«Оценка государственного казначейства наилучшим образом отражает мнение администрации США», — заявил вчера пресс-секретарь президента США Джош Эрнест, отвечая на вопрос журналистки о прозвучавших в фильме BBC обвинениях Владимира Путина в коррупции. Таким образом, Вашингтон официально озвучил свою позицию: президент Российской Федерации – коррупционер и покровитель коррупции.

Это очень серьезное обвинение. Представить себе, что Белый дом выскажется подобным образом о президенте Франции, бундесканцлере Германии, премьер-министре Великобритании или о председателе КНР – решительно невозможно. Да что там КНР – даже о саудовской королевской семье американцы себе таких высказываний не позволяют.

О России и ее президенте, оказывается, можно.

В Москве обвинения американских властей назвали абсолютно неприемлемыми и неподобающими, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков даже заметил, что если бы он, например, допустил подобное оскорбление в адрес президента США, его бы (Пескова, а не президента) уволили бы.

Очень может быть: слова имеют свою цену, и чем выше уровень, на котором они звучат, тем больше их цена. Уровень пресс-секретаря главы сверхдержавы – очень, очень высокий. История знает немало примеров, когда за неосторожно сорвавшиеся с уст или неосмотрительно вписанные в документ формулировки приходилось платить добрыми отношениями между державами – а то и человеческими жизнями. В 1852 г. Николай I в письме к самопровозглашенному императору Франции Наполеону III назвал его не «дорогим братом», а «добрым другом», подчеркнув тем самым, что не считает его, выскочку, равным монархам «Божьей милостью».

Наполеон обиды не забыл, и хотя вряд ли можно считать этот инцидент главной причиной Крымской войны, связь между ним и неуступчивой позицией Франции в споре о святых местах была для современников очевидна. («Это он мстит», — сказал Николай, когда ему донесли об антирусских усилиях французской дипломатии в Турции). До войны между Россией и США, будем надеяться, не дойдет, но то, что отношения с нынешней администрацией в Вашингтоне испорчены безнадежно, уже очевидно. И, честно говоря, не по вине Кремля.

Возникает закономерный вопрос: qui bono? Кому это выгодно?

Песков предположил, что США таким образом начали готовиться к президентским выборам в России и запустили кампанию против Путина, даже не зная, собирается ли тот баллотироваться на новый срок в 2018 г. Это все-таки странное предположение – даже в США, где культура выборов существенно богаче нашей, никто не занимается вбрасыванием компромата на кандидата-фаворита за два с лишним года до прихода граждан на избирательные участки.

То есть, с одной стороны, очевидно, что Вашингтон не хочет видеть Путина в Кремле после 2018 г., но с другой – то, что солнце встает каждое утро, вовсе не означает, что оно вращается вокруг Земли.

Беспрецедентный «наезд» администрации Обамы на Владимира Путина не имеет никакого отношения к выборам-2018 в России. Зато имеет – и самое непосредственное – к выборам-2016 в США.

Вспомним, как все начиналось.

21 января 2016 г. экс-судья Высокого суда Британии сэр Роберт Оуэн огласил результаты общественного дознания (public inquiry) по делу Александра Литвиненко. По словам Оуэна, Литвиненко был убит бывшим офицером ФСО Андреем Луговым и его напарником Дмитрием Ковтуном, а убийство было, «вероятно, одобрено» лично главой ФСБ Николаем Патрушевым и президентом РФ Владимиром Путиным (Подробнее о «расследовании» Оуэна см. интервью Жореса Медведева на нашем сайте).

25 января BBC показало получасовой документальный фильм «Тайные богатства Путина». Фильм тут же был выложен в интернет, с переводом на русский язык. Именно в этом фильме прозвучали слова представителя государственного казначейства США Адама Шубина о том, что Минфин США считает Путина коррупционером.

28 января состоялся брифинг пресс-секретаря Обамы Эрнеста.

Налицо спланированная и хорошо скоординированная информационная атака, в которой приняли участие представители (пусть и бывшие) британской Фемиды, телевизионщики BBC и американские чиновники разного ранга. Подобные операции стоят денег – а вложения должны как-то отбиваться. Предположим, что все три удара были нацелены на российскую аудиторию. Какого эффекта могут ожидать в этом случае организаторы атаки?

Убийство Литвиненко для российской аудитории – «дела давно минувших дней». Как справедливо пишет Ольга Туханина, даже на Западе общественное мнение к самому по себе факту убийства перебежчика из спецслужб относится «прохладно», т.е. с некоторым пониманием. Рискну предположить, что в России отношение к смерти Литвиненко у большинства населения еще более откровенное («собаке собачья смерть»). Предатель он и есть предатель, и кто бы его ни наказал, свою кару он заслужил. Даже вполне либеральные журналисты задаются вопросом, а что бы они сделали с таким перебежчиком на месте руководителей страны.

Идем дальше. Фильм «Тайные богатства Путина» сделан впопыхах и на коленке. Доказательств того, что дворец в Геленджике и яхта «Олимпия» действительно принадлежат президенту России – нет, кроме ссылок на «тайные доклады» ЦРУ и не менее секретные источники Станислава Белковского.

Автор книги «Путинская клептократия» Карен Давиша сначала с придыханием говорит: «Ни один, даже самый богатый житель Запада не может позволить себе такой уровень жизни», а затем голос ведущего со сдержанным волнением подтверждает: «Даже спортивный костюм Путина стоит три тысячи долларов!». Была бы это стенд-ап комедия, за кадром раздался бы дружный смех аудитории. Впрочем, об уровне профессионализма авторов фильма можно судить по фразе «Ведь когда-то Путин возглавлял КГБ».

Впрочем, именно эта фраза свидетельствует о том, что несмотря на оперативный перевод на русский, фильм сделан не для российской аудитории, а для западной, которая в массе своей не слишком осведомлена о различиях между КГБ и ФСБ.

Что же касается заявления Эрнеста, то оно и вовсе было рассчитано исключительно на западный политикум. И это, конечно, завершающий ход всей комбинации, «вишенка на торте». И заявление судьи Оуэна, и фильм BBC – всего лишь артподготовка.

На брифинге 28 января администрация США послала urbi et orbi недвусмысленный сигнал. Если Владимир Путин — «коррумпированный президент», то все политики, которые готовы поддерживать с ним нормальные отношения, серьезно рискуют своей репутацией. И это довольно мягкая интерпретация послания, озвученного Эрнестом.

Кто из американских политиков не шарахается от Путина, как черт от ладана, не считает его «хулиганом» и «угрозой миру»? Ответ очевиден.

Дональд Трамп, «темная лошадка» или «черный лебедь», это уж как кому больше нравится. Человек, которого год назад в американском истеблишменте не принимали всерьез, человек, занимавший в начале президентской гонки «почетное» десятое место в республиканском списке – и который ныне считается главным претендентом на кресло в Белом доме от Республиканской партии, и, соответственно, главным соперником фаворита демократов Хиллари Клинтон.

Трамп, который открыто заявляет, что симпатизирует лидеру России. («Путин хорошо относится ко мне. Я, честно, хорошо отношусь к нему. Я думаю, мы можем работать вместе с Россией нам на пользу. Ради всеобщей выгоды»).

Трамп, которого сам Путин назвал в декабре прошлого года «абсолютным лидером президентской гонки». Трамп, который одерживает победу за победой – и которому даже отказ от республиканских дебатов в Айове пошел на пользу (пока соперники Трампа ругались между собой, он прилетел в Де-Мойн на своем золотом самолете и устроил настоящее шоу в главном зале городского колледжа, в трех милях от места проведения дебатов, получив огромное «паблисити»).

Трамп — прямая и явная угроза не только для Демократической партии США и для Хиллари Клинтон лично, но и для всей системы американского истеблишмента, которая со времен Кеннеди не допускала в свои ряды «чужаков». На фоне удручающе политкорректных и различающихся только «оттенками серого» политиков мейнстрима он все больше выглядит выразителем интересов «другой» Америки – Америки, не забывшей о своих принципах и традициях, готовой отстаивать христианские ценности (и христиан, которых убивают на Ближнем Востоке).

И самая главная опасность Трампа для американского истеблишмента даже не в том, что лично он, Дональд Джон Трамп, обладает бойцовскими качествами, которые помогут проложить ему путь в Белый дом. А в том, что в обществе – и американском, и не только – существует запрос на политиков, подобных Трампу, и само существование этого «социального заказа» ставит под удар отлаженную вроде бы систему либерального авторитаризма, о которой хорошо сказал Борис Межуев в своем недавнем интервью РИ.

Во Франции подобный «социальный заказ» породил феномен Марин Ле Пен, которой удалось превратить Национальный Фронт, подвергавшийся гонениям на протяжении сорока лет, в первую по популярности партию страны. И кто знает, к каким непредсказуемым сейчас результатам приведет дальнейший кризис либерального авторитаризма в Германии или государствах Центральной и Восточной Европы?

Запад неожиданно для себя оказался перед лицом глубокого кризиса системы, которая со времен нашумевшей статьи Фрэнсиса Фукуямы рассматривалась как кульминация исторического процесса. Внезапно выяснилось, что торжество либерализма и отказ от традиций (культурных, религиозных, etc) далеко не всеми рассматривается как новая (и высшая) ступень развития человеческой цивилизации. Обнаружилось, что огромные массы населения, казалось бы, надежно распропагандированного глобальными медиа, готовы голосовать за людей, являющихся, с либеральной точки зрения, «экстремистами» и «фашистами» — а на самом деле, последовательными консерваторами.

Хуже того – стало ясно, что у этих избирателей, как и у поддерживаемых ими политиков, есть перед глазами пример успешного претворения в жизнь принципов консервативной демократии и борьбы против пост- и антихристианского либерального глобализма (в данном случае уместней, наверное, французский термин «мондиализм»).

Возможный союз консервативных демократов США и России в случае победы Дональда Трампа на выборах 2016 г. – наихудший сценарий для нынешней либерально-авторитарной верхушки американского истеблишмента (и его клиентелл в Старом Свете). Собственно, обозреватель Financial Times Гидеон Рахман еще в декабре 2015 г. писал о том, что ему «в кошмарных снах» чудится, что в 2017 г. президентами будут Путин, Трамп и Марин Ле Пен. И, конечно, наивно было бы ожидать, что обладающая колоссальными финансовыми и административными ресурсами американская элита будет, сложа руки, бессильно наблюдать за тем, как эти «кошмарные сны» становятся реальностью.

И появление фильма BBC, и заявление экс-судьи Оуэна, и обвинения пресс-секретаря Обамы получают, таким образом, вполне логичное объяснение. Целясь в Путина – попадают в Трампа. И, больше того, в саму идею консервативной демократии.

И эта цель, в глазах американских элит, достаточно значима, чтобы рискнуть окончательно испортить отношения с Москвой, которые и так-то добрыми не назовешь.

Цена риска, впрочем, может оказаться неоправданно высокой.

Главный редактор сайта "Русская Idea". Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Похожие материалы

Националисты не желают о народах ничего знать, ибо они надеются, что Россия может просуществовать...

Власть не в состоянии изменить внутреннюю мотивацию людей. Только мы сами можем осуществить это....

Если этнические националисты предлагают решать глобальные геополитические вопросы в отношениях с...