«Патриотизм на продажу» — название провокационное, не правда ли? Но оно хорошо отражает суть проблемы. Что такое патриотизм сегодня? Как донести его до граждан России? Какой патриотизм сегодня нужен российскому государству, а какой востребован рынком? Все эти вопросы обсуждали 23 июня в Москве эксперты, которых собрали за круглым столом организаторы встречи – Генеральная дирекция международных книжных выставок и ярмарок и проект Bookmate.

Участие в дискуссии приняли протоиерей Всеволод Чаплин – председатель Синодального отдела Московского Патриархата, писатель и журналист Денис Драгунский, детская писательница Тамара Крюкова, руководитель издательства Clever Александр Альперович, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов, военные историки Григорий Пернавский и Артём Драбкин, глава правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев и другие.

Выступления отца Всеволода и господина Силантьева вызвали наибольший резонанс (кстати, полную запись круглого стола можно посмотреть).

Сходу заговорил о необходимости  отстреливать «либеральную сволочь»  глава Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев. О неизбежности силового конфликта цивилизаций рассказывал протоиерей Всеволод Чаплин. 

Выглядело это, честно говоря, довольно странно.

Пожалуй, стоит привести пару цитат для наглядности.

О. Всеволод Чаплин: «Диалог цивилизаций, который мы предлагали последние 15-20 лет, был отвергнут. Возникает конфликт цивилизаций… Значит, от необходимости отвечать на это силовое утверждение определённой системы ценностей  мы не уйдём. Конфликт неизбежен».

Здорово, правда? Если бы не было еще одной фразы, ясно обозначающей приоритеты РПЦ с точки зрения о. Всеволода: «Если завтра в Киеве скажут, что эта страна включает в Конституцию христианство как основу общественного устройства и христианские ценности как основные, для меня эта страна станет важнее, чем Россия».

Но еще больше сказал, случайно, или сознательно, Роман Силантьев. «Мне кажется, патриотизм в первую очередь должен быть эффективным. То, что востребовано в обществе, то и должно «коваться»: отличного качества и фильмы, и литература, и даже компьютерные игры, основанные на исторических событиях. Есть спрос на военную тему, все остальное, на мой взгляд, вторично: освоение космоса, победа над природой, трудовой подвиг – всё это вещи достойные, но они сами по себе патриотизм не способны породить».

Повторю еще раз – трудовой подвиг не способен породить патриотизм.

Честно, я даже не знаю, это просто глупость, нежелание видеть дальше следующего шага, или слова сознательного врага, играющего на патриотической тематике.

На мой взгляд, ничего хуже и опаснее, чем призыв к такому вот окопному патриотизму, основанному на поиске врага и единению в окопах под вражеским огнем, представить для сегодняшней России нельзя.

Объясню, почему.

По сути, сейчас это вариант патриотизма «последнего солдата Империи», героический и безнадежный, — рвануть тельник на груди и броситься на врага с криком, надеясь на славную гибель во имя прекрасного прошлого. 

У этого патриотизма нет будущего.

Он не протяжён вперед, в грядущие поколения.

Точнее, так – оставшись в одиночестве, он не протяжён в будущее, замкнут исключительно на поле боя, на «здесь и сейчас».

Развитие и историческая перспектива у военного патриотизма появляются исключительно тогда, когда пропаганда Воина поддержана ежедневной пропагандой подвигов Созидателя и Хранителя.

Классическая троица – Созидатель, Хранитель, Воин. Именно на ней была основана вся советская пропаганда, в эффективности которой, думаю, мало кто усомнится.

К чему приводит изъятие хотя бы одного архетипа из пропаганды?

Вспомним Японию времен Второй мировой. В ней, особенно под конец войны, пышно цвел как раз такой, красиво-безнадежный, патриотизм. Расплачиваться за него пришлось тяжким трудом и ломкой психики не одного поколения.

Можно обратиться и к нашей истории. Белое дело, добровольческая армия, «ясноглазые русские мальчики», о которых так слезодавительно писал Туркул…

Умирали красиво, а вот жили… Давайте уж честно скажем: плохо жили осколки погибшей Империи, пропитанные окопным военным патриотизмом.

И ничего нового с таким подходом не построишь.

С таким патриотизмом невозможно строить.

Разумные и прагматичные патриоты России это, кстати, прекрасно понимают. На все том же круглом столе прекрасно сформулировал такую озабоченность военный историк Григорий Пернавский.  «…Сейчас государственная пропаганда отсутствует. Я говорю о государстве за последние 20 лет: всё носит характер чистой импровизации и это очень плохо, потому что на импровизации сложно строить какую-то систему», — сказал он.

А теперь давайте снова вспомним слова господина Силантьева. О том, что патриотизм должен быть эффективным.

Знаковые слова. Военно-полевой патриотизм лихой атаки, закрывания телом амбразуры действительно эффективен, поскольку легко производится, распространяется и быстро воздействует на активную часть населения государства – в первую очередь, молодежь.

Но эффективность эта чисто тактическая, скоротечная, выстраивать на ее основе долгосрочную стратегию невозможно.

Впрочем, что если те, кто сегодня делает ставку на такой патриотизм и не ставят перед собой стратегических задач, связанных с развитием России и ростом ее мощи? Добиться же краткосрочных целей; политического капитала, цитируемости в СМИ, поддержки госструктур – легко.

Но то, что руководитель Правозащитного центра Всемирного русского народного собора отводит мирному, производственному патриотизму вторые, вспомогательные роли – как минимум, странно.

Ведь это основа основ любого государства, стремящегося к долгосрочному развитию. Без повседневного труда, без понимания важности своей роли каждым гражданином государство не сможет существовать.

Забавно, что в качестве страны с милитаристским патриотизмом приводили СССР.

Отшибло память? Советский Союз был страной, в которой основой патриотического воспитания был как раз мирный труд, воспевался трудовой подвиг, едва ли не самым почетным было звание Героя Социалистического Труда. Да и какое достижение СССР использовал для оглушительно успешной пропагандистской кампании всепланетного масштаба? Кто так и остался символом СССР? Правильно, Юрий Гагарин, первый космонавт.

И нам нужен … нет, не возврат, возврат означает поражение. Нужно развитие наследия советской патриотической пропаганды. Не нравится слово «советской»? Да и не надо. Мужик-пахарь, солдат, двух генералов прокормивший, крепкий купец, сидящий на Уральских горах самоцветных, Афанасий Никитин, ходящий за три моря – череда патриотических образов бесконечна.

Если не поймем, что патриотическая пропаганда нам нужна долгосрочная, стратегическая, то великой Империи на века нам не видать. Бездарно сдохнем в тех самых окопах, куда нас зовет обстреливать всякую либеральную сволочь господин Силантьев. И произойдет это очень быстро, как только уйдет советское поколение, помнящее, что такое мирный подвиг, насколько это великое достижение — полет в космос, и как увлекательно исследовать глубины мирового океана.

Да и Империю построить не сможем. Поскольку, повторюсь, великой Империи нужен как раз скромный ежедневный мирный подвиг — именно он дает ей ресурсы. 

Развивает промышленность, в том числе, оборонную. Поднимает здравоохранение — то есть сохраняет человеческий капитал. 

И именно такой мирный патриотизм обеспечивает самое главное условие существования Империи — лояльность населения.

Сегодня из оборота государственного патриотизма полностью убраны те самые два архетипа – Созидателя и Хранителя, Рабочего и Ученого. Весь тяжкий труд возрождения отечественного самосознания, возвращения гордости за Родину возложен на Воина. Он оставлен один на поле боя и, если не придет помощь, его участь незавидна.

«Жаль, подмога не пришла, подкрепленье не прислали»…

Увы, вернуть в строй Созидателя и Хранителя, Рабочего и Ученого, куда сложнее. Для советской пропаганды фигура гордого рабочего была естественной. Человек Труда считался хозяином страны. Сегодня его место заняли фигуры…. Чьи? Успешного Брокера? Эффективного Менеджера?

Простите, не подходят, я как-то сомневаюсь в целесообразности возвеличивания трудового подвига биржевого трейдера, или менеджера по продажам импортной сантехники.

Нынешние идеалы успешного труда ничего не созидают. Их цель, в принципе, не созидать, а обеспечивать доход. Даже не себе – хозяину.

С фигурой Хранителя тоже дела обстоят пока достаточно печально, ведь это не только Ученый. Это еще и Учитель, Воспитатель… Каков у нас нынче статус этих профессий?

Но хотя бы в этом направлении подвижки есть, так что, проявим осторожный оптимизм.

Но очень и очень осторожный. 

Пока Воин в поле один. 

Журналист, писатель

Похожие материалы

Меньшиковский пласт «Трех разговоров» требует дальнейшей детализации и уточнения – однако уже...

Сергей Сергеевич Хоружий прожил интереснейшую жизнь. Много трудился, оставил после себя...

Выход – создание и развитие настоящих свободных – не в политическом, а в академическом плане -...