С 10 по 12 июня 2016 года в Берлине прошел X-й, юбилейный «Германо-российский фестиваль». За три дня фестивальные мероприятия, которые проходили под традиционным девизом «Встреча двух народов» и внесли свой вклад в улучшение взаимопонимания немцев и россиян, посетили 130.000 человек.

На празднике посетителей в этом году снова порадовала богатая программа под открытым небом, включавшая в себя концерты, встречи молодежи, литературные чтения и образовательные мероприятия, знакомство с кулинарией, народными промыслами и туризмом в обеих странах.

На литературном стенде Россию представляли Сергей Лукьяненко, Юрий Поляков и детская писательница Анна Гончарова.

Сергей Васильевич Лукьяненко, автор «Дозоров» и множества других популярных книг, любезно ответил на несколько вопросов специального корреспондента Русской Idea в Германии Игоря Шенгальца.

 

Игорь Шенгальц

Расскажите, пожалуйста, вкратце про фестиваль.

Сергей Лукьяненко

Фестиваль этот проводится уже десять лет. Цель его – сближение народов, взаимопонимание. «Мы за все хорошее против всего плохого». Это достаточно традиционное мероприятие, есть какие-то аналоги и в других странах, но, пожалуй, германский – наиболее масштабный, размашистый, наиболее поддерживаемый и финансируемый. Это неудивительно, ведь отношения России и Германии имеют и долгую историю и большую важность для всего континента. Я не замечаю каких-то кардинальных отличий на обычном бытовом уровне. Люди приходят так же, как и приходили раньше, посещают павильоны, русские стенды, развлекаются, общаются. С этим все в порядке. Но на близком к официальному уровне прорываются отдельные реплики о сложном периоде отношений и т.п., что тоже вполне понятно. Я считаю, что отношения России и Германии капитально не испортятся, потому что обе стороны нуждаются друг в друге, в том числе для создания безопасности и мира в Европе, и это все понимают. То, что существующий конфликт во многом инспирирован силами, которые находятся за пределами Европы, тоже ни для кого не секрет.

Игорь Шенгальц

Как вы видите ближайшие перспективы взаимоотношений России и Германии?

Сергей Лукьяненко

Я думаю, что нынешнее состояние продлится еще около двух лет. Нормализация отношений произойдет к 2018 году. Точно так же к тому сроку, я надеюсь, будут окончательно решены в мирном, окончательном и наиболее полезном жителям проблемы украинских территорий.

Игорь Шенгальц

Как вам показалось, изменил ли кризис беженцев Германию и Европу?

Сергей Лукьяненко

В Берлине это не чувствуется. Может быть, здесь меньше беженцев, может быть, столичная полиция лучше бдит и не позволяет им как-то заметно себя проявлять в негативном плане, но, например, в Мюнхене полгода назад, я действительно заметил сильное изменение в составе населения. На улицах было очень много людей, явно не местных, не немцев, не жителей Мюнхена и, в общем-то, не граждан ЕС в принципе. Речь не о цвете коже. Речь о поведении, о ментальности, о том что люди совершенно неприкаянные, неработающие и слоняющиеся по городу в ожидании манны небесной.

Игорь Шенгальц

Возвращаясь к украинской теме. Каким вы видите будущее этой страны, хотя бы через десять лет?

Сергей Лукьяненко

Я думаю, что Украина обязана стать членом ЕС, стать полноценной маленькой европейской страной, и она движется в этом направлении, можно только пожелать ей удачи, чтобы Галичина, Галицкая Украина наконец-то обрела самостоятельность в рамках Европейского Союза.

Игорь Шенгальц

Станет ли Донбасс отдельной республикой или он в дальнейшем войдет в состав России?

Сергей Лукьяненко

Судьбу Донбасса должны решать исключительно жители Донбасса, Новороссии, но никак не жители Украины или России. Но если жители Новороссии захотят присоединиться к какой-либо стране: Украине или России, то это будет их выбор, и я лично буду счастлив, если они присоединятся к России. Я думаю, что Россия радостно примет обратно к себе те территории, которые были отторгнуты от нее коммунистическим режимом в прошлом веке. Мне кажется, это задача всей Европы – добиться того, чтобы это наследие коммунизма было окончательно ликвидировано. Жители Украины очень любят заниматься декоммунизацией. Им следует давно уже все навязанные территории Донецка, Луганска декоммунизировать и убрать из состава европейский, свободной, независимой Украины.

Игорь Шенгальц

Возвращаясь от политики к литературе. В июле выходит ваша новая книга — «Квази». Можете немного рассказать о ней читателям Русской Idea?

Сергей Лукьяненко

«Квази» — это роман в странном для меня жанре постапокалипсиса — я не так часто в этом жанре работаю, — и еще более странно, что в жанре зомбиапокалипсиса, а я всегда испытывал огромную иронию к зомби-муви и ко всем сюжетам о том, как толпы голодных мертвецов шатаются по миру и требуют: «Дайте нам ваши мозги!» Я и не предполагал что-то писать в этом ключе, пока однажды не придумал некую идею для телесериала о «зомби с человеческим лицом». Я сделал некий логический шаг и предположил, что следующим этапом после превращения мертвецов в зомби будет являться переход их в некое другое состояние под названием «квази». Квази-люди – это зомби, к которым возвращается разум, память. Они, конечно, отличаются от обычных людей, но все же способны вместе с людьми сосуществовать. Главный герой книги – человек, который вынужден работать в паре с «квази», и не просто вместе работать, а, как и положено, спасать мир. Получилось, на мой взгляд, очень любопытно. Я наверняка буду писать продолжение этой книги, и очень надеюсь, что она, родившись как некая идея для телесериала, такое воплощение тоже найдет и станет экранным произведением.

Игорь Шенгальц

Действие книги происходит в нашем мире, в России?

Сергей Лукьяненко

Да, действие происходит в России. Более того, все действие происходит в Москве, потому что Москва – это некий изолированный, укрепленный по МКАДу город, где живут люди. А по территории вокруг шастают восставшие из мертвых. Они опасны, с ними не договориться, у них нет разума. Жизнь людей протекает в основном в городах и очищенных, защищенных территориях. Есть еще Санкт-Петербург – город мертвых, где живут в основном «квази». Очень экологичный город, все ездят на велосипедах. Поскольку «квази» — вегетарианцы, то кушают вегетарианскую пищу. Такая вот необычная картина мира. Признаюсь честно, действие книги могло было быть перенесено в любой город. Мегаполисы, по большому счету, одинаковы все.

Игорь Шенгальц

Опять вопрос о кризисе. На этот раз о затянувшемся и только прогрессирующем российском кризисе «бумажной книги». Что ждет нас в дальнейшем?

Сергей Лукьяненко

Причин кризиса действительно много. Тут и электронное пиратство, и некая перенасыщенность рынка книжной продукцией. Был такой момент, когда вал фантастики, детективов и прочей массовой литературы, захлестнул магазины и не позволял в себе ориентироваться или хотя бы просто ознакомиться с новинками. Имел место кризис перепроизводства, а сейчас на это наложился еще и экономический кризис. Бесспорно, люди намного меньше покупают книги, потому что у них нет возможности это сделать. Когда приходится выбирать между покупкой книги или тем, чтобы накормить семью, то, конечно, человек выберет пищу телесную. С другой стороны, я не думаю, что ситуация скатится в полную катастрофу. Бумажные книги останутся. Наверное, мы придем к тому состоянию, которое более характерно для Европы. Уменьшится количество людей, которые пишут. Уменьшится количество людей, которые читают. Сейчас существует очень много других развлечений: телевизор, сериалы, интернет, компьютерные игры, и часть людей неизбежно будет дрейфовать в сторону более доступных, легких, дешевых развлечений. Это неизбежный момент.

Игорь Шенгальц

Вы сказали о «европейском пути» развития. Но там (и тем более в Америке) издательства, зачастую, работают с автором очень плотно, с самого момента идеи и до конечной реализации книги, включая ее экранизацию. У многих авторов список благодарностей в конце книги может составлять пару страниц, и половина имен там – имена сотрудников издательства. Сложно представить, чтобы и у нас начали работать в подобном стиле. Способны ли российские издательства вести командную работу с авторами и какие у них будут критерии отбора для авторов?

Сергей Лукьяненко

Я отношусь к этому с некоей осторожностью. С одной стороны, сейчас издательства с автором по сути не работают, рекламой не занимаются и т.д. Очень редко издатель вкладывается в раскрутку книги, в ее рекламную компанию… даже когда речь идет о потенциальных бестселлерах, об известных авторах. С другой стороны, если начнется столь плотная работа по западному принципу, с тем чтобы редактор на каждом этапе давал указание автору что и как делать, то это, на мой взгляд, литературу может погубить. Создание книги превратится в некий поточный процесс, в создание коммерческого продукта, но не в книгу. Таким образом можно получить большое количество приличных книг среднего уровня, больше чем сейчас, но очень велик шанс пропустить вещи неожиданные, спорные, способные стать шедеврами. Любое массовое производство будет отбраковывать крайности, все необычные вещи. Это палка о двух концах. Меняться российскому книгоизданию, конечно, надо, но стоит ли совершать столь жесткое превращение книги в массовый товар – не знаю, не уверен.

Игорь Шенгальц

И все же количество наименований выпускаемых книг нужно снизить?

Сергей Лукьяненко

Я думаю, оно снизится само по себе естественным путем, потому что если раньше книга начинающего автора выходила тиражом 8-10 тысяч экземпляров, и он на этом зарабатывал деньги, которые его стимулировали писать дальше, то сейчас, когда начинающему автору поставят тираж 1-2 тысячи экземпляров, то он, по сути, ничего не заработает. За редкими исключениями, если книга не окажется на самом деле удачной и интересной, то автор с большой вероятностью прекратит это бесполезное занятие. Большинство людей перестанут писать фантастику и детективы. Хорошо это или плохо, однозначно сказать нельзя. Мы вместе с графоманами потеряем и настоящих авторов, которые могли бы выдать в дальнейшем хорошие вещи. Но, боюсь, это неизбежный процесс.

Игорь Шенгальц

А реально ли победить электронное пиратство в России, или это только лишь мечты издательств?

Сергей Лукьяненко

Для примера, «Шестой дозор» вышел бумажным тиражом в 70 тысяч экземпляров, а уже через несколько дней число скачиваний книги на пиратских ресурсах превысило 1 миллион. Но сейчас достаточно много сделано в целях борьбы с этим явлением. Пиратские библиотеки блокируются. Они, конечно, меняют адреса, но это тоже процесс не бесконечный. И при некоем должном упорстве правообладателей и надзорных органов основная масса пиратских библиотек будет вытеснена из обихода. Понятно, что в сети всегда останутся места, где будет порнография, рецепты по изготовлению взрывчатки, варки наркотиков, а так же ворованный контент: фильмы, музыка и книги. Но сам процесс их нахождения станет не настолько простым, как сейчас, и 99% пользователей предпочтут не лазить по помойкам, пытаясь найти то, что им нужно, а предпочтут заплатить 100 рублей и купить в официальном магазине книжку в электронном виде.

Российский писатель-фантаст. Называет свой жанр «фантастикой жёсткого действия» или «фантастикой Пути»

Спрашивает

Писатель-фантаст, публицист, постоянный автор сайта «Русская Idea».

Похожие материалы

Утверждение – «Россия могла бы быть в числе победителей» - неоднозначно. Страна с похожим набором...

Может ли модель независимого городского парламента, каковым является севастопольское Заксобрание,...

Поставки оружия, боеприпасов, обмундирования белым со стороны стран Антанты реальных потребностей...