КБ: Тема поворота России на Восток продолжает активно обсуждаться в российском экспертном сообществе. В частности, получает дальнейшее развитие концепция Большой Азиатской Сборки – модели, предполагающей возникновение новых элементов геополитических и геоэкономических союзов, не ограничивающихся лишь «треугольником Примакова» (Москва-Дели-Пекин), но включающим в себя и другие динамично развивающиеся державы региона – Южную Корею, Сингапур, Малайзию, Турцию, Иран и т.д. Ключевым фактором, определяющим вероятность возникновения (и продолжительность существования) такой модели является наличие общих ценностей – своего рода структурных элементов цивилизаций, позволяющих им вступать в симбиотические отношения.[1] Существование этих ценностей – вопрос дискуссионный; многие эксперты убеждены в том, что общий ценностный фундамент у русской цивилизации и цивилизаций Востока попросту отсутствует. Предлагаемый вниманию читателя текст, в основу которого легло выступление автора на Четвертых Бердяевских Чтениях во Владивостоке, посвящен доказательству того, что общие для России и великих держав Азии ценности все же существуют.

*** 

Не только убежденные западники, но и многие скептически настроенные по отношению к современной западной цивилизации патриоты считают, что для России возможны только тактические, временные союзы с «азиатскими гигантами»  а истинное сближение невозможно. Например, известный российский политолог Федор Лукьянов, в интервью порталу «Русская Idea» заявил следующее:

«Разговоры об общих ценностях – это чисто западный подход. Китай не собирается ни с кем объединяться на ценностной базе, поскольку глубоко и искренне уверен в собственной уникальности. Иными словами, китайцы полагают, что остальные народы, особенно европейцы, по-настоящему разделить китайские ценности просто не способны, да и не надо от них этого требовать. В этом смысле китайская исключительность еще более «исключительная», чем американская – США, по крайней мере, считают, что их ценности могут перенять все остальные. Китаю совершенно все равно, каких ценностей придерживается Россия, и наши страсти по консерватизму или либерализму для них просто чудачества белых людей». 

Но так ли это на самом деле? Действительно ли отсутствуют у нас с Китаем (Индией, Японией, Кореей) общие ценности, действительно ли так различны наши культуры? И не обманываем ли мы сами себя мифами о большей близости к европейцам с их холодным рациональным менталитетом?

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, ввел в обиход понятие «Незапад», постулировав, что это — «адрес России всерьез и надолго». Подобное утверждение немедленно вызвало жесткую реакцию наших западников, которым явно пришлось не по душе «переселение» России на Восток. Либеральный журналист Матвей Ганапольский в своем ответе Тренину воскликнул: «Не буду вспоминать очевидное – что Россия всей историей была связана с Западом, и ей оставаться «на второй год» из-за амбиций и самодурства Кремля – позорно!» 

И правда — вряд ли можно найти в истории нашего государства период полной изоляции от Запада, аналогичный тому, что были в истории Китая или Японии. Но при этом Россия, конечно, частью Запада никогда не была – а была объектом его агрессивных устремлений, рассматривавшимся то как неисчерпаемая ресурсная база, то как крайне мешающий экспансии западных империй геополитический конкурент.

Точно так же Запад рассматривал и другие, не входившие в его цивилизационную орбиту, страны Евразии – Индию (ставшую на долгие годы колонией Британии), Китай, Японию… Единственным – но крайне существенным – отличием России от этих стран было то, что она долгое время играла с ведущими западными державами на равных (а в период с 1812 по 1853 г. фактически являлась единственной мировой сверхдержавой), и, несмотря на все исторические перипетии, сумела сохранить свою независимость от Запада до 1991 г.

 

Почему Китай не покорил мир

Представление о том, что Запад стал ведущей цивилизационной силой на планете благодаря своему техническому превосходству, является не более чем популярным мифом. По крайней мере, до XVII столетия – а по многим параметрам, до самого конца XVIII века – Китай превосходил Европу и в области технического прогресса, и в сфере экономики (даже к началу Опиумных войн он производил около 15% мирового ВВП – а столетием раньше эта цифра достигала 30%). Превосходство Китая было еще более очевидным в Средние века, когда страна стояла на пороге превращения в крупнейшую колониальную империю мира.

Яркой иллюстрацией огромного потенциала Китая служит история плаваний «Золотого флота» адмирала Чжэн Хэ (1405-1433). «Золотой Флот» состоял из 200 транспортных судов и 60 огромных девятимачтовых «кораблей-сокровищ», каждый из которых достигал 140 метров в длину и 48 метров в ширину. Чтобы представить себе, насколько велики для своего времени были эти корабли, достаточно сказать, что самая большая из трех каравелл, на которых Колумб спустя семьдесят лет отправится искать морской путь в Индию, а найдет Америку, имела всего лишь 24 метра в длину. Матросы Колумба питались жесткой, как подметка, солониной и собирали дождевую воду, чтобы утолить жажду. «Золотой Флот» китайского адмирала располагал специальными кораблями-садами, на палубах которых росли фруктовые деревья, а в трюмах мычали коровы и блеяли козы. Были в его составе и вместительные танкеры с питьевой водой. Таким образом, тысячи моряков и солдат, плывших на кораблях флотилии, не испытывали недостатка ни в витаминах, ни в сытной пище, ни в пресной воде. Армада Чжэн Хэ могла  находиться в открытом море месяцы, а то и годы.

«Золотой Флот» представлял собою крупнейшее – и, насколько можно судить, беспрецедентное в писаной истории человечества – предприятие по налаживанию экономических связей, открытию новых земель и организации колоний по всей китайской Ойкумене. Историки спорят о маршрутах (особенно последнем плавании) армады Чжэн Хэ. Считается, что «Золотой Флот» плавал в основном в Индийском океане, посещая различные страны, с которым Китай имел торговые или дипломатические отношения. Китайские посланники нанесли визит в священные города Мекку и Медину (адмирал Хэ был мусульманином), а также основали колонию в Индии. Но следы пребывания «Золотого Флота» находят и в Южной Африке, и даже в Австралии, где аборигены северного побережья сохранили память о том, как в незапамятные времена в их край прибыли некие иноземцы, строившие каменные дома, ловившие трепангов и выращивавшие рис. А отставной британский подводник Гэвин Мензис собрал в своей книге «1421: год, когда Китай открыл мир» убедительные доказательства того, что армада Чжэн Хэ совершила кругосветное плавание, открыла Америку на семь десятилетий раньше Колумба, а также посетила Европу.

Казалось бы, подобная экспансия должна была изменить лицо мира. В распоряжении китайцев были самые передовые технологии того времени: порох и использовавшиеся на его основе ракеты и гранаты, пушки, и, наконец, дешевая и производившаяся в больших количествах бумага, которая значительно упрощала делопроизводство, а тем самым – контроль над  далекими колониями. Любой школьник, игравший в «Цивилизацию» Сида Мейера, скажет вам, что с такими бонусами китайцы просто обязаны были стать доминирующей силой на планете.

Ничего подобного, однако, не произошло. Наследники императора Чжу Ди, покровительствовавшего далеким морским экспедициям, быстро свернули программу заморской экспансии. После седьмой экспедиции Золотого Флота Чжэн Хэ был назначен на почетный пост начальника гарнизона Нанкина (легенда гласит, что он умер в море во время последнего плавания, но это, видимо, попытка несколько приукрасить не столь романтичную реальность). Новый император издал указ: «Все путешествия Золотого Флота отныне должны быть прекращены». Огромные корабли потихоньку гнили у причалов, привезенные из далеких стран дары и редкости были надежно упрятаны в самые дальние закоулки императорской сокровищницы. А спустя несколько лет в Китае разгорелась яростная борьба между чиновниками-конфуцианцами и придворными евнухами, которые считались главными инициаторами далеких экспедиций. Конфуцианцы победили, и один из них, «дабы воспрепятствовать дальнейшей растрате государственных средств и бесцельной гибели сограждан, призванных на морскую службу», уничтожил все записи и документы, относившиеся к экспедициям Золотого Флота и сделанным тогда открытиям.

Китай не только не сумел покорить мир, но и на долгие века скрыл от остального человечества историю своих Великих Географических Открытий. Сам этот термин прочно закрепился за европейской экспансией XV-XVI вв., когда небольшие, кое-как снаряженные, отряды испанцев и португальцев захватили гигантские пространства в Центральной и Южной Америке, превратили Африку в неисчерпаемый источник работорговли, достигли Индии и основали там первые фактории и военные форты. Споры о том, кто первым открыл Америку,  представляют ценность только для буквоедов от истории. Кто бы ни посещал земли по ту сторону Атлантики до 1492 г. – тамплиеры, викинги Эйрика Рыжего, китайцы Чжэн Хэ или древние финикийцы – это никак не повлияло ни на развитие европейской цивилизации, ни на интеграцию в мировой исторический процесс локальных американских культур. И только плавания Колумба сделали Америку – Америкой, а к Старому Свету добавили Новый. Правда, при этом уникальные индейские цивилизации оказались стерты с лица земли, а численность коренного населения обеих Америк уменьшилась едва ли не вдвое. Но такова была природа европейской экспансии: она уничтожала все, что ей сопротивлялось, словно гигантский паровой каток.

В конце XV в. испанцы провели своего рода тренировочный геноцид, уничтожив автохтонное население Канарских островов – гуанчей. За этим последовало завоевание Америки, сопровождавшееся уничтожением уникальных цивилизаций инков, ацтеков, чибча-муисков, майя и т.п.) Англичане с увлечением истребляли индейцев на восточном побережье Северной Америки. Позже пришел черед Индии, где Ост-Индская компания время от времени – помимо карательных акций, проводившихся с помощью армии – устраивала искусственный голод. Во время такого голода в 1769-1770 гг. население региона сократилось на 7 млн. человек. В 1780-1790 х. – еще на 10 миллионов.

Губернатор Бенгалии Роберт Клайв накануне завоевания Бенгалии писал, что города Дакка и Муршидабад «огромны, многолюдны, а богаты, как лондонское Сити». Спустя 35 лет его коллега генерал-губернатор Ч. Корнуоллис пишет, что вследствие гибели населения от голода треть владений Ост-Индской компании «превратилась в джунгли, заселенные только дикими зверями».

Китайский император Цяньлун за полвека до первой Опиумной войны высокомерно говорил послу английского короля Георга III – «Нам никто не нужен. Забирайте свою жалкую дань (посол привез подарки) и убирайтесь вон». Прошло пять десятилетий, и англичане, разбив силы империи Цин в первой Опиумной войне, поставили Китай на колени, заставив его покупать опиум, отобрав Гонконг и получив гигантскую контрибуцию, которая помогла, в частности, Англии подготовиться к Крымской войне.

Неудержимая, сопровождавшаяся реками крови и миллионами смертей европейская экспансия в другие регионы мира напоминает не столько межцивилизационный контакт, сколько вторжение злобных и агрессивных инопланетян. В серии голливудских фильмов о противостоянии двух инопланетных рас космические воины-Хищники охотятся на отвратительных паразитов-Чужих. Для стремительно расширявшего свою сферу влияния Запада все неевропейские, нехристианские, и более того, некатолические и непротестантские культуры были такими вот Чужими – нелюдями, нехристями. В глазах же африканцев, индейцев, индусов «бледнолицые» выглядели безжалостными Хищниками из какого-то другого, жестокого и страшного мира.

За пару столетий почти весь мир превратился в подданных либо данников Западной Европы, а немногие оставшиеся независимыми государства – например, Россия и тот же Китай — оказались оттеснены за пределы круга «цивилизованных обществ».

Пример России здесь крайне показателен. Русская цивилизация также осуществляла экспансию – на Восток, где лежали бескрайние просторы Сибири, на Север, в циркумполярные области, и на Юг, в Русский Туркестан, на земли древнего Хорезма. Но экспансия эта, хотя и не была бескровной (завоевание Сибирского ханства, Хивы и Бухары проводились военными средствами), не знала ни геноцида, ни работорговли, свойственных европейскому колониализму. Кроме того, она осуществлялась почти исключительно в пределах Евразии – немногочисленнее заморские «колонии» Российской Империи – Русская Аляска, Форт-Росс в Калифорнии – просуществовали недолго и были в конечном итоге проданы за сравнительно небольшие деньги.

Единственная успешная попытка незападной цивилизации построить свою колониальную империю закончилась Хиросимой. И это отнюдь не случайно: применение Западом непредставимого (на тот момент) по мощи и жестокости оружия должно было показать всему миру: что позволено Юпитеру, не позволено более никому. Только Запад может осуществлять колониальную экспансию, только западная цивилизация имеет право диктовать правила игры другим цивилизациям планеты.

(Продолжение следует)


[1] В психологии (а не биологии) симбиотические отношения  — это стремление одного или, что реже, обоих партнеров к установлению единого эмоционально-смыслового пространства в отношениях

Главный редактор сайта "Русская Idea". Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Похожие материалы

В обязанности России, если она претендует на имперскую миссию, разобраться и отделить обиды от...

Можно быть абсолютно уверенным в том, что для большинства сторонних наблюдателей понятие...

Меньшиковский пласт «Трех разговоров» требует дальнейшей детализации и уточнения – однако уже...