Только очень ленивый ещё не заметил, что лучше всех знают, как нужно воспитывать чужих детей люди бездетные, а как управлять заморским государством — диванные аналитики.

Но, возможно, не все пока догадались, что самые противоречивые моменты всего на свете на самом деле доподлинно известны и понятны только сварливым блогерам-мегаломанам, способным из созерцания капли воды на оконном стекле вычислить существование океанов, не отрываясь от компьютера, а от видения голой коленки в глянцевом журнале предсказать модные тенденции в Европе и Америке на текущeе десятилетиe.

Вам ещё не встречалaсь эта не ведающая сомнений категория мыслителей на бескрайних просторах интернета, и вы не совсем уверены, о ком речь? Я помогу.

Это те самые люди, которые с кривой ухмылкой в комментах будут реагировать на каждое ваше утверждение, например, о реальных условиях или существующих традициях какой-нибудь европейской страны, в которой вы проживаете тридцать лет, а они были проездом дважды, но обедали со знакомыми, ходили по магазинам и даже отсидели в Опере целый спектакль, а потому, конечно, всё знают лучше вас.

Вы в этой стране живёте в самой гуще людей и событий, платите налоги, боретесь с бытом, познали все меандры существующих проблем, но заочные мыслители понимают лучше, больше, быстрее.

Это те самые люди, которые всё знают о рабовладельчестве из «Хижины дяди Тома», о колониализме — из краткого курса всемирной истории издания брежневских времён, а о европейском социализме — из собственных умозаключений уровня «быть за левых хорошо, остальное — плохо».

Все остальные познания этих людей равно базируются на кажущейся им самим непреложной способности к прозорливому анализу, в основе которого может упокоиться любой случайный факт, попавшийся им под вожжу и показавшийся безапелляционным.

На днях, например, я с изумлением прочла целый опус вроде бы серьёзного аналитика, имеющего обыкновение изрекать глобальные истины в мировых масштабах и неожиданно отстегнувшего экспромт о голых ногах, после созерцания одной пары оных в гламурном журнале. Пара принадлежала представительнице аристократии и позволила прозорливому аналитику вычислить безусловное рождение тенденции: в Европе, dixit аналитик, теперь только аристократия ходит с голыми ногами, а плебс всё ещё донашивает устаревшие чулки и колготки…

Проживая в Европе и деля дружеские симпатии поровну между представителями практически всех слоёв и прослоек населения, от честных тружеников полей и компьютеров до потомственных герцогинь, я ни сном, ни духом до сих пор не замечала и тени подобной «тенденции».

А учитывая неискоренимую общеевропейскую склонность придерживаться в одежде принципа «кто во что горазд», я со своей стороны, равно безапелляционно заявляю, что никто здесь и внимания не обратит, упакованы ли ваши голени в сетчатый нейлон или вам дует между коленками.

Непонятной остаётся надобность подобных «анализов», и совсем тревожной оборачивается настороженность, которую они вызывают, по отношению к вещам более серьёзным.

По прочтении подобной аналитики, скребёт сомнение: не на той же ли вспышечной методологии одного случайно констатированного факта основывают свои прогнозы многие из тех самых интернет-сидельцев, компетентность которых гарантирована исключительно «шапошным» знакомством с предметом их исследований?

Другой пример: несколько лет назад, одна московская журналистка, собираясь в Париж зимой, тревожно вопрошала, следует ли ей отказаться ехать туда в своей единственной роскошной шубе. На моё удивление вопросу, журналистка, в свою очередь поразилась моей «неосведомлённости»:

— У вас же там партия зелёных обливает несмываемой краской всех, кто осмеливается носить меха! Я сама читала, у серьёзных репортёров, между прочим!

Видимо, я так и не заимела обыкновения читать серьёзных репортёров, потому что ни о чем подобном даже не подозревала. Но переубедить журналистку не сумела — все мои отрицания она парировала многозначительной ухмылкой: понятное дело, признаваться не хотите, но мы-то знаем, серьёзных репортёров читали…

В последнее время, мне часто попадаются категоричные утверждения о том, что все «серьёзные репортёры» европейской прессы в унисон пишут о нехватке продуктов «по всей Рассеи», равно как и о том что в Москве, на выставке Серова, на самом деле, из-под полы раздавали гречку и лабутены, потому народ и стоял ночами…

Бесполезно убеждать, что ничего подобного в европейской прессе я до сих пор не видела собственными глазами. Но собственными глазами видела, как подобные вбросы с энтузиазмом обсуждают «серьёзные аналитики» прессы российской. Самое обидное и опасное, что, похоже, ни у кого из этих аналитиков, тратящих мысли и слюну на обсуждения несуществующих проблем, не возникает ассоциации, кому они таким образом уподобляются…

А ведь эти люди, можно сказать, каждый со своей колокольни, своими регулярными прогнозами в официальной прессе учат страну ковырять в носу и застёгивать чужие штаны…

Читающая их публицистику, хоть и массовая, но отнюдь не глупая аудитория на полном серьёзе полагает, что в Европе по всем улицам пачками гуляют раскрашенные во все цвета радуги геи и лесбиянки, со стразами на входе и перьями на выходе, мешая движению трудящихся масс и требуя всё новых жертв на заклание всякого рода извращенцам…

Весь этот мутный поток нездорового и неугомонного сознания всё больше напоминает пропагандистские фильмы времён Второй мировой, где немцы изображались одичавшими маньяками со звериным оскалом и очень тупыми реакциями. Но любая критика подобной картинки немедленно становится чревата обвинениями в про-западничестве и замалчивании проблем «осатанелого капитализма»…

Ну, и куда мы эдак движемся, куда заворачиваем?

Гиганты диванной мысли, праотцы и праматери российской демократии! Может, поумерить амбиции, попридержать воображение и начать вещать и прогнозировать исключительно на ощупь — чего сам не узрел и не потрогал много раз собственными руками, то зазорно и недостойно возводить в тенденцию, тем паче в правило, и убеждать в его существовании широкие массы, тем самым науськивая их верить в полную деградацию идеологического противника.

Право слово, недостойно. Не все средства хороши, хоть и борьба. Одно дело выдуть из капли воды целый океан. И совсем, совсем другое — натянуть стринги со стразами на всю Европу.

В детстве, приехав на экскурсию из пионерлагеря в город Евпатория (почти заграница!), я с изумлением узрела чету карликов, идущих рука об руку по тенистой улице мимо нашего автобуса. Карликов я тогда видела впервые в жизни, поэтому вывернула себе шею, провожая их взглядом, и мало чем другим заинтересовалась. А родителям в тот же вечер отписала попутную аналитику: «в Евпатории живут карлики и совсем невкусный лимонад!»

Было мне тогда семь лет. Люди, которые таким же образом формируют чужие мозги, значительно старше.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

По выпадении из Четверного союза самого маленького звена на Балканах вся его конструкция зашаталась...

Политическая история русского консерватизма – история не только охранительства, но и...

В отличие от националистов правые так или иначе ставили вопрос о лишении Думы законодательной...