РI: Наш сайт продолжает освещать тему деятельности европейских консерваторов, в частности, тех, кто выступает за сближение Европы с Россией. Среди интеллектуалов, кто ратует за такой союз, выделяется Эмерик Шопрад, человек, которому удается блестяще совмещать политику и академическую деятельность в области геополитики.

Шопрад – преподаватель геополитики в ряде учебных заведений Франции, Швейцарии и Марокко. По итогам выборов 2014 года он был избран  депутатом Европарламента от партии Национальной фронт. Согласно сообщениям прессы, он является главным советником лидера партии Марин Ле Пен по вопросам внешней политики и даже кандидатом в министры иностранных дел в случае прихода Национального фронта к власти во Франции. Считается, что именно Шопрад убедил Марин Ле Пен занять пророссийскую позицию и не отказываться от нее и во время украинского кризиса.

Свои геополитические взгляды Шопрад изложил в бестселлере 2009 года «Хроника борьбы цивилизаций», в котором, следуя взглядам знаменитых европейских геополитиков, призвал к созданию континентального союза европейских держав с Россией, который мог бы позволить им выйти из-под опеки США и совместно противостоять Китаю. Нашим диалогом с Эмериком Шопрадом мы продолжаем разговор о концепте «столкновения цивилизаций» и выходим на новый перспективный сюжет – места и роли конкретно Франции в том новом трансатлантическом альянсе, который сегодня строит Вашингтон, спекулируя темой «российской угрозы».

 

Юлия Нетесова

Уважаемый господин Шопрад, можно ли говорить, что сегодня НФ стал третьей по влиянию политической партией Франции и теперь уже является не столько партией протеста, сколько партией, готовой приступить к управлению страной?

Эмерик Шопрад

Можно однозначно сказать, что Национальный фронт перешел от стадии партии протеста к стадии партии управления. Это партия, у которой есть необходимые кадры и платформа для того, чтобы начать управлять Францией. Но, самое главное, Национальный фронт умеет побеждать на выборах.

Юлия Нетесова

Не могли ли бы Вы прокомментировать весенний успех Национального фронта, когда Ваша партия оставила позади основных тяжеловесов?

Эмерик Шопрад

Этот успех проистекает из провала Союза за народное движение и Социалистической партии, которые управляли по очереди страной на протяжении тридцати лет и создали все условия для нынешнего упадка, куда входят не только проблемы, связанные с миграционными потоками, с утратой идентичности и французской цивилизации, но и проблемы экономического характера. Французы сегодня все менее и менее уверены в завтрашнем дне, они боятся, что сплоченность общества начнет исчезать, они боятся утратить единство и боятся потери статуса великой державы. Так что сегодня французов, которые хотят перемен в политике, становится все больше и больше.

Юлия Нетесова

24 июня Национальный Фронт выпустил заявление, в котором говорилось, что партия не объявила о создании фракции в Европарламенте до установленного срока из-за нежелания идти на союз с движениями, разделяющими «неприемлемые» для НФ ценности. С чем это связано?

Эмерик Шопрад

Трудности, с которыми мы столкнулись при формировании фракции, не связаны, как это было в прошлом, с репутацией НФ как партии крайне правого толка, когда нас преподносили в качестве экстремистов. Эти трудности были созданы проамериканским лобби. Речь идет о партиях, которые слишком близки к США и которые активно пытались помешать нам сформировать фракцию. НФ – единственная сильная партия, которая ставит себе цель вывести Францию из НАТО для того, чтобы заключить стратегический союз с Россией. Как вы понимаете, в Европарламенте проамериканские силы очень сильны, что особенно стало заметно в связи с последним кризисом в Украине, и для нас это очень большая и очень серьезная проблема. И я думаю, что это является основной причиной, почему НФ так и не смог сформировать фракцию после выборов. Вместе с тем, поезд еще не ушел, мы по-прежнему можем это сделать.

Юлия Нетесова

Когда вы говорите о партиях с сильным проамериканским уклоном, какие именно партии Вы имеете в виду?

Эмерик Шопрад

Зеленые партии из разных европейских стран, например, Германии, находятся в геополитическом фарватере США. Кроме того, почти все консервативные партии правого толка в Европе являются «атлантистскими». И им удалось, задействовав свои связи, убедить независимых депутатов, которые планировали вступить с нами во фракцию, не делать этого. Очевидно, они сделали им более интересные предложения.

Юлия Нетесова

Есть ли среди Ваших возможных союзников партии из стран Восточной Европы?

Эмерик Шопрад

Безусловно. Так, например, я надеюсь, что представители Венгерского гражданского союза «Фидес» однажды поймут, что у них гораздо больше общего с нами, нежели с Европейской народной партией. Нам очень интересны партии и союзы из стран Восточной Европы, которые продвигают консервативные ценности и которые еще не попали в лапы к американцам. Потенциально они могли бы с нами объединиться. Нам предстоит еще очень много сделать в этом направлении, с партиями надо работать, их нужно убеждать, но я настроен оптимистично. Должен, однако, заметить, что кризис в Украине привел к тому, что антироссийская риторика в Брюсселе стала просто зашкаливать, и это заметно усложнило нашу ситуацию, так как нас воспринимают как пророссийскую партию, что отпугивает партии из Центральной и Восточной Европы.

Юлия Нетесова

Вторым знаменитым победителем выборов в Европарламент стала Партия Независимости Соединенного Королевства (UKIP), возглавляемая Найджелом Фараджем. Однако Фарадж отказался от союза с Национальным фронтом. Каковы, на Ваш взгляд, истинные причины, побудившие Фараджа отвергнуть такой выгодный для правых евроскептиков альянс?

Эмерик Шопрад

Действительно, Марин Ле Пен с самого начала рассчитывала на союз с партией Найджела Фараджа. Для нас Партия независимости – естественный союзник, так как мы разделяем одну идеологию, заключающуюся в необходимости защищать национальный суверенитет и национальную идентичность. Однако, когда Фарадж решал, объединяться с нами или нет, на самом деле он выбирал не нас, он выбирал между США и Россией. И это было основной проблемой. Национальный фронт продвигает идею независимой Европы, заключившей тесный союз с Россией. Это не значит, что мы против США или хотим с ними конфликта. Но мы желаем освободить Европу от чрезмерного альянса с Америкой. Фарадж, конечно, заявил другую причину для отказа, он сказал, что все дело в антисемитизме, который якобы пропагандирует наша партия. Недавно я написал текст, посвященный нашему видению внешней политики на Ближнем Востоке, который подтверждает, что мы не имеем ничего против Израиля, с которым желаем поддерживать хорошие отношения. Мы против антисемитизма, который во Франции исходит в основном из мусульманских кварталов, не имеющих никакого отношения к нашей партии. Так что аргумент насчет антисемитизма – лживый, и я до сих пор жду ответа на вопрос, является ли Найджел Фарадж независимым от США политиком и принимает ли он решения, исходя исключительно из английских интересов, или же ему приходится учитывать также желания НАТО и Вашингтона.

Юлия Нетесова

То есть союз с Партией Независимости уже окончательно исключен?

Эмерик Шопрад

Мы по-прежнему протягиваем ему руку, мы готовы с ним работать, поскольку по многим темам, включая Украину, у него весьма взвешенные позиции. Я считаю, что у нас очень много точек пересечения, и я не понимаю, почему наши партии до сих пор не сформировали фракцию.

Юлия Нетесова

Каково Ваше отношение к левым евроскептикам, также занявшим немало депутатских кресел нового Европарламента? Возможны ли тактические союзы (не образование фракций, а, например, совместное голосование) с такими партиями и группами, как греческая СИРИЗА?

Эмерик Шопрад

Да, такие союзы возможны. Мы готовы сотрудничать со всеми партиями, которые защищают идею суверенитета и выступают против усиления европейского федерализма. А какого они толка – правого или левого, – это не так важно. Нас интересуют в первую очередь три темы – защита национальной идентичности, защита национального суверенитета и независимая Европа. Кроме того, мы считаем, что Европа должна начать интенсивное сотрудничество с Россией на самых разных уровнях – политическом, социальном, культурном, энергетическом. Если среди партий, разделяющих наши приоритеты, есть партии левого толка, почему бы и не желать с ними союза?

Юлия Нетесова

ЕС и США приняли очень быстро несколько пакетов санкций в отношении России. Конфронтация России и Европы – кому она выгодна? Почему это произошло с такой скоростью? Ведь Брюссель пришел к выводам, решив не дожидаться результатов расследования падения малазийского лайнера, например.

Эмерик Шопрад

Вы правы, ситуация ухудшилась с феноменальной скоростью. Будучи депутатом Европарламента, я был свидетелем этого всего и был поражен тем, как в июле Европарламент, преподносимый в качестве образца взвешенности, мудрости и миролюбия, в один миг превратился в фактор войны. Основные крупные партии сразу заняли агрессивную позицию в отношении России и вместо того, чтобы искать причины произошедшего в Украине и стараться снять напряжение, они решили занять позицию, аналогичную американской, и поддержать незаконное правительство в Киеве, которое пришло к власти через переворот. Я являюсь членом Комитета по международным делам, и я был поражен, когда председатель этого комитета Элмар Брок заявил, что нельзя ждать результатов расследования трагедии с Боингом и что нужно немедленно вводить санкции против России. У меня впечатление, что этих людей не интересует правда или мир в регионе, они заинтересованы в том, чтобы отрезать Россию от Европы, уничтожить контракт по поставке Мистралей и остальные проекты, уничтожить все, что хоть как-то связывает ЕС с Россией. Как мы все прекрасно понимаем, все это стопроцентно соответствует американским интересам, которые хотят видеть Европу исключительно в трансатлантическом союзе.

Юлия Нетесова

Какой будет российская политика ЕС в контексте этого всего и того, что в ноябре к исполнению обязанностей на ключевых позициях в Евросоюзе приступят новые люди – Жан-Клод Юнкер и Федерика Могерини?

Эмерик Шопрад

Я пристально слежу за позицией госпожи Могерини, которая, увы, изменилась в последнее время. До того, как она получила эту должность, ее отношение к России было более умеренным и более реалистичным. В последнее же время в ее заявлениях появилось больше критики. Меня это не может не беспокоить, потому что Европейская комиссия и половина Европарламента слепо следуют курсу, проложенному США, вместо того, чтобы строить внешнюю политику, исходя из интересов Европы и интересов мира в регионе. В регионе не будет мира, если у Европы не будет тесных отношений с Россией. Однако сегодня делается полностью противоположное. Действия европейских политиков толкают нас к конфронтации, и мы, политики Национального фронта, пытаемся взывать к мудрости, напоминая, что ЕС и Россия являются соседями, которых связывают многочисленные интересы. В Брюсселе напрочь забыли о том, что Украина является расколотой страной, где одна половина населения смотрит в сторону Запада, а другая – в сторону России. Это значит, что Украина должна быть нейтральной территорией и ни в коем случае не может быть приглашена в НАТО. У Украины есть уникальная возможность быть посредником, звеном в отношениях между ЕС и Россией и так и должно быть.

Юлия Нетесова

Вы являетесь поклонником теории Хантингтона о «столкновении цивилизаций», согласно которой Россия и Европа принадлежат к двум разным цивилизациям. Возможен ли тогда между ними близкий союз, к которому Вы активно призываете?

Эмерик Шопрад

Я часто говорю о том, что «столкновение цивилизации» – это часть истории, но это не значит, что вся наша история – это только «столкновение цивилизаций». История гораздо сложнее, чем эта теория. Помимо столкновения, между цивилизациями есть также диалог, в который я также верю. Я верю в существование различных цивилизаций: так, для меня США и Европа принадлежат к разным цивилизациям. И я считаю, что у России, которая отличается от Европы цивилизационно, есть все причины для того, чтобы ладить и сотрудничать с Европой. Для меня эти две цивилизации прекрасно дополняют друг друга. Мы являемся естественными союзниками перед лицом Китая, который становится все сильнее и сильнее, перед лицом мусульманского мира, перед лицом Северной Америки. Вместе с тем, я продвигаю идеи диалога между цивилизациями, идеи уважения других наций. Национальный фронт выступает против «столкновения цивилизаций», мы выступаем за мир и сбалансированные международные отношения, которые невозможны без уважения суверенитета. Необходимо признать и уважать тот факт, что у России есть право защищать свои интересы на Кавказе и в странах Восточной Европы. Так что если кто-то и продвигает политику, основанную на теории «столкновения цивилизаций», то это США, которые планируют расширить НАТО вплоть до границ России, что создает ужаснейшее напряжение в регионе.

Отвечает

Политик, писатель, политолог, профессор и доцент геополитики в университетах и военных академиях во Франции, Швейцарии, Марокко и Тунисe

Спрашивает

Кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Русская idea.

Похожие материалы

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...