Страстная седмица для верующих  — время особого внимания к духовной жизни, когда все мирское отходит на задний план. Но в этом году политика держала в напряжении не только православные Грецию и Россию: прежде чем принять участие в выносе плащаницы в Великий Пяток, греческий премьер и атеист Алексис Ципрас два дня провел в Москве. За его визитом следили и в Брюсселе, и в Вашингтоне. Хотя образ этого политика, нового для греческой элиты, уже прорисован довольно четко, всё же некоторые опасения (или надежды) еще были: а вдруг Греция и впрямь покинет зону евро? А, может, еще и НАТО?

Хочет ли этого правящая партия и хотят ли этого греки? Что для них значат европейские структуры?

В НАТО Греция вступила еще в 1952 году одновременно с Турцией, это было первое расширение альянса, укрепившее его южный фланг. Только что пережившие тяжелейшую гражданскую войну (1946-1949) греки получили чувство защищенности, которого им так не хватало еще с начала Второй мировой. Победившую в гражданской войне либеральную элиту обнадеживала антисоветская направленность альянса, но огорчало вступление в него Турции: это могло обернуться трудностями в решении спорных с турками вопросов. Так и вышло. Все больше обострялась ситуация на Кипре, и в 1974 году Турция оккупировала северную часть острова. В знак протеста греки приостановили членство в НАТО, но не надолго, до 1980 года.

Есть ли повод для выхода из НАТО теперь, после 60-летнего юбилея пребывания в нем? Греция продолжает входить в число лидеров альянса по затратам на оборону, она одна из немногих тратит на военные нужды более рекомендованных НАТО 2% бюджета. В то же время, греки в последнее время активно закупают вооружение в России. Но это еще не повод для выхода из блока. Греция активно участвует в военных операциях альянса, посылая свои воинские контингенты и предоставляя военные базы. Военно-воздушные базы на Пелопоннесе и острове Крит имеют важное значение при проведении военных операций в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Так что выход Греции из НАТО был бы серьезным ударом для альянса, поскольку затруднил бы его действия в этих регионах и обнажил бы южные рубежи.

Однако, несмотря на спорные вопросы с Турцией и недовольство господством США, большинство греков не хотели бы выхода страны из НАТО. Как и прежде, в составе альянса они чувствуют себя более защищенными. От кого? Выступая 9 апреля перед московскими студентами, Алексис Ципрас говорил о новой угрозе — с юга, исламском экстремизме, но не забыл он и о традиционной угрозе с северо-востока, русской угрозе. За 60 лет НАТО для греков стало частью их жизни и истории, поэтому выхода из альянса требуют только крайние радикалы. Пришедшая недавно к власти СИРИЗА — не из их числа. Она хочет реформ внутри НАТО, а не выхода из него.

Но если военная интеграция была более выгодна североатлантическому блоку, чем Греции, то с экономической интеграцией все наоборот. С экономической точки зрения Европа всегда была нужна Греции больше, чем Греция Европе. Не случайно именно Греция стала первой страной, подавшей в 1959 году заявку на присоединение к Общему рынку, а в 1961 году стала ассоциированным членом ЕЭС. Интеграционный процесс был прерван с установлением в Греции военной диктатуры (1967-1974). Однако экономические успехи диктатуры способствовали последующему ускорению интеграции: вместо планировавшегося 1984 года Греция вошла в ЕЭС в 1981 году. Правда, за это решение пришлось побороться, поскольку некоторые страны-участницы сомневались в экономическом потенциале греков. Но боролись не зря. Уже в 1980-е годы уровень жизни в Греции существенно вырос, были проведены масштабные социальные реформы, завершилось формирование устойчивого среднего класса – опоры государства и стабильности общества. За счет европейских инвестиций в стране были реализованы крупные проекты: проведены современные дороги, построено метро в Аттике и новый аэропорт, сооружен мост Рио-Антирио, подготовлена инфраструктура для проведения Олимпийских игр-2004.

Тем не менее, евроскептики в Греции всегда были и есть. Начало процедуры вступления Греции в ЕЭС вызвало резкую критику со стороны крайних консерваторов и единственной тогда легальной левой организации Объединенной демократической левой, а также отдельных общественных деятелей. Они все были озабочены тем, сохранит ли страна свой суверенитет в составе Общего рынка. Сторонникам единой Европы пришлось доказывать, что она не является вариантом неоколониализма.

Инициаторами вступления страны в Общий рынок были правые силы. Правоцентристские и умеренно консервативные партии в стране всегда были евроэнтузиастами. Сомнения в пользе европейских институтов для Греции высказывались только крайними консерваторами. Со временем их позиция смягчилась до умеренного евроскептицизма: Греция должна остаться членом ЕС, но занимать там достойное место. В настоящее время эти настроения выражает партия ЛАОС. Она была основана в 2000 году и позиционировала себя как патриотическая и консервативная. Популярность ЛАОС постепенно росла, и на евровыборах 2009 года ей удалось собрать рекордные для малой партии 7% голосов. Однако начавшийся кризис стал испытанием, с которым эта партия не справилась: осенью 2011 года ее руководство согласилось войти в служебное правительство Пападимоса, которое должно было обеспечить подписание Грецией пакета антикризисных соглашений с международными кредиторами. Этот шаг подорвал доверие к партии. Большинство ее избирателей перешли на сторону праворадикальной Золотой Зари, которую отличает крайний евроскептицизм.

Наиболее последовательным противником любых форм евроинтеграции являлась и является Коммунистическая партия Греции, которая в 2018 году отметит свой столетний юбилей. После поражения в гражданской войне компартия и другие левые организации попали под запрет, поэтому они не могли открыто высказаться против вступления страны в НАТО и начавшейся интеграции в Общий рынок. Только в 1974 году компартия и другие левые организации смогли выйти из подполья и беспрепятственно пропагандировать свои взгляды. Как и прежде, КПГ считает НАТО и Евросоюз орудиями мирового империализма. Вступая в экономические и военные союзы с ведущими капиталистическими государствами, Греция все глубже интегрируется в мировую капиталистическую систему, попадая в зависимость от этих государств. Такое положение таит в себе опасность не только для  греческих трудящихся, но и для суверенитета страны в целом. Партия полагает, что экономическая евроинтеграция выгодна только имущим классам Греции, которые и теперь стремятся сохранить членство в зоне евро ради спасения своих богатств. По мнению КПГ, именно ЕС виноват в том бедственном положении, в котором сейчас находится Греция. Само собой, в случае прихода к власти КПГ выведет Грецию из всех международных империалистических союзов – НАТО, ЕС, МВФ, ОЭСР. Только перспективы прихода к власти у греческих коммунистов пока очень туманные: на парламентских выборах партию никогда не поддерживало больше 10% избирателей, революционная ситуация тоже пока что-то не складывается. В условиях, когда покинуть интеграционные структуры нереально, компартия старается использовать их в своих интересах. В частности, 15 апреля фракция КПГ в Европарламенте выступила с заявлением, осуждающим новые репрессии в отношении коммунистов на Украине и принятие в канун 70-летия Победы закона, приравнивающего коммунизм к фашизму.

В 1970-е – начале 1980-х гг. коммунистов по многим вопросам поддерживало образованное в 1974 году Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК), которое быстро набирало силу. Социалисты и коммунисты требовали недопущения возвращения страны в НАТО и противились вступлению в ЕЭС. Их выступления проходили под лозунгом «НАТО и ЕЭС – одна шайка». В отличие от КПГ, ПАСОК стремительно набирало силу и в 1977 году стало второй партией в стране. Вместе с коммунистами социалисты в 1979 году голосовали против ратификации договора о вступлении Греции в ЕЭС. Но такую позицию социалисты занимали недолго. После прихода к власти в 1981 году их отношение к евроинтеграции стало стремительно меняться. Складывалось впечатление, что предвыборное обещание вывести страну из НАТО и ЕЭС – всего лишь демагогический лозунг. Уже в 1983 году основатель и лидер партии Андреас Папандреу говорил о том, что никогда не собирался этого делать. Более того, европейское направление внешней политики социалистов, находившихся у власти в Греции почти все 1980-е и значительную часть 1990-х гг. было нацелено на достижение наиболее полной интеграции страны в европейские структуры. Эта цель была достигнута: в 2001 году Греция вошла в зону евро. Преемник Папандреу на посту главы партии и правительства Константинос Симитис торжествовал, ведь он еще в далекие 1970-е не разделял антиевропейской риторики партии.

Время пребывания у власти социалистов, иногда сменяемых правоцентристами, совпало со временем членства Греции в ЕЭС, а затем ЕС. За это же время Греция стала вполне респектабельной европейской страной с хорошим уровнем жизни и высокими пенсиями. Выросло новое поколение греков, для которого понятия «Греция» и «Евросоюз» были неразделимы. К нему принадлежит и нынешнее политическое руководство страны. Согласно опросам 2008 года, как раз накануне кризиса 65% греков выражали доверие ЕС при среднеевропейском показателе 48%. Так что Греция ни в коей мере не была страной евроскептиков.

Кризис многое изменил в жизни греков. Появилось ощущение, что Европа их «кинула». Это оказалось на руку радикальным партиям – правым (националистам, фашистам) и левым (коммунистам). Их политическое влияние (особенно правых) стало расти, ведь теперь они говорили: «Смотрите, мы оказались правы: ЕС не довел страну до добра». Крайних евроскептиков, стремящихся к выходу из ЕС, сейчас поддерживают около 15% населения. Но гораздо больше греков считают, что выход из Евросоюза обернется для страны катастрофой. Однако сам ЕС нуждается в серьезных преобразованиях. На такой умеренно евроскептической позиции стоит пришедшая недавно к власти партия СИРИЗА.

СИРИЗА – это не коммунисты, как ошибочно пишут в некоторых СМИ. Это левая партия, которая в политическом спектре занимает промежуточное положение между радикалами (КПГ) и левым центром. Лидер партии Алексис Ципрас – новый человек в греческой политической элите. Он не носит галстука, не клянется на Библии, не регистрирует брак и не имеет высокопоставленных родственников. Предвыборные обещания СИРИЗЫ очень похожи на программу ПАСОК конца 1970-х. Поэтому сторонники ПАСОК, не справившегося с вызовами кризиса, массово перешли в лагерь СИРИЗЫ, что обеспечило ей победу на выборах, вызвавшую некоторое беспокойство в Брюсселе.

Будет ли Ципрас исполнять свои предвыборные обещания? В официальных партийных документах, датированных январем 2015 года, уже нет тех радикальных лозунгов (выход из зоны евро, национализация банковской системы), которые нередко (и часто неофициально) звучали во время предвыборной кампании. Как в свое время А.Папандреу, они нужны были Ципрасу для консолидации сторонников. Теперь же Ципрас говорит о том, что его главная задача – сохранить страну в зоне евро. Но в тот момент, когда всех волнует вопрос, заплатит ли Греция очередной транш кредиторам, Ципрас едет в Москву. Это значит, что внешняя политика Греции не будет ориентироваться исключительно на ЕС. Оборонная доктрина страны, как и прежде, основывается на членстве в НАТО. Однако через неделю после премьера в Москву едет министр обороны Панос Каменос. Это значит, что новое руководство Греции намерено расширять сотрудничество и с другими центрами силы. Такая позиция, среди прочего, даст Греции б?льшую свободу маневра в отношениях с западными партнерами.

Доктор исторических наук, доцент исторического факультета МГУ, специалист по истории Греции XVIII – ХХ веков, автор книги «Греческая нация и государство в XVIII -XX в.: Очерки политического развития» (М., 2010)

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...