Еще один фактор — Украина, Молдова и Грузия. Они нуждаются в ЕС, однако самому ЕС после кризисов последних лет сначала нужно провести основательное внутреннее реформирование, а не принимать в свои члены еще больше государств…».

Сторонники глобализации желают видеть Европу единым организмом с централизованной властью. Но постепенно понижающийся уровень жизни среднего европейца за последние 12 лет, с момента принятия евро, как общей валюты, показывает, что это пока не получается. Что произойдет, если Бавария, не раз заявлявшая о своем желание отделиться от Германии, сумеет провести у себя подобный референдум? Его исход будет очевиден – появится еще одна маленькая, но очень богатая европейская страна, в то время как бюджет Германии потерпит крах. А Каталония в Испании? Да, на текущий момент испанские власти не разрешили каталонцам провести собственный референдум, но те ни за что не оставят подобных мыслей. По конституции Испании в референдуме о независимости должны принимать участие все испанцы. Естественно, каталонцев это не устраивает, потому как в таком случае шансов на отделение у них нет. А во Франции есть  Корсика, да и в других странах ЕС имеются отдельные регионы, давно уже мечтающие о независимости и самостоятельности.

На сайте 1 немецкого канала ARD вспоминают пример Мальты: «164 года британского господства оставили свои следы: левостороннее движение, красные телефонные будки и, прежде всего, язык. И, тем не менее: Мальта давно выросла из колониального периода. Мальтийский журналист Греч подводит положительный баланс 50 лет независимости: «Независимость принесла нам пользу. Мы были одной из самых развитых стран в Европе, членом в ЕС. В общем и целом мы — богатая страна. И мы очень гордимся тем, чего мы достигли за 50 лет». В свое время Мальта заманивала иммигрантов низкими налоговыми ставками и прочими льготами. Кроме того, в страну возвратились многие мальтийцы, которые массово эмигрировали десятилетиями раньше в Австралию и Канаду. Последствием является беспрецедентный строительный бум и невероятный рекорд: в среднем в Европе застроены 7 % площадей, в Мальте — 27 %».

Ждет ли Европу в ближайшие годы череда референдумов или власти будут массово запрещать любые попытки их проведения? Скорее, второе. Референдум в Шотландии являлся своего рода проверкой, показавшей, что лучше не давать шанса тем, кто им может воспользоваться. Не знаю, фальсифицированы ли результаты, но разница между теми, кто сказал «нет» и «да» уже почти не заметна. И случись подобное голосование пару лет спустя, результаты могли бы быть совершенно иными. Поэтому, выбор у властей простой: полный запрет референдумов по вопросам отделения или постепенный развал ЕС. Или брать за основу пример Испании – разрешать референдум, но на заведомо проигрышных условиях. Это даже более предпочтительно в контексте поддержания псевдодемократической генеральной линии. А тут чисто, не подкопаешься.

В Москве почти в это же время проводят так называемый «марш мира», который тут же окрестили «маршем предателей». По разным данным в марше приняло участие от 5 до 20 тысяч человек (мнение г-на Немцова, утверждавшего, что пришло 100 тысяч, отбрасываем, как заведомо безумное). Что же получается: в столице России, в самом ее сердце, идет толпа, скандирующая, в том числе, и антироссийские лозунги, поющая матом оскорбления президенту РФ, одетая в вышиванки, несущая украинские флаги (страны, с которой Россия якобы воюет), флаги НАТО и «Правого сектора» – и им ничего за это не сделали. Странно, но факт: ни одного ареста, ни одной стычки, ни единого конфликта.

Очень показательно, что оппозиция получила большую свободу выражения собственного мнения, чем пару лет назад во времена Навального, но фактически число ее сторонников уменьшилось в разы.

Сложно представить, чтобы сегодня в Киеве прошел подобный марш. Чтобы вышла хотя бы сотня людей с российскими флагами, которые призывали бы Порошенко прекратить войну на Донбассе.

И в чьей же стране, спрашивается, демократия?

Кто-то недавно верно заметил: само словосочетания «марш мира» — это абсурд. Почему для обозначения заявленного действия было выбрано именно это слово? Одно из значений: «Марш (итал. marcia, фр. la marche (поход, переход), от marcher — идти) — организованное, в соответствии с руководящими документами, передвижение военнослужащих (войск) в пешем порядке, на животных или на машинах. Марш может совершаться к фронту, вдоль фронта, от фронта в тыл».

По сути, в этом определении все сказано. Организованное передвижение враждебных (для России) формирований. Вот только где проходит линия фронта? Неужели —  в Москве?

Не зря уже давно само слово «либерал» приобрело мерзостный оттенок предательства. Вспомнить хотя бы знаменитое открытое письмо к японскому Императору, где тогдашние русские либералы поздравляли его с победой над русскими же войсками. Уж как бы запели либералы нынешние, случись Америке взять в чем-то верх над Россией…

Возможно, прошедший марш – это своего рода заявка нового посла США г-на Теффта – мастера устраивать цветные революции. Какие пути он будет искать, чтобы дестабилизировать внутреннее положение в России, пока не ясно. Время делать ставку на либералов миновало, санкции оказались не настолько эффективны, как ожидалось, и даже рейтинг Путина не упал, а продолжил расти. Пора придумывать новые методы. Для этого и прибыл Теффт – знаковая фигура. Достаточно вспомнить, что прежде он возглавлял посольства США в Литве (в тот момент, когда Литва вошла в ЕС), Грузии (в том числе во время пятидневной войны в Абхазии) и на Украине.

В немецких СМИ о прошедшем в Москве марше писали не слишком много. Меркель в последнее время как бы дистанцируется от всей этой ситуации, слишком уж большой урон для экономики Германии принесли ответные санкции, и принесут еще. Но совершенно очевидно, что политику поддержки американских решений Меркель в ближайшее время менять не будет.

Писатель-фантаст, публицист, постоянный автор сайта «Русская Idea».

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...