«Больной человек Европы» — так накануне Крымской войны во время обсуждения «восточного вопроса» с британским послом назвал Османскую империю император Николай I. В настоящее же время в англоязычной политической журналистике и политологии так называют государства, испытывающие серьезные экономические и политические проблемы. С недавних пор таким «больным» для Европы стала Украина, чье поведение и устройство дел порой выглядят аномальными не только метафорически, но и буквально. Но речь сейчас не о них, а опять о Турции, которая воевала с нами, с небольшими перерывами, на протяжении двух с половиной сотен лет.

Термин «больной человек Европы», в современном значении, Турции пока не подходит ни по экономическим, ни по политическим параметрам: политическая жизнь сложная, но без катастроф, экономические и финансовые показатели, на фоне мировых, также ни у кого не вызывают опасений. В общем, проблемы есть, но — в пределах нормы. Зато есть проблемы с самой Турцией. И для нас она «больной человек Европы» в прежней трактовке, приписываемой Николаю I. Эта же проблема досталась его наследнику — Александру II (русско-турецкая война 1877—1878). В Первую мировую войну Османская империя снова выступила против России и ее союзников. В годы Второй мировой войны — не успела. После нападения Гитлера на Россию турецкое правительство официально объявило о своем нейтралитете в конфликте, однако все же провело частичную мобилизацию в провинциях, граничащих с территорией СССР, и Сталин неоднократно заявлял, что не уверен в сохранении Стамбулом нейтралитета. С лета 1941 г. возникают эпизодические вооруженные стычки на советско-турецкой границе, а к осени следующего года Стамбул планирует присоединение к странам гитлеровской коалиции (Германии, Италии, Японии). После начала наступления немецких войск на Сталинград и Кавказ в Турции проводится мобилизация, около 750 000 человек переброшены на советско-турецкую границу в области Батуми, и только начавшееся контрнаступление Красной Армии заставило Стамбул отказаться от этих планов, а позже, под конец войны, примкнуть к антигитлеровской коалиции.

Далее, после вступления Турции в НАТО в 1952 году, противостояние вновь обострилось. Тогда турецкий президент Сулейман Демирель обосновал вступление в Альянс и размещение американских баз на своей территории территориальными претензиями СССР. Они – вполне обоснованные — с советской стороны действительно были, но вскоре от них отказались. Страхом же турок умело воспользовались наши западные противники. Началось перевооружение турецкой армии по стандартам Альянса, строительство аэродромов и военных баз, и Турции поручили стать бастионом НАТО, препятствующим распространению коммунизма на Ближний Восток. Турция на долгие годы свела к минимуму контакты с СССР, довольствуясь ролью младшего партнера США в ближневосточном регионе.

В итоге, в 1961 году, США начали размещение в Турции 15 ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших европейской части Советского Союза – их радиус действия захватывал Москву. Москва в ответ разместила на Кубе ракеты средней дальности, которые могли держать под прицелом и Вашингтон, и почти половину авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков, с подлетным временем к ним менее 20 минут. В итоге — Карибский кризис, «Черная суббота» — 27 октября 1962 года, когда мир впервые оказался на грани глобальной ядерной войны.

Итак, достаточно этих примеров, чтобы напомнить, что отношения с Турцией всегда были далеки от дружественных. Это наш давний и принципиальный враг, лишь временами — как правило, после поражения, вследствие «наказания» — вынужденный на время успокоиться. Чтобы по прошествии времени найти повод для агрессии. Но теперь Турцию гораздо сложнее поставить на место, поскольку она является членом НАТО. Учитывая ее воинственный, даже буйный в геополитическом отношении нрав, а также роль, предназначенную ей со стороны покровителей, уместнее будет сравнить Турцию с башибузуком. Башибузуками в давние времена называли иррегулярные военные отряды в Османской империи, которых обычно вербовали из наиболее воинственных племен.

1.jpg

Особенно башибузуки проявили себя при подавлении Апрельского восстания в Болгарии и в последнюю русско-турецкую войну 1877—1878 гг., после чего «башибузук» стало именем нарицательным, прозвищем для человека, способного на самое возмутительное по своей жестокости насилие. Зверская сущность башибузуков описана философом В. С. Соловьевым в работе «Три разговора», основанной на документальном материале.

В 1877 г. в журнале «Русский вестник» он начал публиковать свою «Критику отвлеченных начал», а летом того же года отправился на театр военных действий с Турцией в качестве корреспондента, для чего приобрел даже револьвер, но на передовую, к счастью, не попал, сохранил себя, и под конец века успел перед смертью написать «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, со включением краткой повести об Антихристе».

В первом разговоре об антихристе участники диалога знакомятся с панмонголизмом, который представлен как направление мысли, опасное не только для Европы, но и всего просвещенного человечества. Второй разговор посвящен модной тогда теме прогресса, который усматривается в стремлении к международному миру, избавлению от кровожадной дикости в пользу цивилизации, когда «мирная политика» воспринимается как «симптом прогресса». Примечательно, что один из участников диалога — «Политик» — выступает в пользу «окультуривания Турции» и хвалит Германию за желание «ввести Турцию в среду культурных наций, помочь туркам образоваться и стать способными справедливо и гуманно управлять теми народами, которые по взаимной дикой вражде не в состоянии мирно управиться со своими делами». Ну а этому разговору предшествует рассказ генерала о войне с турками 1877—1878 гг. Устами этого персонажа Соловьев, хотя и признает в войне зло, поскольку она предполагает убийство, тем не менее показывает, что война может быть справедливой, а в качестве примера приводит историю о возмездии башибузукам за жестокое уничтожение ими армянского села.

Окультуривание Турции Европой больше сказалось на внешних формах: дух остался прежним, и временами Турция ведет себя как тот самый башибузук (стоит отметить, что слово «башибозук» в дословном переводе с турецкого означает «с неисправной головой», а в более вольном — «больной на голову», «безбашенный»). Недавно заявив о дружбе с Россией, о поддержке ее борьбы с ИГИЛ*, Турция сбивает российский самолет, воспользовавшись надуманным поводом, заявляя, что таким образом была защищена национальная безопасность страны. Накануне наши самолеты уничтожили колонну турецких бензовозов на территории Сирии, доставлявших для Эрдогана дешевую нефть от ИГИЛ, теперь по приказу из Стамбула сбивается российский самолет. Так что если ранее Турция уличалась в косвенной поддержке террористов, то после сегодняшней атаки на Су-24 Россия имеет полное право заявить, что Турция — на стороне международного терроризма, что и было сделано нашим президентом, назвавшим действия Стамбула ударом, который нанесли в спину пособники террористов, на встрече с королем Иордании Абдаллой. Но как теперь ответить на «удар в спину», нанесенный Турцией, членом НАТО, дать достойный ответ Эрдогану, не начав при этом Третью мировую войну?

Для НАТО Эрдоган — своего рода башибузук. Турция не только решала проблемы Штатов, но и временами создавала их. Например, во время кампании в Ираке в марте 2003 г., Парламент Турции не разрешил размещение войск США на своей территории, после она задержала спешившие в Грузию с помощью американские суда у прохода в Босфор, ссылаясь на действующие правила прохода кораблей. Затем Турция не пропускает в пролив Босфор американский авианосец George H.W. Bush, далее не позволяет пройти по нему танкерам со сжиженным природным газом, что лишает их возможности дойти до Украины, которая пытается уменьшить зависимость от поставок российского газа.

С другой стороны, Турция пообещала Украине помочь в деле защиты крымских татар после возвращения Крыма в состав России. Анкара воссоединение не признала, но и не делала особо резких заявлений, вплоть до обозначения нашей позиции по сирийскому вопросу: Запад и его союзники, включая восточных, должны прекратить финансирование исламских террористов в Сирии и возобновить диалог с законным президентом страны Башаром Асадом. И последовавшее затем уничтожение баз ИГИЛ, а также связанных с ними источников дохода Турции, вывело из себя «султана» Эрдогана. В итоге Турцией сбит наш самолет, выполнявший боевой вылет против террористов на территории Сирии.

В «Трех разговорах о войне, прогрессе и конце всемирной истории» один персонаж заявляет, что хотя мы «нередко вдавались в дурную политику», но он все-таки уверен, «что такого безумия, как новая война с Турцией, мы не увидим», а если бы увидели, то «всякому патриоту пришлось бы с отчаянием сказать про Россию: quem Deus vult perdere, prius dementat», то есть кого Бог хочет погубить, сперва лишит разума. Применительно к нашему времени, разума лишен претендующий на роль султана Эрдоган, башибузук североатлантического альянса.

Турцию так и не приняли в Евросоюз, теперь пора выдавить ее из НАТО. Европе пора осознать, что именно через Турцию тысячи джихадистов проникают в Сирию, а в обратном направлении — беженцы, среди которых радикальные исламисты, мечтающие перекрасить радужную карту Европы в зеленый цвет. С нашей же стороны должен последовать, прежде всего, экономический ответ, начиная с туристического бизнеса, и далее по нарастающей, чтобы вскоре среди потребителей российского газа оказалось новое государство — Курдистан.

_______________________

*Деятельность организации запрещена в России решением Верховного суда РФ.

Историк философии, профессор философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Похожие материалы

Не будучи связанным с медицинской сферой, не берусь судить о санитарно-эпидемиологических аспектах...

За шаблонностью и кажущейся вторичностью текстов Потапенко современный читатель в деталях видит,...

Нина Андреева умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то...