Выборы в Калифорнии подвели итог сезону праймериз в Демократической партии США. Впереди ещё голосование в столичном округе, но избиратели Вашингтона уже ничего не решают. Хиллари Клинтон провозглашена победителем.

Правда, для сторонников Берни Сандерса её победа выглядит не слишком убедительно. Нарастающий вал скандалов с подтасовками, исчезновением избирательных списков, «испорченными» машинами для голосования и не сходящимися цифрами в Калифорнии достиг апогея.

К утру 8-го июня журналисты обнаружили вопиющее расхождение между данными о числе голосов, отданных кандидатам, и числом избирателей, которые официально проголосовали. Тут очень важно отметить, речь идет именно о числе голосов, которые точно были кому-то отданы. Обнаружилось, что 1,091,136 голосов были не засчитаны. Если же считать людей, зарегистрировавшихся для выборов, то разрыв будет куда больше, — голосовали они или нет, неизвестно.

Дальше — больше. Выяснилось, что бюллетени, присланные по почте, вообще никто не считал. А их было больше, чем опущенных на участках! 9 июня местная пресса сообщила про 3 миллиона непосчитанных бюллетеней — при этом, если верить официальным данным, вся сумма голосов, отданных Хиллари и Берни вместе взятым, была менее трех с половиной миллионов. Иными словами, недосчитались как минимум половины избирателей!

Даже «Лос Анджелес Таймс» писала про хаос на избирательных участках, всеобщее возмущение и пропавшие данные. Списки молодых избирателей, специально зарегистрировавшихся, чтобы проголосовать за Сандерса, были почти повсеместно потеряны. Больше всего «пропавших» оказалось на юге штата. Возможно потому, что там сильнее позиции оппозиционного кандидата.

В общем, как тут не вспомнить афоризм, приписываемый Сталину: «не важно, как голосуют, важно как считают».

В ходе праймериз демократов в США были совершены в массовом масштабе практически все нарушения избирательного процесса, на которые обычно ссылается Государственный департамент США, когда обвиняет ту или иную страну в отсутствии там свободных выборов.

И самое неприятное, что судебная система Америки реагировала на все это вяло и медлительно. Нет, было бы неправдой сказать, будто судьи повсеместно вставали на сторону нарушителей. Напротив, они то и дело принимали резолюции, призывающие восстановить права граждан, но никакого эффекта на политический процесс это не оказывало. Начинались неспешные проверки, итоги которых мы, возможно, узнаем в 2017 или в 2018 году. Таким образом, привычная для американца техника защиты своих прав через суд оказалась неэффективной в новой для этой страны ситуации конфликта общества с политическим истеблишментом.

Разумеется, нарушения и фальсификации на выборах не новость для Америки. Действующая здесь избирательная система является крайне запутанной, архаичной, а главное — уязвимой. В этом смысле избирательный процесс в США куда менее прозрачен и гораздо менее отражает реальное настроение общества, чем, например, в Германии. Однако в последние годы ничего подобного не происходило, если, конечно, не считать знаменитой истории с массовыми ошибками избирателей во Флориде при избрании президентом Дж. Буша младшего. Но и там всё же речь шла именно об ошибках при использовании гражданами машин для голосования. Даже если эти ошибки были кем-то подстроены, это не меняет дела — сознательной и спланированной фальсификации доказать не удалось.

На сей раз ситуация иная: нарушения очевидны, публично признаны и стали фактом общественного мнения.

В чем причина столь неприятного поворота событий?

По сути, уровень нарушений отражает даже не интенсивность, а содержательность борьбы. Раньше не было необходимости подтасовывать результаты выборов, ибо они ничего существенного не решали для общества. Для кандидатов исход голосования и вправду был судьбоносным. Но не для страны. Различия между партиями постепенно стирались, а кандидаты, выступавшие против консенсуса элит, оставались маргиналами, не влиявшими на процесс.

Иное дело теперь: вызовы, брошенные Сандерсом слева и Трампом справа, оказались и вправду системными.

Ставки выросли, а потому игра пошла по иным правилам.

Так или иначе, но Хиллари своего добилась. Не мытьем, так катанием было организовано необходимое большинство для номинации в качестве кандидата на пост президента от Соединенных Штатов. «Прорыв» Сандерса блокирован. Бюрократия торжествует.

Но можно ли считать это победой?

Проблема по большому счету не в том, кто выиграет праймериз, а в том, какие последствия будет иметь недовольство, охватившее американское общество. Это недовольство не только никуда не делось, оно, напротив, превращается в возмущение и открытый протест.

В лагере Хиллари прекрасно понимают, что для победы над Трампом им нужны голоса сторонников Берни. Их надо переманить, заморочить, запугать, деморализовать. В общем, любой ценой заставить голосовать за мадам Клинтон как за «меньшее зло». В этом бывшей первой леди помогают некоторые левые интеллектуалы, самым заметным из которых является Пол Кругман. Обосновать подобный выбор должно изображение Трампа в качестве супер-злодея в духе комиксов и посредственных голливудских фильмов.

К несчастью для Демократической партии, на сторонников Сандерса это не производит должного впечатления. Лишь 2,5% из них готовы поддержать Хиллари. Значительно большее число считает «меньшим злом» именно Трампа — ведь про него мы, в сущности, ничего не знаем кроме того, что он постоянно делает неполиткорректные высказывания. Про Хиллари знают куда больше — достаточно, чтобы опасаться её прихода к власти.
Очень много, однако, зависит от самого Берни Сандерса. Активисты верят ему, но эта вера отнюдь не является безусловной. Точно так же, как они резко и сразу полюбили Берни, они могут и разлюбить его, если заподозрят в трусости или предательстве. И кандидат вынужден следовать за своими сторонниками. Раньше он был самым левым из официальных политиков в Америке, но сегодня его всё чаще упрекают или подозревают в излишней умеренности. А в рядах его сторонников уже появляются новые лица, которые нам предстоит узнать и запомнить.

Эти люди увидели свою силу, осознали, что их очень много. Раньше каждый был недоволен и обижен сам по себе. Им казалось, что таких, как они, мало, что они ничего не могут изменить, что общество их не слышит. Теперь они вышли на улицу и объединились. В ходе митингов, где собирались давно невиданные в США многотысячные толпы, рождалось новое ощущение уверенности, солидарности и братства.

Люди поняли, что от них что-то зависит, они сила, которую боятся.

Вечером 7 июня, когда стали известны итоги выборов в Калифорнии, тысячи людей ожидали Сандерса на стадионе в Санта-Монике. Надеялись услышать заявление о необходимости дальнейшей борьбы и боялись, что он признает поражение. Когда кандидат заговорил о своих переговорах с Бараком Обамой, публика заволновалась, а когда он поздравил Хиллари с победой на праймериз, в толпе началось неодобрительное гудение, которое тут же сменилось возгласами восторга после того, как Берни произнес два слова, которых от него ждали, и ради которых люди пришли сюда: «Борьба продолжается!»

sa1

Он не снимает свою кандидатуру перед голосованием в Вашингтоне и продолжит бороться за выдвижение своей кандидатуры в июле на съезде демократов в Филадельфии. Со всей страны сюда собираются приехать активисты. Их будет десятки тысяч. Ничего подобного Америка не видела с 1968 года, когда радикальная молодежь протестовала во время съезда Демократической партии в Чикаго.

И всё же каковы шансы Берни?

Его положение может внезапно улучшиться, если расследование начатое ФБР в отношении Хиллари Клинтон, приведет к неблагоприятному для неё исходу. Это вполне вероятно. По Вашингтону ползут слухи о том, что на этот случай уже существует некий «план B». Хиллари в последний момент могут заменить на действующего вице-президента Джо Байдена. Это, кстати, объясняет неожиданные для консервативного Байдена выражения симпатии к Сандерсу — намек на возможное приглашение ему стать кандидатом в вице-президенты.

Главное решение, однако, должен принять сам Берни. Готов ли он баллотироваться как независимый кандидат или как кандидат от «зеленых», которые предлагают ему свою избирательную платформу — их партия зарегистрирована во всех штатах Америки. Некоторые опросы показывают, что в трехсторонней гонке Берни имеет реальный шанс обойти и Клинтон, и Трампа. Если, конечно, голоса подсчитают…

Подобное решение требует, впрочем, огромной политической смелости. Это риск, без которого история не делается. А ведь Берни говорил про революцию!

Сенатор из Вермонта явно колеблется. Он оттягивает решение, дает противоречивые сигналы. При встрече с Обамой говорит, что надо объединиться против Трампа, «зеленым» намекает, что не исключено соглашение.

Вопрос в том, как долго можно откладывать судьбоносное решение. Судя по всему, для Берни точка невозврата — 25-27 июля, съезд в Филадельфии. От того, как пойдет этот съезд, зависят его дальнейшие шаги. И дело не только в том, кого на съезде официально выдвинут, но и в том, каким будет общий ход событий вокруг выдвижения, будет ли к тому времени раскручен маховик следственных действий ФБР, что покажут опросы и каков будет рейтинг Трампа.

В любом случае, активисты, мобилизованные кампанией Сандерса, уже не остановятся. Они требуют радикального изменения политической системы, они добиваются прекращения эксплуатации реального сектора финансовыми корпорациями, они выступают за превращение Америки в социальное государство. И это содержательная борьба, которая в любом случае будет продолжена.

Социолог, левый публицист, кандидат политических наук.

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...