Кирилл Бенедиктов

Как ты оцениваешь события на Украине? Что это? Революция или олигархический переворот?

Сергей Лукьяненко

То, что произошло на Украине, действительно можно назвать олигархическим переворотом. Во всяком случае, по тому, как это выглядит со стороны, и к чему это привело. Однако события переросли рамки обычного олигархического переворота, и из-за общей рыхлости украинской государственности привели по сути к политической гибели Украины. Да, Украина продолжает существовать, но очевидно, что теперь это будет совсем иная Украина.

Кирилл Бенедиктов

Когда на Украине выбирали Порошенко, по российскому телевидению показывали мини-сериал Хотиненко «Бесы»…

Сергей Лукьяненко

Да, это очень удачное совпадение. И в этом совпадении есть некий знак. События на Украине – это то, о чем много раз писал Достоевский. Это классическая ситуация борьбы против России, с использованием разных ветвей русского народа, в том числе украинской ветви. Украинцы – это ведь одна из частей единого русского народа.

Кирилл Бенедиктов

Достоевский как раз так считал.

Сергей Лукьяненко

Я тоже так думаю.

Кирилл Бенедиктов

Поскольку ты – ведущий писатель-фантаст России, поговорим немного о фантастике. Существует мощная традиция революционной фантастики – достаточно вспомнить «Аэлиту» Алексея Толстого, или «Обитаемый остров» Стругацких. А существует ли контрреволюционная – или консервативная — фантастика?

Сергей Лукьяненко

Конечно. Скажем, «Остров Крым «Аксенова это, по сути, контрреволюционная фантастика. Ведь там речь идет о том, как революция не смогла победить на какой-то части России. Возможно, контрреволюцинная фантастика проигрывает революционной в популярности. Как и любые консервативные силы проигрывают в яркости революционному сжиганию покрышек. Тем не менее, она существует.

Кирилл Бенедиктов

Можно ли отнести Достоевского к консервативным фантастам? Учитывая, что «Бесы» – не совсем реалистическое произведение. А уж в трактовке Хотиненко – тем более.

Сергей Лукьяненко

В какой-то мере – да. Достоевский оставался, конечно, реалистом. Но он работал на грани между реальностью и метафизикой.

Кирилл Бенедиктов

Твое наиболее популярное произведение – «Дозоры». В нем ты затрагиваешь тему демонических сил, их влияния на нашу жизнь. На твой взгляд, есть ли элемент демонического в украинских событиях?

Сергей Лукьяненко

На Украине демонизация длилась четверть века, потому что четверть века украинский народ подвергался сознательному форматированию. Согласно Толкину, из эльфов путем мучения, унижений и черной магии были созданы орки. Так и на Украине в результате унижений, мучений, черной магии русский народ, малороссы, украинцы – не важно, как их называть, это часть русского народа – превратились в антагонистов русских, русской империи. С помощью черной магии средств массового одурманивания, черной магии учебников. Причем это превращение было построено исключительно на отрицании: Украина – это не Россия. И закономерен итог. На отрицании нельзя ничего построить.

Кирилл Бенедиктов

Как у Толкина: Моргот ничего не мог создать сам, а мог только извратить то, что уже было создано.

Сергей Лукьяненко

Это нормальная христианская трактовка. В христианской теологии однозначно говорится, что дьявол ничего не может создавать, он может только извращать созданное Богом.

Кирилл Бенедиктов

Возвращаясь к Достоевскому. Актуальна ли его трактовка революции как вторжения бесовства, бесовщины в нормальную жизнь нормальных людей?

Сергей Лукьяненко

Безусловно. Мы видим, как у нас на глазах произошло и продолжает происходить зомбирование людей, обман, выворачивание правды наизнанку. Черное называется «белым», белое – «черным». Не принимаются никакие объяснения, доводы. Все построено на лжи.

Кирилл Бенедиктов

Можешь ли ты сам себя отнести к фантастам консервативного направления?

Сергей Лукьяненко

Не знаю, являюсь ли я консервативным фантастом. Но как человек я консерватор. Я видел, что произошло со страной, с Советским Союзом и как это все дальше развивалось в одном и том же направлении. Да, любая революция несет в себе определенный очистительный заряд. Но она несет в себе и огромную опасность полной деструкции. Иногда революциям удается пройти по краю, по грани между очищением и деструкцией. Но полностью от деструктивного элемента не свободна ни одна революция. Однако любая революция рано или поздно заканчивается. И разум возвращается. Надеюсь, что разум вернется и на Украине.

Кирилл Бенедиктов

Русские писатели, Достоевский в том числе, предупреждали об угрозах революции, но к ним не прислушались. Могут ли писатели в принципе повлиять на ход исторических событий?

Сергей Лукьяненко

В какой-то мере – да. В небольшой. Скажем, всем известный сейчас Стрелков, он же Гиркин – он же писал, сказки, в том числе. Вот пример человека, который воплотил свои идеалы в жизнь. И мы все знаем, что среди повстанцев Донецкой республики есть писатели-фантасты. Федор Березин. Бывший офицер, автор книг о вооруженном противостоянии России и НАТО. И сейчас — это не тайна — он с оружием в руках отстаивает те идеалы, о которых писал в книгах.

Отвечает

Похожие материалы

Севастопольцы видели и борьбу за сохранение объектов культурного наследия, и нашу работу по...

Советское общество, пожалуй, является единственным в мировой истории, где попытались воплотить в...

Причина обострения «зелёной» темы в России в том, что нарастают кризисные явления в управлении...