Писать об актуальной политике в наши дни необыкновенно трудно: в обществе чрезвычайно много линий раскола, усугублять которые без нужды кажется мне неправильным. Ведь и так разверзлась бездна, звезд полна — никак не наглядеться, хоть волком вой! А я отнюдь не записной либерал, для которого свобода самовыражения важнее общественного спокойствия.

Однако все-таки есть вещи, которые необходимо сказать и затем периодически проговаривать снова. Все-таки на берегу реки не отсидишься — и реку и берег сожрет адское пламя, а небо пойдет рябью и совьется в свиток! — и потому пора решать, на чьей стороне ты в грядущем Армагеддоне. «С кем вы мастера культуры?» – спросил пролетарский писатель Максим Горький. Вопрос этот актуален и поныне: действительно, с кем?

Вот прошел в Москве марш мира, и понеслись в уютненьких бложиках изобильные хвалы друг дружке: мы, лучшие люди, вышли на улицу, прекрасные душой и телом! «На лицах нацпредателей и маргиналов типовым образом были написаны высшее образование, неплохой IQ и километры прочтенных книжных строк…» (с) – публично возрадовался Шендерович, и многие камлали ему, принародно самоумиляясь.

Посмотрела я на фотографии марша: лица как лица, есть хорошие, есть плохие, есть вовсе скверные. Разные — как сама жизнь. Беда не в лицах, беда в мозгах, и если мозги участников действительно «типовые» — беда сугубая, удвоенная, а то и счетверенная.

Если судить по процитированному высказыванию, на марш пошли люди исключительно умные, высочайше образованные и одухотворенные до самого звездного неба. И понятно, что таких по определению не может быть много: сливки (!) страны, культурная элита, чистейшие помыслами интеллигенты – вот кто маршировал по Москве. А по сторонам стояли злобные упыри, недоумки, с образованием 4 класса ЦПШ, и источали ненависть к вопиюще прекрасным протестантам… И еще больше упырей и вообще генетических вырожденцев сидели дома и писали оскорбительные слова в адрес участников марша… И совсем уж полные отморозки наняли поливальные машины, которые помыли город после людей, чье имя чистота… Немытая Россия убирала за шествующими, содрогаясь от унижения и печали.

Вот где наиреальная беда – «типовым образом», под копирку, противопоставлять себя целой стране. «Моя страна сошла с ума, и я ничем не могу помочь», — поет страдалец Макаревич, приветливо обзывая несогласных с ним govnom. 

mudaki.jpg
Те, Кто Вышли На Марш (здесь каждое слово с прописной, включая предлог!), воспринимают себя как соль страны, ее драгоценнейшую часть, мнение которой должно стать образцом для всех сограждан. В идеале согражданами считаются только те, кто разделяет мысли и идеи нынешних мастеров культуры. В идеале тех, кто «не разделяет», следует лишить права избирать и быть избранными, потому как мало ли кого они наизбирают?.. 

Быть с народом? Это устаревшая идеология. Идти к униженным и обиженным? Это вообще крамола! Народ — он такой… нечистый (здесь нужно томно обмахиваться платком).

В 1961 году, пережив революцию и великую войну, Анна Андреевна Ахматова написала:

«Нет! И не под чуждым небосводом
И не под защитой чуждых крыл —
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был».

Здесь каждое слово важно: и осознание общности («так не зря мы вместе бедовали»), и понимание того, что никакой чужак не может справиться с вековечными русскими проблемами — только сами и только вместе.

Прошло полвека, и поэт и гражданин Дмитрий Быков (бедный Некрасов вертится в гробу, как подорванный, от узурпации его гражданской позиции!) пишет «Стансы», в которых вовсю полемизирует с ахматовским стихотворением, ведь престарелая поэтесса не разглядела, не догадалась, не увидела, что нет и не было никогда никакого народа, разве название одно. Зато есть и пухнет от злобы народная масса — обла, огромна, стозевна, страшна на весь Уралвагонзавод, и Быков к ней не хочет иметь никакого отношения:

«Я обязан быть не там, где масса,
Ибо кто-то должен быть не там».

Максимум дозволенного для поэта и гражданина Быкова – «побыть немного с массой», а потом бежать, куда глаза глядят, туда, где ее нет, — в чистые места, полные чистой же публики, что одета прилично, улыбается светло и опрятно, а главное  — мыслит с тобой в одну сторону. Бежать надо споро, потому что (как справедливо подозревает писатель и гражданин Быков) при встрече с народной массой с ним может случиться нечаянный общественный остракизм, чреватый физическими увечьями.

У русских вечные крайности: с одной стороны — люди, которые считают, что страна существует для них, и в случае личной нужды и утеснения ею легко можно пожертвовать; а с другой стороны — люди, которые думают, что это они — для страны, и при необходимости каждый из них может пожертвовать собой во имя ее, потому что есть вещи куда более важные, чем личное безбедное существование.

Противопоставление группы избранных «массам» заканчивается частенько полным отрицанием как страны, так и народа, ее населяющего. И это отрицание (к примеру, долой Совок и совков! – здесь очень важна связка!) ведет к развалу страны и обнищанию людей. И мы помним: помнит земля, помнит вода, помнят камни, как развалился СССР и чем это обернулось для миллионов человек. «А по бокам-то все косточки русские, сколько их, Ванечка, знаешь ли ты?..»

Но, похоже, русские косточки не значат для новой интеллигенции вообще ничего. Можно выйти на марш мира с флагами Украины (и даже с флагом НАТО!) и полагать с чистой совестью, что это и есть борьба за мир. 

Я вот гляжу на это мракобесие и никак не могу понять, что это за мир такой вырисовывается. По мне, так это марш войны — в первую очередь со своим народом, во вторую – со своей национальной идентичностью, в третью — против русской государственности. Порошенко, выступая на днях перед Конгрессом США, сказал, что нынешний конфликт на Украине — это столкновение «цивилизации и варварства». Так за что же выступали на марше мира с украинскими флагами? Не против ли варварской России? Но кто ее назначил в варвары? И почему все должны с этим назначением согласиться? А главное  — почему с этим должен согласиться наш народ — сами русские?

Святоотеческое предание современного либерализма учит, что свет приходит с Запада. И если народные массы отказываются воцерковляться в либерализм, то, видимо, ими можно пожертвовать, а значит — марш мира был напрямую против России и ее народа, точнее за войну, чтобы не осталось никого живого, кто мог бы воспротивиться сияющему свету Свободы. А если и выживут, то имя им свинарник и прочая обслуга Дмитрия Быкова.

PS: Я не готова усугублять общественный раскол и гневно и многостранично обличать протестующих. Просто они вызывают у меня глубочайшее недоумение: казалось бы, люди связали себя с русской культурой, так почему же они так легко отвергают важнейшие заповеди этой культуры, которая полагала служение народу выше вселенской истины и  добра? Что вообще они знают про русскую культуру и сколько готовы в ней участвовать? Что они знают о служении стране и ведомо ли им такое диковинное словосочетание? 

Кто здесь, ау? Ищу людей!

Филолог-русист, специалист по древнерусской литературе и по по древнерусскому языку, критик и культуролог

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...