В связи с выдвижением Джебом Бушем себя в кандидаты на президентской гонке 2016 года, много говорят о династии Бушей, ставят вопрос о политической преемственности в этой семье. Что Джеб Буш позаимствует у своего отца и своего брата, если окажется в Белом доме, чем будет отличаться от них? Пока на эту тему можно говорить лишь гадательно, исходя из  разнообразных достаточно еще хаотических высказываний претендента на президентское кресло и анализа его деятельности в качестве губернатора Флориды, а также политических тенденций в Республиканской партии. 

Первым же вопросом, которым задаются интересующиеся политикой люди как в Америке, так и во всем мире состоит в том, не ждет ли нас новое пришествие американских неоконсерваторов.

Мнения высказываются разные.

Те, кто смотрит на политическую деятельность Джеба Буша прошедших лет, говорят, что он умеренный политик, скорее центрист, чем консерватор. Публицисты же, реагируя на те или иные заявления Джеба, зачастую уверяют, что он мало чем отличается от брата Джорджа Буша-младшего.

Интрига сохраняется.

Что касается экономических и внутриполитических взглядов Джеба Буша, то спорить с тем, что он – консерватор, сложно. Он выступает за сокращение налогов и программ социальной помощи, увеличение рабочих часов, требует уменьшения вмешательства государства в деятельность граждан. Наблюдатели относят его к так называемым «сострадательным консерваторам», к которым принадлежал и его брат, как, впрочем, в большей или меньшей степени и все президенты-республиканцы, начиная с Никсона.

 В свое время Джордж Буш-млапдший встречался с Мэрвином Оласки, автором концепции «сострадательного консерватизма» и загорелся его идеями. Все говорит в пользу того, что эти идеи близки и его брату Джебу.

«Сострадательный консерватизм» подразумевает отказ от «социального государства», взамен которого предусматривает значительное расширение сети добровольных общественных и коммунальных институтов, призванных заниматься реализацией социальных услуг. Согласно этой доктрине, система вспомоществования должна быть выведена из сферы государственного управления и тесно увязана с благотворительностью. Помогать бедным должны церковные общины и благотворительные организации, опирающиеся на популярные среди американцев идеи самоуправления, и использующие тактику «общинных действий».

Сложнее определить преемственность во внешней политике. Ведь обвинения Барака Обамы в излишней мягкости и требования более решительной, напористой внешней политики общи всем нынешним кандидатам в президенты, как республиканцев, так и демократов. Все ведущие кандидаты в президенты, кроме сенатора Рэнда Пола, занимают жесткую позицию к России, и выступают за поставки оружия на Украину. Хиллари Клинтон, хотя и демократ, имеет вполне консервативную внешнеполитическую программу. И пока увидеть отличительные черты Джеба в его эксплицитных высказываниях трудно. В июне он совершил европейское турне, побывал в Германии, Польше, Эстонии. Везде много и резко говорил о России и Путине. Но все это могла сказать и Клинтон, и любой другой кандидат в президенты Америки. Только любящие упрощать публицисты могут видеть в этом неоконсерватизм.

Однако исключать, что Джеб Буш поведет себя как неоконсерватор, нельзя. Джордж Буш младший тоже шел на выборы на свой первый срок с весьма умеренной программой. Влияние неоконсерваторов на него резко возросло только после 11 сентября. Есть ли предпосылки того, что в критической ситуации Джеб пойдет по стопам своего брата?

Есть аргументы и «за», и «против».

Первый аргумент «за» состоит в том, что как бы Джеб ни подчеркивал, что он отличается от своего отца и брата, он признает, что прислушивается к их советам. Сейчас речь о советах брата, поскольку отец тяжело болен. «Если вам интересно, к чьим советам я прислушиваюсь, то к его [брата Джорджа]», ? так слова Джеба передают люди, с которыми он общался на одном неофициальном закрытом мероприятии. И что примечательно, слова эти относились к политике США в отношении Израиля. А чуть ли не первым пунктом программы неоконов можно поставить именно поддержку Израиля. Собственно, насильственное насаждение демократии в окружающих Израиль мусульманских странах следует из этой безоговорочной поддержки. Выглядит это как следование не столько геополитическим интересам, сколько ценностям.

Второй аргумент «за». Из 21 официального советника Джеба 19 работали на его брата, отца или администрацию Рейгана. Среди них — известный неокон, бывший заместитель госсекретаря Пол Вулфовиц. Правда, Джорджу Бушу младшему в свое время досталась команда его отца, а при Буше старшем влияние неоконов было относительно слабым. Кроме того, не все «ястребы» из команды Джорджа Буша-младшего являются неоконами. Так бывшего госсекретаря Кондолизу Райс, которая также вошла в команду Джеба Буша, относят к «консервативным реалистам». Правда, она тесно сотрудничала с виднейшими неоконами Ричардом Перлом и Полом Вулфовицем, однако полностью их взгляды никогда не разделяла.

Вообще не следует путать «ястребов» с неоконами. К воинственным приверженцам односторонней политики относятся и такие политики, как Дональд Рамсфельд и Ричард Чейни, но они не являются представителями неоконсервативного движения.

Здесь следует пояснить, что неоконсерваторы довольно специфическое движение в американской политике. Его основателями стали бывшие троцкисты, отказавшиеся от социалистических взглядов. Вместо троцкистского тезиса о насильственном распространении социализма по всему земного шару они приняли теперь тезис о насильственном распространении демократии. При этом они остались верными своим этническим – еврейским —  корням и в центр мироздания поставили государство Израиль, существование и процветание которого должны обеспечить Соединенные Штаты.

Конечно, американские неоконсерваторы скорее делают акцент на распространении демократии путем интервенционизма, но значение Израиля для них недооценивать не стоит. Ориентируются они при этом в основном на израильскую партию Ликуд.

Первым президентом, которого относят к неоконсерваторам (вполне ли справедливо?) был Рональд Рейган с его апокалипсическим образом «Империи Зла». При Буше-старшем возобладала, скорее, реал-политик.

Применительно к братьям  Джорджу и Джебу Бушу в их отношении к идейной базе консерватизма следует отметить вот что. Джордж очень религиозный человек и представитель Методистской церкви, где имя Иисуса Христа упоминается редко, акцент делается не на Новом, а на Ветхом завете. Отсюда отождествление себя с иудеями и порой стремление послужить «избранному народу». Поэтому после своего резкого обращения к Богу Джордж стал весьма восприимчив к неоконсервативной идеологии со всеми ее импликациями, включающими насаждение демократий по всему миру и превентивными войнами. Джеб – католик и, как католик, он не предрасположен к неоконсервативной идеологии.

Надо признать, что неоконсерватизм – это определенное извращение сознания. Оно не представляет интересы американского народа. Политические ошибки Джорджа Буша-младшего под влиянием неоконства дорого стоили американцам, и ожидать, что оно так скоро вернется в большую политику в полной мере, наверное, не стоит.

Однако вполне вероятно, что некоторые отдельные его черты Джеб Буш усвоит. Он настаивает на значительном увеличении военного бюджета, выступает против сокращения армии, которое проводит Барак Обама. Он намерен укрепить прежние военные и политические союзы. Он собирается поддерживать страны, находящиеся «на переднем фланге демократии», то есть, прежде всего, страны Восточной Европы (в связи с чем комментаторы вновь заговорили о «новой Европе»), и он полагает, что там должны расквартироваться американские войска. Наконец он намерен освободить российский народ от Владимира Путина. 

Так что, окажись Джеб Буш президентом, легко России с ним не будет. Россия для него однозначный враг. Причем он смотрит на Россию в некотором роде реалистически, полагая, что Обама «умалил значение России, назвав ее всего лишь региональной державой, спустя месяц после того, как Россия подогревала насильственный захват Восточной Украины и активно в нем участвовала». Похоже, Джеб будет  «ястребом» во внешней политике.

Но в качестве «ястреба» Джеб Буш, по-видимому, будет действовать рационально, прогнозируемо,  без неоконских извращений. Ничто не свидетельствует за то, что он намерен устанавливать демократию по всему миру. Да, он не хочет дипотношений с кастровской Кубой и готов их вновь разорвать в случае, если он станет президентом. Но тут, скорее, в нем говорит бывший губернатор Флориды, штата, где живет множество кубинских иммигрантов. Что касается России, то нет впечатления, что его так уж трогает ее «недемократичность», скорее он выступает против Владимира Путина как против внешнеполитического оппонента. В Джебе мало внешнеполитического романтизма, который был заметен в его брате. И он далеко не харизматик.

Если начинается время жесткого противостояния с Америкой, то для России лучше, чтобы ее президентом был человек не романтичный и не харизматичный, а понятный и просчитываемый. Неокон в Белом доме в этот период был бы для России крайне неприятным сюрпризом ввиду идеологизации и мифологизации представителем этого движения внешнеполитических действий, их преувеличенности, глобальности. И неопределенности субъекта действия, который может исходить вовсе не из интересов американского народа.

Россия обречена на конфронтацию с Америкой. А Джеб Буш может стать тем президентом Америки, который был бы, тем не менее, удобен России в период конфронтации, если, конечно, он будет скорее ориентироваться на своего отца, а не на брата. 

Кандидат исторических наук, доктор культурологии. Ведущий научный сотрудник Социологического института РАН (Санкт-Петербург)

Похожие материалы

Глупость всегда завоёвывает мир через благие намерения. Легче всего прочего глупость завоёвывает...

Стоит помнить, что именно так начинаются войны. Все вокруг хорошие ребята, и артисты неплохие, и...

Севастополь должен стать полноценной культурной альтернативой космополитической Москве с ее уже до...