Недавно меня попросили выступить в Alma mater на дне открытых дверей – как выпускника рассказать немного о себе и о том, где может работать человек, окончивший факультет. Контингент — школьники-абитуриенты, решающие самую насущную для молодых людей задачу — кем быть? Ну или, в более практичном варианте, куда поступить? 

Вопрос довольно насущный, но если кто подумал, что это о профориентации — то я не об этом. Когда я спросила, какие ко мне вопросы, чего вы ждете от университета и с какими ожиданиями пришли сегодня на день открытых дверей — лишь один молодой человек, пусть смущаясь, но прямо спросил — а в университете учат, как заработать кучу бабок? 

Во-первых, не надо стесняться этого вопроса. 

А теперь мы поговорим про университет. Чему вообще учит и должен учить университет? Сегодня мы живем в очень быстро меняющемся мире, профессии появляются и отмирают, а те которые отмирают, меняются до неузнаваемости— университету при всем желании тут не поспеть. Например, SMM — 10 лет назад, когда я заканчивала ВУЗ, еще и слова такого не было, а кое-где на рабочем месте и блокировали выход в соцсети, дабы люди на рабочем месте абы чем не занимались. Сегодня т.н. менеджер по работе с сообществами — нормальная штатная должность, каждая более или менее крупная компания имеет свои официальная странички в соцсетях, некоторые — штат наемных комментаторов, а для небольших бизнесов соцсети — приоритетнейший канал продвижения. И как, пора ли университетам создавать кафедры прикладного SMM? Очень вряд ли — нет никаких гарантий, что в ближайшие десять лет эта сфера сохранится в неизменном виде, да и во всяком случае это точно не то, чему следует обучаться в университете. 

Тогда что же? То, о чем было сказано выше — это технология. Технологиям учат в ПТУ, на курсах повышения квалификации и на тренингах «как стать миллионером за 15 минут в день». Университеты —  они про другое и для другого, они учат эти технологии создавать. Ну, или, по крайней мере, должны учить и именно это заявлять в качестве основной своей цели. Дать тот необходимый набор знаний и умений, а также погруженность в контекст, которые позволят понять, что происходит сегодня, что будет востребовано завтра, и как встать у руля. Большой вопрос, может ли вообще сегодня высшее образование чему-то научить — или лишь дать возможность научиться. 

Помните это знаменитое письмо студентки своему ректору — мол, вы нас учили высшей математике, а вместо этого рассказали бы, как создать сайт на вордпрессе. Беда даже не в том, что скажем, когда я училась — а мне не так много лет — никакого вордпресса и еще не было, и неизвестно, будет ли он, когда нынешние первокурсники получат дипломы, в то время как высшая математика была, есть и будет  — а в том, что закончившая университет девушка этого не понимает, а учебное заведение, в свою очередь, не смогло внятно ей объяснить, чему ее учили и зачем. 

Вернемся, впрочем, к меркантильному вопросу капитала и бабла. Университет не даст вам простой схемы, но он даст вам понимание и контекст. Например, возможность познакомиться с работой Тома Пикетти «Капитал в XXI веке», откуда вы сможете узнать, что послевоенная эпоха «золотого 30-летия» уже закончилась и быстрого накопления капитала, характерного для XX века, больше не будет. Грубо говоря, большие деньги теперь нельзя заработать — можно только унаследовать, и сегодня снова, как и 100 лет назад, хорошо жениться выгоднее, чем делать карьеру. 

Это позволит по-новому взглянут на хорошо известные повседневные вещи. Например, что бравый тезис «нам ничего не нужно мы всего добьемся сами» сегодня уже не работает. Это не поколение наших дедов было таким крутым, когда за одну трудовую жизнь можно было накопить и на квартиру в Москве, и на дачу, и на квартиру — это мир был другой, когда национальный капитал составлял всего 2-3 национальных дохода — против обычных 6-8. Когда капитал радикально перевешивает национальный доход — неравенство возрастает, когда нет, доходы в обществе распределяются эгалитарно. 

Прочитав книгу Пикетти, вы сможете, например, понять, почему ваши родители (я обращалась к школьникам выпускного класса) так озабочены кругом вашего общения и тем, с кем вы планируете связать свою жизнь. Или наоборот, проанализировать стратегию своей семьи и осознать, что как раз ваши родители значение этого аспекта недооценивают и какой ямой это может обернуться в будущем. И что стратегия удачного брака — не так упадочна и старомодна, как нам показывали в кино. 

Здесь, опять же, престижный университет может послужить неплохой стартовой площадкой. Это, кстати, не так стыдно как кажется — многие карьеры весьма и весьма высокопоставленных чиновников начинались именно с брака с девочкой из хорошей семьи со «старыми» капиталами. 

Или когда услышите очередное «мы всего в жизни добились сами» — возможно, вы сможете аргументировано донести до произносящих это более выигрышную в современном мире стратегию распоряжения капиталами. Это вообще не такая ерунда, как кажется — основной формой капитала в современном мире является не землевладение, а именно домовладения, квартиры-участки и пр. 

Это не о том, хорошо или плохо — это о базовых свойствах наступающего мира и о том, какие стратегии будут в нем выигрышными, а какие нет. 

Условно говоря, если вы в 20 лет ушли из дома, хлопнув дверью — это вовсе не значит, что в ваши 30-40 вы быстро наверстаете разрыв и будете потом подсовывать конверты с деньгами стареющим родителям. 

Как раз наоборот — если вы ушли, хлопнув дверью, в 20 и не помирились в 22 — то никогда вы этот разрыв уже не ликвидируете, и через 20 лет у ваших родителей в принципе будет все хорошо, а вы, возможно, хотя и не будете кое-как перебиваться, но точно не «наверстаете упущенное» и не вернетесь даже к тому уровню, с которого вы упали. 

Теперь нельзя вот так вот просто и быстро «за поколение» наверстать упущенное, исправить ошибки и пр. — лучше их с самого начала не совершать. 

В «золотое 30-летие» приехавшие «покорители столицы» могла за одно поколение достичь того же, чего и «старые московские семьи», включая квартиру в пределах садового кольца — зависело, конечно, от многих факторов, но в общем и целом это было так. Одна знакомая старшего поколения, живущая в ближайшем Подмосковье, министерский работник, жаловалась мне — мол, им как живущим «в зоне прямого доезда» никакой квартиры не полагалось, они так и жили в часе езды на электричке, а в то время как иногородние сотрудники все со временем получили неплохое жилье с адресами вплоть до Тверской. 

Приезжающие в Москву сегодня такой угрозы «старым капиталам» не представляют — даже в самых смелых мечтах они рассчитывают на совсем иные условия параметра «жизнь удалась». Если у вас есть привезенный с собой капитал в виде 2-3 квартир в регионах — возможно, вам хватит на небольшую панельную двушку внутри МКАДа. Если вы начинаете с нуля — максимум, на что можно рассчитывать — ипотека в многоэтажном гетто в не самом дальнем Замкадье.

Какие из этого практические выводы молодому человеку?

1) Берегите и приумножайте капитал;

2) не про…йте наследство — самыми разными путями, например, не оформленными во время бумагами, не составленным в срок завещанием и пр — быстро «накопить и выкупить обратно» уже не получится;

3) начинайте думать о накоплении капитала и том, что вы оставите детям, как можно раньше. оптимально — с 20 лет, пока вы молодой идейный чайлдфри. Как раз самое время.

Ну и — при любых приемлемых условиях — копите субстанцию, а не сводите счеты. 

Этот текст, естественно, является анонсом лекции Тома Пикетти, которая состоится 26 ноября на Шаболовке в здании ВШЭ. Сходите не пожалеете — будет о чем внукам рассказать. Зарегистрироваться на мероприятие можно здесь.

Политолог, журналист

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...