Терроризм невозможно победить, пока самое сильное (в военном и экономическом плане) государство мира (Соединенные Штаты Америки) делит террористов на хороших и плохих. Госдепартамент питает опасную иллюзию, что хороших террористов можно вооружать и использовать для своих целей. А вот плохих надо уничтожать. При этом ИГИЛ* породила Аль-Каида, некогда созданная при непосредственном участии США для борьбы с советскими войсками в Афганистане. А «умеренную оппозицию», то есть хороших террористов, устраивающих теракты против Башара Асада, тоже вооружают, тренируют и спонсируют США.

77.jpg

У любого аналитика, я знаю это по собственному опыту, возникает профессиональная деформация восприятия реальности, с которой можно и нужно бороться. Рано или поздно ему начинает казаться, что весь мир у него в кармане, и он может управлять людьми и даже самыми радикальными группировками, и исламскими фанатиками, делая из них своих марионеток. Куклы с удовольствием принимают финансовую помощь, а потом обрезают веревочки, а кукловоду вставляют в бок перо. В этом смысле парижский теракт – эхо недальновидной политики Соединенных Штатов. Беда заключается в том, что они никогда не признают свои ошибки (по праву сильного), а значит – не делают выводы.

Вчера Обама заявил, что Россия своими авиаударами по хорошим террористам, то есть по тем, кого они называют «умеренной оппозицией», способствует укреплению ИГИЛ в регионе: «За последние несколько недель, когда они начали наносить авиаудары в Сирии, их основной целью была умеренная оппозиция, которая, как им кажется, угрожает Асаду. Их основная задача, если проследить за нанесенными ими ударами, – укрепить положение режима Асада. И это не помогает нашим усилиям в борьбе с ИГ. В какой-то степени [эти авиаудары] усиливают ИГ, потому что ИГ также воюет с множеством из тех групп, по которым нанесли удар русские».

Разумеется, это неправда. Россия говорила и говорит, что Башар Асад – единственный, кто противостоит ИГИЛ в Сирии, и его поддержка – естественная возможность добиться мира на Ближнем Востоке. Но мир в Сирии США, очевидно, не слишком нужен. У них была возможность давным-давно расправиться с экстремистами. Но они преследуют совсем другие цели, первая из которых – смена режима. Такое ощущение, что раз намеченный аналитиками Госдепа план вообще никогда не поддается корректировке. Странный факт, но все указывает на то, что методичка не меняется. Мы решили – Асада убрать, значит так и будет, пусть даже власть в стране захватят террористы. Мы решили – Путина убрать, значит будем давить санкциями, пока экономика России не будет «порвана в клочья». Еще одна цитата из Обамы, бежавшего в тот момент впереди паровоза истории. Потому что фраза произнесена почти год назад, а экономика России все еще вполне устойчива.

Политика США угрожает безопасности Европы, куда хлынули сотни тысяч беженцев, но Соединенным Штатам до Европы нет никакого дела – они гнут свою линию. Евросоюз при этом пляшет под дудку своих заокеанских партнеров. Даже теракты в Париже ничего не изменили. На саммите G20 объявили, что санкции против России продлевают на полгода. Reuters со ссылкой на дипломатический источник поведал: Президент США Барак Обама (он главный в вопросе о продлении санкций), канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, премьер-министр Италии Маттео Ренци и глава МИД Франции Лоран Фабиус, представлявший страну вместо президента Франсуа Олланда, договорились о необходимости продолжить давление на РФ «в связи с выборами на Украине». Поискали повод… Вроде бы, его нет. Минские договоренности Россией соблюдаются. Но все же нашли. «Выборы на Украине» — вот странная причина продления санкций. Казалось бы, причем тут Россия, если речь идет о выборах на Украине, в другом государстве?.. Но ведь главное — обозначить, что проблема есть, а обосновывать, в чем она, не их задача.
США не слышат Асада. Президент Сирии прямо говорит: за два месяца Россия добилась большего прогресса в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке, чем западная коалиция во главе с США за весь год.

Повода усомниться в военной мощи США нет, значит, проблема одна – нет желания одержать победу в противостоянии в ИГИЛ. Есть другое желание — привести к власти «хороших террористов». В конце концов, самый популярный президент Америки за всю историю Франклин Делано Рузвельт некогда сказал о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе: «Это сукин сын, но он наш сукин сын».  С тех самых пор Соединенные Штаты делят мировых лидеров на своих и чужих сукиных детей. Им абсолютно все равно, какой уровень поддержки у Башара Асада, или президента Путина, для себя они решили – «это не наш». Зато грядут выборы на Украине, и «их сукин сын», настоящий сукин сын, стрелявший по собственному народу на Донбассе, должен одержать победу. Значит, снова режим санкций, и обвинения России в агрессии, и даже, как мы видим, в помощи ИГИЛ. Что уже и вовсе напоминает горячечный бред.

При этом Обама в очередной раз пообещал уничтожить группировку ИГИЛ. Аналогичные заявления он уже делал в 2013 году, когда Соединенные Штаты тренировали и вооружали «умеренную оппозицию». Большинство обученных ими бойцов потом примкнули к Исламскому государству…

Что ж, доктор Геббельс был бы доволен такими учениками, как аналитики Госдепа и лично президент Обама. Их пропаганда успешно промывает мозги всему миру. В стороне от риторики политических деятелей из США остаются только те, кто хорошо знаком с проблемой, потому что умеет находить разные источники, и, сверяя данные, анализировать полученную информацию.
Нет хороших и плохих террористов. Как сказано в бородатом анекдоте, «хорошие – в хороших гробах, плохие – в плохих». 
_______________________
*Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда РФ.

Публицист, писатель, политобозреватель, журналист, специалист по зарубежной литературе и русской истории, блогер.

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...