Про новый европейский «кризис беженцев» написано уже достаточно много. По-прежнему приходят сводки с острова Лампедуза и из Сеуты и Мелильи, атакуемых толпами желающих перебраться на европейскую территорию, но за последние месяцы в связи с победами так называемого «Исламского государства» на Ближнем Востоке поток беженцев вырос в разы. Уже более 300 тысяч беженцев в этом году пересекли Средиземное море. Будапешт, Париж, Мюнхен в полной мере испытали на себе «иммигрантский огонь». Все страны реагируют на текущие события по-разному: правительство Словакии высказало желание принимать только беженцев-христиан (по причине отсутствия в стране мусульманской инфраструктуры), эстонское Государственное собрание под нажимом Консервативной народной партии и вовсе отказалось согласиться с обязательными квотами на приём беженцев. Зато премьер-министр Финляндии Юха Сипиля благородно решил отдать беженцам с Ближнего и Среднего Востока свой особняк. Кажется, раскол между «западом» и «востоком» евроимперии кристаллизируется именно по вопросу беженцев: портал «Православие и мир» уже назвал нынешний кризис «кризисом солидарности».[1] Какую же позицию заняли правые партии во Фландрии, давно и заслуженно привлекающие интерес российских консерваторов?

В июле 2015 года количество запросов на предоставление убежища в Бельгии составило 2975, что на 30 % больше, чем в предыдущем месяце. Из запросов 29,8% было подано гражданами Ирака, 17,2% — гражданами Сирии, 12% — Афганистана.[2] Если летняя динамика сохранится, то количество беженцев из стран БСВ в Бельгии побьёт все рекорды на темпоральной шкале. Совет министров Бельгии принял решение разместить лиц, претендующих на убежище, в пяти казармах – без соответствующего парламентского обсуждения данного вопроса.

Ведущие правые партии Фландрии «Фламандский интерес» (до 2004 года – «Фламандский блок») и «Новый фламандский альянс» традиционно занимали твёрдую позицию по вопросам инокультурных иммигрантов. Первый вообще до определённого смягчения риторики в начале 2000-х годов требовал высылки всех иммигрантов, потом обе партии стали настаивать на обязательной интеграции и принятии мигрантами фламандской культуры и норм западного общества. Приведём некоторые пункты программы «Фламандского интереса» непосредственно по проблематике беженцев. В брошюре «Иммиграция: проблемы и решения» эти самые решения таковы: введение разрешения на временное проживание для лиц, признанных беженцами (последние должны вернуться в страну происхождения, как только ситуация там нормализуется), ускорение процедуры рассмотрения запроса статуса беженца, составление списка безопасных стран (запросы граждан которых не рассматриваются), содержание лиц, претендующих на получение убежища, в закрытых «центрах приёма» (дабы в случае отказа в статусе беженца они не смогли «раствориться» в Бельгии нелегально).[3]

Именно по запросу депутата парламента от «Фламандского интереса» Филипа Девинтера парламент Бельгии был созван в разгар каникул (12 августа) для обсуждения иммиграционного кризиса. Девинтер указал на преимущества «австралийской модели» контроля границ и высылки иммигрантов, а также на то, что в среднем затраты на содержание одного лица, ищущего убежища, составляют в год 26 тысяч евро.[4] В нынешней ситуации «Фламандский интерес», помимо прочего, озабочен тем, что при распределении социального жилья беженцы получат приоритет и смогут обходить длинный список ожидания – в то время как средний период ожидания социального жилья во Фландрии составляет три года.[5]

На 15 сентября в парламенте Фландрии запланирован коллоквиум по вопросу иммиграционного кризиса под названием «Установить границы» (Grenzen stellen). Ожидается участие, среди прочих, представителей «Фламандского интереса», фламандского отделения антииммиграционной организации «PEGIDA» и Марин Ле Пен. Бельгийские социалисты на своей странице в «Фейсбуке» уже собирают желающих устроить в назначенную дату митинг на площади перед фламандским парламентом, дабы не допустить «расистской сходки».[6]

Более «респектабельная» правая партия «Новый фламандский альянс» располагает в нынешнем правительстве портфелями министра безопасности, внутренних дел, финансов, а также ключевой для рассматриваемой проблемы должностью госсекретаря по вопросам миграции и предоставления убежища (Тео Франкен). Лидер указанной партии Барт де Вейвер навлёк на себя острую критику уже дважды за период летне-осеннего обострения иммиграционного кризиса: один раз, когда предложил создать для беженцев отдельный «социальный статут» (понятие, связанное с предоставлением социальных выплат и положением в системе государственного финансирования); второй раз – когда высказался по поводу распространившихся в Сети фотографий утонувшего при переправе в Грецию трёхлетнего Айлана Курди.

По последнему вопросу Де Вейвер заявил: «Смерть ребёнка – не наша вина. (…) Ты военный беженец до тех пор, пока не пересёк границу страны, в которой тебе больше не нужно опасаться за свою жизнь. (…) Кто едет дальше в Западную Европу – экономический беженец. Так что ребёнок погиб не потому что его родители спасались от насилия, — они искали лучшей жизни». Председатель крупнейшей парламентской партии Бельгии предложил организовать приём беженцев ближе к зоне конфликта, на внешних границах ЕС определять, кто имеет право на статус беженца, и равномерно распределять признанных беженцев по всем странам ЕС.[7]

В предложении Де Вейвера о создании отдельного социального статута для беженцев председатель Партии зелёных Мейрем Альмаджи, члены парламента Нахима Ланджри и Ваутер де Фриндт и член Европейского парламента, социалист Катлин ван Бремпт увидели стремление «создать второсортных граждан». [8] «Фламандский интерес» же, напротив, приветствовал предложение Барта Де Вейвера, и устами своего председателя Тома Ван Грикена выразил желание, чтобы Де Вейвер «хоть раз осуществил то, о чём говорит». При этом Ван Грикен не забыл упомянуть, что лидер «Нового фламандского альянса» сейчас выступает с теми рецептами, которые «Фламандский интерес» предлагает уже много лет.[9]

Именно сейчас, в 2015 году, брюссельское издательство «Эгмонт», близкое к партии «Фламандский интерес», выпустило нидерландский перевод знаменитого романа Жана Распая. Во французском оригинале и нидерландской версии, выполненной Йефом Элберсом, роман называется, соответственно, Le Camp des Saints и Het Legerkamp der Heiligen, что является аллюзией на Откровение Иоанна Богослова, 20:8 – «и окружили стан святых и город возлюбленный». Переводчик романа на русский язык, проживающий в Люксембурге писатель Вадим Давыдов, однако, предпочёл вариант «Стан избранных». Роман описывает осаду Западной Европы полчищами иммигрантов из стран Третьего мира. И в случае Бельгии, и в случае всех остальных европейских стран от избирателей и политиков, в первую очередь правых, традиционно выполняющих «защитную» функцию от возможных перегибов мультикультурного курса, зависит, — станет континент «Станом избранных», или же недолговечным «Кораблём дураков», изображённым Иеронимом Босхом?


[1] Золотов А. Это не кризис беженцев, это кризис солидарности // Православие и  мир, 05.09.2015. URL: http://www.pravmir.ru/eto-ne-krizis-bezhentsev-eto-krizis-solidarnosti/

[2] http://www.cgvs.be/nl/cijfers

[3] Immigratie: problemen en oplossingen. Brussel: Egmont. P. 50

[4] http://www.vlaamsbelang.org/nieuws/11124/

[5] http://www.politics.be/persmededelingen/41604/

[6] http://www.socialisme.be/nl/25052/extreemrechts-stoppen-voor-het-tot-geweld-tegen-vluchtelingen-over…

[7] http://www.standaard.be/cnt/dmf20150905_01851706

[8] http://www.hln.be/hln/nl/957/Binnenland/article/detail/2436877/2015/08/27/Bakken-kritiek-op-voorstel…

[9] http://www.gva.be/cnt/dmf20150827_01836526/vlaams-belang-hopen-dat-de-wever-voor-een-keer-doet-wat-h…

Нидерландист, автор ряда работ по истории и культуре Бельгии и Нидерландов, нидерландскому языку

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...