Современное общество гордо именует себя постиндустриальным и информационным. А то и вовсе обществом знаний.

Это значит, что подавляющая часть трудоспособного населения не хлеб растит и не сталь варит, но занята по-настоящему необходимым делом: производством, хранением и обработкой информации. Все чистенькие, аккуратненькие, знай себе сидят в офисах и тискают девайсы. Все здравомыслящие, все образованные, все могут мгновенно получить исчерпывающую информацию по любому вопросу, не вставая с дивана, и потому раньше народ был дурак, ходил в идеологически очищенные библиотеки, верил центральным газетам, а теперь его на мякине и пропаганде не проведешь.

Непременным и едва ли не самым демократичным атрибутом общества знаний является информационный плюрализм. Любое мнение уважаемо, а не нравится — не ешь.

Одна из наиболее сладких демократических сказок гласит, что люди, мол, сами разберутся, что правда, а что нет, кто за них, а кто против, кто отстаивает их интересы, а кто спекулирует на оных. Люди — они же разумные и осведомленные, к их услугам — вся мировая сокровищница знаний, только щелкни.

Однако, как и большинство либеральных грез, эта тоже оказалась на поверку абсолютно идеалистичной. Звучит, согласен, прекрасно, очень уважительно к людям. Но как всегда: гладко было на бумаге —  да забыли про овраги…

Именно обилие информации играет с людьми, даже и действительно умными, недобрые шутки. Не говоря уж о не вполне умных.

Овраги, значит…

Во-первых, фактор времени.

Фактор совершенно объективный. Нынешний человек всегда бежит и всегда очень занят, а через час будет занят еще больше. Это британские лорды времен Холмса и Ватсона могли часами просиживать штаны в клубах и, степенно покуривая, переворачивать шуршащие страницы своей «Таймс», набранной, как говаривал Шерлок, не абы как, а «боргесом на шпонах».  У русских крепостников или младших научных сотрудников в советских НИИ тоже было немало свободного времени для самообразования; правда, крепостники предпочитали тратить его более жизнеутверждающим образом, благо и борзые с псарни, и девки из людской всегда были в шаговой доступности, а мэнээсы развитого социализма, и впрямь посвящая самообразованию многие часы, тратили их в основном на попытки расслышать «Немецкую волну» и «Голос Америки» — что, конечно, сильно способствовало увеличению извилистости их мозговых извилин. Сейчас поглотители новостей наспех проглатывают пару лент, читая исключительно заголовки, и лишь в исключительных случаях заглядывают в сам текст, дочитывая его примерно до половины (иногда — от конца). На самовыражение посредством комментирования новостей они тратят куда больше времени, чем на собственно ознакомление с новостями. При этом на какой именно из бесчисленных новостных сайтов надо идти, следует знать заблаговременно, иначе даже до заголовков не доберешься. Рассчитывать на то, что современный работник будет напрягать свой, прямо скажем, недюжинный интеллект, сличая описания событий, сравнивая мнения и разбираясь в доводах — просто смешно.

Отсюда второй овраг — фактор доверия.

Складно звонить нынче все хорошо научились. Чтобы понять, кто из информаторов врет, а кто нет, современному общественно озабоченному гражданину каким-то образом следовало бы самому, заранее — из ноосферы ли, вслушиваясь ли в глас божий, или увидев вещий сон, неважно, — знать истину. Никакого иного способа по-настоящему разобраться в нынешнем месиве сведений просто нет.

Однако что бы ни утверждали экстрасенсы, для подавляющего большинства членов информационного общества этот единственно надежный  путь познания закрыт.

Поэтому приходится обходиться суррогатами. На роль гласа божьего совершенно неизбежным образом выдвигается просто собственное, неважно когда и как возникшее мне… и даже не мнение. Просто ощущение. Чисто индивидуальное. Вера.

Каждый имеет право на свою точку зрения, любая точка зрения одинаково ценна, демократия же… И так далее. Что-то вроде свободы вероисповеданий.

Но не тут-то было.

Моя точка зрения ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ценна, в том и демократия. Я же умный, я информированный, я на форумах часами сижу. Но вот точка зрения, отличная от моей… ой-ёй-ёй!

Изобилие циркулирующей в обществе знаний информации любому обеспечит в сети и единоверцев, с которыми можно поговорить, как с собой, и лишний раз убедиться в собственной, невесть откуда взявшейся правоте. И уж подавно всегда можно найти такой новостной сайт, на котором пишут только то, что тебя греет, и с которого отныне ты только и будешь черпать информацию, день за днем укрепляясь в убеждении, что все знаешь доподлинно и понимаешь правильно.

От остального тем легче отмахнуться, чем этого остального больше. Такой подход ныне воцаряется на всех уровнях. От сакраментального сетевого «Учи матчасть» до безукоризненно элитарного «Псаки заверила, что все перечисленные факты абсолютно не соответствуют действительности».

И чем убедительнее и аргументированнее это остальное, тем большую ярость неприятия оно вызывает. Именно в информационном обществе нетерпимость к чужому мнению просто зашкаливает. В менее просвещенные времена такой нетерпимостью грешили разве лишь в ЧК, гестапо и комиссии по расследованию антиамериканской деятельности во времена маккартизма.

Основным свойством общества знаний становится то, что никто никого не слышит. Все и так всё знают. И поскольку среди информационного шума и гвалта усваивается лишь то, что априорно принимается на веру, то, что против шерсти, мгновенно провоцирует вспышку ярости, воспринимаясь как заведомый и злокозненный обман. В лучшем случае — как неуместный лепет дурака и лоха.

Стоит только посмотреть, как на форумах, практически независимо от их либеральной, патриотической или державной ориентации немедленными осатанелыми матюгами запрессовывают любые мнения, не совпадающие с господствующими на данном форуме. Причем вот парадокс: и впрямь ныне безмерно расплодившиеся провокаторы, совершенно нарочито, хамски, злобно вклинивающиеся в монотонные словесные перепасовки единоверцев, в куда меньшей степени удостаиваются бешенства, чем те, кто пытается уравновешенно и аргументированно высказать альтернативную точку зрения. С точки зрения психологии это абсолютно понятно: на явного тролля легко наплевать, он не грозит поставить под сомнение веру, заменяющую в информационном обществе рациональные потуги разобраться. А вот если приводятся доказательства или хотя бы логичные обоснования чего-либо чуждого — нервы сразу сдают.

Но форумы — что… Жужжание. А вот личный контакт на митинге или шествии усиливает агрессию вдесятеро.

И это тоже происходит на всех уровнях.

Полюбоваться хоть на реакцию цивилизованного сообщества на выступления Лаврова или Чуркина.

Возникает отвратительное ощущение: в информационном обществе наиболее неубедительной и уязвимой является наиболее аргументированная и обдуманная позиция. И напротив, наименьшие сомнения вызывает наиболее безапелляционно высказываемая чушь.

Чем больше доводов, тем легче придраться. Тем больше поводов оспорить. Тем шире может быть спектр бездоказательных возражений и необоснованных сомнений. А вот когда подтверждений нет, то и придраться не к чему. Голословные утверждения апеллируют прямо к вере, не затрудняя мозг верующего сложностями, не обременяя необходимостью усваивать детали, не провоцируя сомнений. Что и  требовалось.

Вот, скажем, не так давно на «Украинской правде» проскочила статья под хлестким заголовком «Боевики продолжают уничтожать инфраструктуру Донбасса». Каюсь, вовремя не зафиксировал ссылку, а теперь не смог заново найти — может, статью уже сняли, а может, я плохо искал, торопился (ведь и я — гражданин информационного общества и все время в цейтноте). Так что моим читателям тоже придется либо принять мои слова на веру, либо послать меня учить матчасть.

В статье взахлеб описывалось, как террористы нарочно взрывают свои дома, разрушают водохранилища и очистные сооружения, газопроводы,  линии электропередач…

Согласно идеальным представлениям о человеке, самостоятельно разбирающемся в том плюрализме мнений, что присущ информационному обществу, читателям такого рода статей следовало бы, наверное, в первую очередь хотя бы задуматься: а велика ли вероятность того, что люди, точь-в-точь, кстати, как сжегшие сами себя сепаратисты Одессы, сами лишают себя и свои семьи жилья, тепла, питья… Ведь когда в Киеве горячей воды нет — это Россия виновата, отнюдь не Киев. А вот когда в Донецке воды вообще нет никакой — виноваты сами жители Донецка? Сомнительно ж… А если сомнительно, то им, читателям, в идеале полагалось бы попытаться найти альтернативные источники информации, предлагающие какое-то иное, более вероятное или более обоснованное фактами изложение событий. Найти и постараться понять, что более достоверно. Примерно так этот механизм мыслился, вероятно, в те времена, когда шло демократическое камлание: люди пусть сами разбираются, где правда, а где ложь…

Но ничуть не бывало. Ноль сомнений, бесконечность эмоций. То на русском языке, то на украинском, в комментах пошел единоверческий пинг-понг: «Они совсем с ума посходили!» —  «На что эти идиоты рассчитывают? Что им Путин все заново отстроит? Так Путин сам уже без штанов!» — «Вот же зверье!» И так далее. Здравомыслящие, серьезные, образованные люди взволнованно обсуждали новую информацию.

В индустриальном обществе, обществе рабочих, крестьян и интеллигенции, школ и книг, великих ученых и великих художников, существовало понятие авторитета. Обучение — вообще процесс авторитарный; если мнение ученика и учителя равны, обучение невозможно. Я не исключаю, что если пойдет, как идет сейчас, то не нужны станут и школы, потому что есть широкополосный интернет, есть прорва разнообразных гаджетов, и сколько будет дважды два, всегда можно посмотреть в Википедии. Это куда быстрее, чем сидеть на скучных уроках, истощать нужный для настоящих дел мозг зубрежкой всякой фигни и мучаться решением дурацких задачек, никому, кроме зануды-учителя, не нужных. А если связь зависла — так ведь не горит же, куда торопиться, можно и подождать, перезагрузиться, а потом повторить запрос. Во всяком случае, никому не приходится подчиняться, никому не надо смотреть в рот.

В авторитетах нуждались и мозги взрослых.

Если человек, которого полагают умным, образованным, порядочным, честным говорит что-то, с чем я не согласен, то для меня это как минимум повод задуматься, сдержать эмоции и заняться фактами и их осмыслением, еще раз оценить степень его, этого уважаемого человека, и своей правоты… Если же он к тому же не только моральный авторитет, но и знаток того, о чем говорит, специалист, профессионал — мне с моим «иным мнением» просто-напросто пора умнеть, сказав авторитету «спасибо» за безвозмездное предоставление такой возможности.

В информационном обществе, где все одинаково авторитетны, потому что у всех есть выход в сеть — все наоборот. Любой теперь может найти подтверждение своему мнению. И с этого момента именно тот, кто его подтвердил, и будет уважаем, будет восприниматься, как авторитет. А все остальные, независимо от своих жизненных достижений и заслуг — как неграмотные идиоты или продажные брехуны.

Так и тянет сказать: ученье — свет, а информированность — тьма.

Доктор исторических наук. Ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского Института восточных рукописей РАН, специалист по средневековому Китаю

Похожие материалы

Если этнические националисты предлагают решать глобальные геополитические вопросы в отношениях с...

Никакая пандемия не закончится уже никогда, если не будет создан абсолютно независимый и...

Нужна жесткая политика учета взаимных интересов и паритета. Во-первых, мораторий на переименования....