От Александра Чаленко Любой русский человек, который размышляет о русской культуре, не может не отметить, что многие знаковые фигуры в ней недоговорили и не высказали все, что могли бы и хотели бы, до конца. Есть какое-то ощущение оборванности на полуслове, недосказанности и незаконченности.

Рано прервалась жизнь Пушкина, Лермонтова, Чехова, Соловьева, Блока, Есенина, Маяковского… Достоевский хотя и ушел из жизни в 60 лет, но мы так и не узнаем уже, как сложится дальнейшая судьба Алеши Карамазова, который, по замыслу Федора Михайловича, должен был уйти в революцию.

Вот эти оборванность и незавершенность отразились и на русском роке. Чтобы нам пропели еще Александр Башлачев, Виктор Цой, Майк Науменко и другие не менее талантливые русские рокеры, если бы они не ушли от нас так рано?

Константин Ступин

Этот вопрос вполне относится и к совершенно гениальному орловскому рок-н-ролльщику-самородку Константину Ступину (Ступе), умершему при не совсем ясных обстоятельствах в марте 2017 года в возрасте 44 лет.

Он родился в Волгограде в 1972 году, но всю жизнь прожил в Орле. Там же ушел в мир иной.

В 1990 году его группа «Ночная трость» (эвфемизм «полового члена») была отмечена на «Фестивале Надежд», организованного Артемием Троицким. Однако, увы, талантливый музыкант и композитор вместо того, чтобы взойти на музыкальный Олимп, в середине 90-х сел в тюрьму. Причина: что-то связанное с героином.  После этого в течение последующих двадцати лет своей жизни он еще неоднократно «топтал зону».

Одинокий, неприкаянный, безработный, безденежный, в общем-то, без семьи.

Чтобы прокормить себя, он воровал. Попадался – садился в тюрьму. Между отсидками вел совершенно самоубийственный образ жизни – гробил себя наркотиками и алкоголем. Заработав в итоге целый букет смертельных заболеваний, он должен был рано или поздно умереть в молодом возрасте. Его путь – это путь Франсуа Вийона. Таким в теплой постели и в окружении семьи умереть никогда не удаётся — или повесят, или погибнешь от удара ножом в пьяной драке, или то, что не смогли (либо не успели) сделать петля с холодным свинцом, сделают водка с ширкой.

Внешне Ступа был похож на Квазимодо. Маленький, худющий, весь в татуировках. Страшненькое, свирепое лицо, половины зубов нет. Он повергал своим внешним видом в ужас.

Но, черт побери, это было только до того момента, пока он не брал в руки гитару и не начинал петь свои песни. Стилистически его песни — это не «русский рок». Это самый настоящий рок. Песни Ступы великолепны не только глубокими и трагическими текстами, но и интересной музыкой.

Если бы он пел по-английски, то в отличие от Бориса Гребенщикова спокойно бы смог сделать карьеру на Западе.

Ступин – это такой постаревший викинг-экзистенциалист, который больше не ходит в походы на переполненных драккарах, а в отшельничестве занимается вопросами онтологии. Многие его песни исполняются от лица обитателя северных морей и переполнены отсылками к миру средневековых скандинавов. Главные его песни – это песни о смерти.

Этот маленький, страшненький человечек был чрезвычайно харизматичным.

Его иногда называют главным русским панком после Егора Летова. Лично я с этим не согласен, потому что Ступин на несколько порядков талантливее и глубже лидера «Гражданской обороны».

Ступе в этой жизни и повезло, и не повезло. Почему не повезло, из вышесказанного уже понятно, а вот повезло ему в том, что при его совершенно диком образе жизни, нашлись люди, которые смогли сохранить для нас его невероятно интересное творчество.

Назову их. Денис Греков, продюсер Ступина, человек, благодаря которому Русский мир знает о музыканте. Он завел канал музыканта на YouTube и записывал его выступления. Количество просмотров некоторых роликов доходит до 5 миллионов.

Юрий Карпиков, лидер рок-группы «Гранитный цех» из подмосковного Красногорска. Он помог своим личным участием сделать записи многих песен Ступы в студии, и продолжает работать с творческим наследием музыканта..

Юрий Карпиков, Кирилл Ненашев и Костантин Ступин (февраль 2017 года) . Из личного архива Дениса Грекова

Есть в этом списке и молодой московский режиссер-документалист Кирилл Ненашев, который буквально в последние месяцы жизни Константина успел снять о нем документальный фильм «Ступа».

Его показ широкой публики начался в этом году, но, к сожалению, был прерван из-за карантина. В широком прокате его пока нет, но он доступен в онлайн кинотеатре Non-fiction.

Кириллу, интервью с которым публикует «Русская idea», 34 года. В середине нулевых он изучал юриспруденцию в одном из московских ВУЗов.  Затем постигал режиссуру игрового кино сначала в киношколе «АртКино» (2010-2012 гг.), а потом в 2013-2015 гг.  — на Высших курсах кино и телевидения ВГИК (мастерская Прошкина А.А.).

Снял 7 фильмов, почти все они за исключением одного – документальные. Есть в его творческой биографии одна игровая короткометражка «Инопланетянчик» (приз за лучший сценарий на Шукшинском фестивале и за лучшую главную и лучшую роль второго плана в СПБ). Его фильмы демонстрировались в рамках Варшавского, Монреальского и других международных кинофестивалей.

 

***

Александр Чаленко

Кирилл, что вас, режиссера, который прежде снимал документальные фильмы о московских оппозиционных протестах, подвигло на то, чтобы снять фильм о, в общем-то, мало кому известном провинциальном рокере?

Кирилл Ненашев

— Начну от общего к частному. Мне всегда было интересно крайнее, пограничное состояние человека, но даже революционер не ходит каждый день на митинги. Так же и музыкант не выступает каждый день на концерте. А мне очень интересно именно крайнее состояние человеческой натуры, человеческой души, и то, как человек в нем действует и существует.

Мне кажется, это наиболее яркое проявление человека, именно такими состояниями он отличается от животного. Подобные истории меня всегда привлекали.

История Ступы — история человека, практически всю жизнь находящегося на грани — в пограничном состоянии между жизнью и смертью, легендой и реальностью.

С другой стороны, я никогда не искал темы для будущего фильма. Меня просто что-то захватывало, и я об этом снимал. Нет лучшего способа разобраться в той или иной теме, чем документальное кино. Мне с этим, наверное, даже повезло, как документалисту. Когда ты узнаешь о каком-то человеке или о каком-то событии, глубоко в это вникнуть и приблизиться очень сложно, а когда ты снимаешь документальное кино, сужаются сроки знакомства и дистанция, и появляется возможность максимально погрузиться в определенное событие или ближе узнать человека.

С Костей история была такая. Мне друг, Никита Фещенко, который потом стал одним из операторов фильма, скинул ролик, где Ступа на пригорке поет «Пушистый хвост лисицы», который был самым популярным у него на канале. Мне он сразу не понравился, не зашел, но что-то меня зацепило, и я стал периодически возвращаться к песням Ступы.

 

Александр Чаленко

— Какой это был год?

 

Кирилл Ненашев

— Это был 2016. Раньше я о таком человеке, как Константин Ступин не знал. Периодически стал возвращаться к его творчеству. Прочитал статью Дениса Бояринова в журнале «Такие дела», и меня еще больше заинтересовал этот герой. Стал больше и больше его слушать, сам того не понимая.

Наверное, переломным моментом была песня «Холодный воздух», Костя играет ее в поле.

Потом я узнал, что он играет ее недалеко от лечебницы для душевно больных, где лечился от туберкулеза. Почему-то у них, в Орле, всех людей с ВИЧ кладут туда. Я посмотрел этот ролик раз 15 и меня поразила смесь отталкивающего обывателя внешнего вида и при этом невероятная харизма, невероятная глубина текста.

Я понял, что не могу спокойно спать, мне нужно узнать этого человека поближе. Тогда я и решил снять о нем документальный фильм. Начались переговоры. Я написал Денису Грекову, который занимается творчеством Ступы в качестве продюсера, о своем желании снять фильм, но тот был против съемок.

 

Александр Чаленко

Почему?

 

Кирилл Ненашев

— Опасался показывать Костю, куда-то отпускать, боялся, что он предстанет в нелицеприятном виде – выпивший или в еще каком-нибудь состоянии. Мы с ним очень и очень долго вели переговоры. Денис то пропадал, то всячески меня отговаривал. Потом я сказал самому себе: Константин Ступин не принадлежит же Денису Грекову, даже если он занимается его творчеством. Поэтому я сказал Денису, что просто приеду в Орел и попробую лично поговорить с Костей насчет фильма, так как он, а не кто-то другой, должен принимать решение.

После этого Денис сдался. Он позвонил мне и сказал, что Костя сейчас находится в больнице, но скоро выписывается, и есть только один вариант его снять — забрать в Москву. Просто в Орле Костя неуловим и снимать его будет достаточно сложно. Поэтому нужно приехать и забрать его в момент выписки, когда он еще не успеет никого встретить и ни с кем затусить.

Так мы и сделали. Приехали в ноябре 2016 в Орел с оператором и одним из будущих монтажеров фильма Женей Яковлевым, а оттуда, уже со Ступой, поехали ко мне. Он жил у меня, в Москве, две недели. В это время они с Юрой Карпиковым, лидером группы подмосковной группы «Гранитный цех», записывали альбом «Электричество».

 

Александр Чаленко

— Сколько времени ушло на съемки?

 

Кирилл Ненашев

Порядка двух недель в ноябре и декабре. Костя должен был приехать на неделю, но все так хорошо пошло, что он задержался у меня. Фильм снимался, они с Юрой записывали «Электричество» и нам просто было кайфово вместе.

Юра предложил Косте выступить у него на концерте, чему Костя очень обрадовался. Было решено, что Ступа останется еще на неделю. Мы продолжили снимать, а ребята стали готовится к совместному выступлению.

Потом Костя уехал в Орел на несколько месяцев – в этот период мы не снимали, только созванивались иногда. Он вернулся в районе 23 февраля 2017 года и оставался у меня до 12 марта. Затем снова уехал в Орел на несколько дней, чтобы решить неотложные дела. У меня дома даже осталась его одежда: куртка, кожаные штаны, которые он любил… в общем, половину своих вещей он у меня оставил, потому что планировал вернуться через несколько дней.

С Юрой они собирались провести концерты по крупным городам, расположенным недалеко от Москвы, мы должны были продолжить съемки, а когда потеплеет, договорились с Костей, и в Орле его поснимать. Но, к сожалению, в Орле Костя умер…

В общем, съемки длились пару недель в ноябре-декабре 2016 года и три-четыре недели в феврале-марте 2017 года.

 

Александр Чаленко

В одних кадрах вашего фильма Ступин с длинными волосами, а в других – коротко подстрижен, ежик на голове — на бандита похож. Почему он подстригся? С чем это связано?

Кирилл Ненашев

— Это была случайность. Он шел по улице в Орле и увидел себя в большом зеркале в витрине магазина. В этот момент Костя был одет в короткую куртку, джинсы, «мартинсы» и понял, что длинные волосы не соответствуют его имиджу в данный момент. В этом же здании он увидел парикмахерскую и тут же решил подстричься. Это не преследовало какой-то определенной цели. Но после стрижки он расстроился, ему нравилось с длинными волосами.

Задумывался ли он о том, какая у него прическа будет? Да, он заморачивался по этому поводу, так как был воспитан на рок-н-ролльных традициях от Элвиса до Motorhead. Он на них равнялся не только в музыкальном плане, но и в плане прически и одежды. Старался соответствовать рок-н-рольному стилю.

У Ступы практически никогда не было возможности покупать себе ту одежду, которую он хотел, вообще не было возможности ее покупать, но так или иначе он умудрялся себе что-то доставать. Костя радовался, если ему удавалось надевать на себя то, что ему нравилось носить и соответствовало имиджу рок-н-ролльщика.

 

Александр Чаленко

— В фильме Константин выглядит довольно бодрым, не производит впечатления больного человека. Как вы считаете, почему он так рано умер?

 

Кирилл Ненашев

Ступа

— Понимаете, Костя — человек-загадка. Он рассказывал, что его не один раз хоронили: пока он был последний раз в тюрьме, сообщили, что Ступа там умер, а потом он появился в Орле – все, мягко говоря, удивились.

Один раз он попал в больницу с туберкулезом. Врач сказал родственникам, что Костя уже не жилец, но в итоге Костя мало того, что выжил, так еще и от туберкулеза излечился. Было ощущение, что Костя бессмертный. Он сам говорил, что, наверное, если бы не его образ жизни, то жил бы вечно.

Что касается его бодрости, то Костя никогда не показывал, что у него что-то болит, или что ему тяжело. Даже когда было видно, что он устал, и что не очень хорошо себя чувствует, он всегда старался держаться бодрым. Внутренний позитив, который из него бил как фонтан, помогал ему двигаться дальше.

Насчет причины смерти сложно сказать. Может, как думает Юра Карпиков, инсульт. У него же в принципе организм был потрепан совершенно нездоровым образом жизни. Еще была информация, что, когда он в последний раз вернулся в Орел, его избили, разбив голову. Меня там не было, но так говорят. Может избиение тоже сказалось на летальном исходе. Неизвестно ничего, вскрытие брат делать не стал.

Костя буквально за пять дней до смерти перед концертом в Питере читал кусочек стихотворения Бродского:

Рядом с ним – легионер, под грубым кварцем.

Он в сражениях империю прославил.

Сколько раз могли убить! а умер старцем.

Даже здесь не существует, Постум, правил.

 

Александр Чаленко

— Именно Костя читал стихотворение Бродского?

Кирилл Ненашев

— Да. В компании молодых питерских поэтов. Их группа, по-моему, называется «Вольность». Они попросили Костю процитировать какой-либо стих для их паблика.

Вот он и прочитал им про легионера. Причем не потому, что ему нравился Бродский, а потому что ему нравилось именно это стихотворение. Видимо, он с собой этого легионера ассоциировал.

 

Александр Чаленко

О чем был ваш с ним первый разговор, когда вы осенью 2016 года забирали его из орловской больницы?

Кирилл Ненашев

— Костя придумал сценарий фильма, который мы приехали про него снимать. Мы вышли покурить, вот только познакомившись, и Ступа говорит: сейчас сядем в машину, я расскажу на камеру: кто я, чем занимаюсь, коротко так, как раз к вокзалу подъедем железнодорожному, поднимемся на мост, я с него спрыгну и разобьюсь, сальто только в воздухе сделаю. И засмеялся: «Вот и весь фильм. Короткометражка». На самом деле так почти и получилось… Все что вы видите в фильме, это то самое сальто перед смертью.

Вообще первая встреча удивительная была, я очень переживал, как всё сложится с Костей. Изначально думал, что мы приедем, поснимаем его в Орле… А тут раз, и он ко мне жить едет. Немного необычно, когда ты впервые видишь человека, а он к тебе переезжает в однокомнатную квартиру на две недели. Особенно если это Ступа из роликов на Youtube, со своим угрожающим внешним видом и сомнительным прошлым.

Но мы сели в поезд и четыре часа, не переставая, разговаривали. Нашли большое количество точек соприкосновения. В первый же день, когда приехали в Москву, было ощущение, как будто сто лет друг друга знали. Даже когда уже легли спать, еще три часа не могли уснуть – разговаривали.

Александр Чаленко

Ему понравилась ваша идея, снять его в фильме?

 

Кирилл Ненашев

— Изначально, еще до того, как он меня увидел в реальности, Костя позитивно отнесся к этой идее. Не потому, что он вдруг загорелся желанием сняться в фильме, а просто ему по кайфу было пребывать в движе.

Ступе вообще не очень нравилось последнее время в Орле — он не раз говорил об этом – не нравился весь тот круговорот событий, все эти круги Ада. Hellraiser (Восставший из Ада), как он любил говорить, вспоминая любимый сериал. В Орле все его знали и относились может и не как к звезде, но как к известной незаурядной личности. Поэтому каждый с ним хотел выпить. Косте было достаточно сложно этому противостоять, сколько лет зависимостей все же.

А ему в тот период уже хотелось акцентировать свое внимание только на музыке, на творчестве. Ступа хотел оставаться в трезвом уме, и поэтому он хотел оттуда вырваться.

Второй раз, когда он ко мне приезжал, это были уже незапланированные съемки. Костя позвонил и спросил: можно ли у меня пожить перед концертами, чтобы не было никаких соблазнов, и чтобы посвятить все время подготовке. Я, естественно, согласился. Он приехал и посвятил себя репетициям. Когда мы встречались со знакомыми, которые достаточно настойчиво предлагали ему выпить, то Костя даже обижался на это. Он говорил: я не хочу пить, я приехал заниматься музыкой.

Александр Чаленко

А где он спал в вашей квартире?

Кирилл Ненашев

— Я купил надувной матрас, и он на нем спал. У меня одна кровать.

Александр Чаленко

Юра Карпиков рассказывал мне историю, как Костя увел у вас тысячу рублей на выпивку, а потом вернул с гонорара, который получил за концерт в клубе. Что это была за история?

Кирилл Ненашев

— Дурацкая история. Это было перед концертом в московском клубе «Мьюз» в 2016 году, на который Юра его позвал выступить. Мы пили вино. Я, Костя и Никита Фещенко, оператор первой части фильма. Когда допили, Косте захотелось продолжения. Мы говорим, что завтра концерт, поэтому не будем больше пить. Тогда Костя под предлогом того, что у него кончились сигареты, вышел в магазин. Пришел, будит нас, говорит: я вам подарков принес —  вино и сигареты.

Тут я понял, что что-то не так, потому что у Кости были деньги только себе на сигареты. Опять же из-за своей широкой души он спалился. Мог бы никому ничего не покупать, может быть, это и не заметили бы. А так сразу стало понятно, откуда у него деньги. Потом на утро, когда он пришел в себя, извинился. Сразу же после получения небольшого гонорара с концерта — 3-4 тысячи рублей – все мне отдал. А концерт отлично прошел.

Александр Чаленко

— А вы с ним не говорили о его детстве, о том, как он сидел в тюрьме?

 

Кирилл Ненашев

— Конечно, говорили мы с ним про детство, но это никак не ложилось в фильм. Эпизод о детстве отдельно лежит на канале фильма на YouTube. Он так и называется «Про детство». Костя очень любил какие-то детали подмечать. Рассказывал, как они на горке катались на железных листах. Потом уходит в сторону и спрашивает: а у тебя было в детстве такое, что ты чувствовал, что то или иное место — это плохое место.

Я не сразу понял, а он продолжает: когда ты ребенок, ты чувствуешь, что это плохое место, а потом такого уже нет, что-то мы теряем с возрастом. Мы набираемся житейского опыта, все эти учебники, школа и прочее, делают из нас толпу, организуют определенный социум, которым легче управлять. Вся эта система ломает нашу индивидуальность.

Потом Ступа посмеялся и говорит: кото-то сломался, а кто-то устоял, видимо, себя подразумевая под тем, кого не сломали. И в Косте очень много было от не дающего себя сломать подростка. В этом были и плюсы, потому что он был очень открытым, но были и минусы, потому что ему было сложно себя контролировать.

 

Александр Чаленко

-А про тюрьму?

 

Кирилл Ненашев

— Про тюрьму он не очень любил рассказывать. Говорил, что в тюрьме было плохо, и, конечно, ему на воле нравилось больше. Не рад он был тому, что там оказывался. Про тюрьму была забавная история. Он же сидел не очень длинные сроки, кроме последнего раза в 4,5 года. В общей сложности у него 9 лет стажа за 4 ходки вышло.

Последний раз он сидел в Мордовии. Есть ролик на YouTube, где он рассказывает, как он сыграл на концерте на зоне песни «Хорош тот мент, который мертв», «Чем Ирина, чем Марина, лучше доза героина» и еще подобные им. Больше ему после этого выступать не давали. Он рассказывал, что постоянно пытался в клубе находиться, играть на гитаре, тянуло его именно к этому.

Была интересная история, во время независимой премьеры фильма о Косте в кинотеатре «Космос» на ВДНХ. Позвали людей, которые донатили на фильм, и в открытом доступе билеты продавались, и пришел мужчина, который с Костей сидел в Мордовии. Рассказал, что Костя говорил всем на зоне, что он рок-н-ролльщик. Зэки думали: что за бред, вроде вменяемый мужик, а ходит и говорит, что рок-н-ролльщик какой-то.

А тут смотрит – фильм про Ступу в кинотеатрах показывают. Пришел, посмотрел и, оказывается, Ступа и правда рок-н-ролльщик. Костя всегда и везде был рок-н-рольщиком. Опять же, еще с детства он так решил, его свобода – это быть рок-н-ролльщиком. И он им был. И в горе, и в радости. Вот в чем его феномен.

Кстати, говорил, что по-настоящему страшно в дурдоме. Причем гораздо страшнее, чем в тюрьме, потому что ты постоянно окружен сумасшедшими. Во-первых, абсолютно не с кем нормально поговорить. Во-вторых, не знаешь, когда выйдешь. В-третьих, в какой-то момент начинает казаться, что ты сам сходишь с ума.

 

Александр Чаленко

— Он чувствовал себя, значит, свободным человеком?

 

Кирилл Ненашев

— Костя говорил, что не существует абсолютной свободы на земле. Но всегда к ней стремился. Его свобода – это рок-н-ролл, и Костя никогда от этого не отступался, что бы с ним не происходило. Он в любых обстоятельствах оставался таким.

Говорят, что наркомания и алкоголизм – это когда человек себя теряет. У Кости на протяжении всей жизни были эти пороки, а себя он не потерял. Осознание своей рок-н-рольной судьбы он пронес через всю жизнь, и умер, как рок-н-ролльщик. Перед самой смертью он много чего успел сделать: сочинил несколько новых песен, записал альбом «Электричество» с Юрой Карпиковым, переписал композицию «Смерть», которую еще в школе сочинил, акустический альбом записать успел. Ну и проехал со своим первым и последним концертным туром… и ушел.

Наверное, он единственный в России настоящий рок-н-рольщик. Он и в чисто музыкальном плане выделяется. Это мой субъективный взгляд – я ведь не музыкант. У нас всё тянется с Серебряного века, романсы, шансон, барды, пресловутый русский рок. На первый план выходит текст, а музыка вторична. Костя несмотря на то, что у него тексты тоже были достаточно глубокие, музыке предавал большое значение. Ориентировался в этом плане на западную музыкальную рок-культуру.

 

Александр Чаленко

— Он не рассказывал, почему у него такой приплюснутый нос?

Кирилл Ненашев

— Рассказывал, но не всё. Костя же человек-легенда, что было на самом деле узнать было не просто, думаю, он и сам не все помнил в точности. Вообще ему ломали нос не один раз.

Впервые это произошло еще в детстве во втором классе, кажется. Он играл в хоккей, и ему попала в нос шайба. Потом лет в 16-17 он его себе вправил, но недолго проходил с вправленным носом, ему его скоро опять сломали. При каких обстоятельствах он уже не рассказывал. Не хотелось ему об этом говорить. В драке, наверное.

 

Александр Чаленко

— А какой у него был рост?

Кирилл Ненашев

— Небольшой. У меня 1 м 79 см, а он был ниже меня. Он и роста был небольшого, и телосложением не очень, но при этом был достаточно бескомпромиссный, что сказалось на его внешности и на сломанном неоднократно носе.

 

Александр Чаленко

Он когда-нибудь говорил о своих женщинах. Они у него были, учитывая его болезни, сроки и внешность?

Кирилл Ненашев

— Интерес со стороны женщин к себе он не потерял, даже несмотря на внешность. Это была какая-то поразительная штука. У него была внутренняя харизма — очень сильная, наверное, поэтому. Даже несмотря на свой внешний вид он действительно нравился женщинам. Это было видно. Причем абсолютно разным — и молодым, и постарше.

Была одна история. Мы с ним постоянно ходили в небольшой магазин у дома. Там была продавщица средних лет, было видно, что Ступа ей понравился. Ну понравился и понравился. Он с ней болтал еще постоянно, да и тогда перед концертом, когда деньги увел, он у нее в магазине тусовался, как я догадываюсь.

Потом после его смерти захожу туда, она спрашивает: а где мужчина, который постоянно ходил с вами, такой страшненький? Отвечаю: он умер. У нее был невероятный шок из-за этого – она схватилась за голову. Это был последний раз, когда я видел ее в этом магазине. В общем, женщины его любили, и на концертах ему цветы дарили.

Сам Костя женщинами не хвалился. Не было у него такого бахвальства. Мне он только про одну женщину рассказывал, ее звали Ольга. Мы, кстати, вместе с ней были на кладбище, когда навещали могилу Кости после показа фильма в Орле. Костя ее выделял. Помню, с 8 марта очень важно было ему ее поздравить в последний свой приезд ко мне. Причем они с Ольгой были знакомы еще со школы. У них были теплые отношения, которые Ступа пронес через всю жизнь.

 

Александр Чаленко

Часто ли Костя говорил о смерти с таким букетом заболеваний, который был у него? Если бы он не умер, то какая бы у него была судьба?

 

Кирилл Ненашев

— Тема смерти вплывала у него на протяжении всего его творчества. Даже композиция «Смерть» которую он переписывал непосредственно перед смертью, была написана им еще в школе.

Он, конечно, вспоминал о смерти, но нужно понимать, что Костя был невероятно позитивным человеком. Это помогло ему переносить и жизненные невзгоды, которых у него было множество. Он редко грустил и не сокрушался при разговоре о смерти. В фильме есть момент, где Ступа говорит, что смерть просто страшит, но не я первый, не я последний. Он сравнивал смерть с женщиной. Когда ты в первый раз с женщиной, вроде все нормально, но все равно есть какое-то опасение. Также и со смертью, потому что это первый раз.

Костя говорил, что страшна не смерть, а то, что за ней. Вообще, если вспомнить современную философию и, в частности, экзистенциализм, человеческое существование устремлено к смерти. Но у Ступы это была не тема уныния или какого-то смирения, а как он поет «Смерть – свобода!», его стремление к смерти было абсолютно про жизнь.

Смерть и жизнь его еще интересовали как феномен, он мог на все происходящее и даже будущее со стороны посмотреть, как наблюдатель. Ступа любил Ницше почитать, с которого вообще новое восприятие человека в мире началось, тот же Сартр из экзистенциалистов ему нравился.

Последняя книга, которую он прочитал, были «Американские боги» Нила Геймана. Очень она его впечатлила. Он даже песню написал под впечатлением — «Секрет». В книге все тоже крутится вокруг смерти, но на самом деле это история про вечную жизнь богов, нужно только что бы о них помнили и им поклонялись. Я бы даже сказал история победы над смертью.

На бытовом уровне, Ступа безусловно понимал, что у него много болезней, что у него ВИЧ уже 18 лет. Он планировал прожить еще два года. Два года себе еще давал. Думаю, многое бы ему удалось сделать, если бы было это время, как раз он себя в руки взял, написал бы еще песни и поездил бы с концертами. Мы бы все его выступления сняли. Но это все сослагательное наклонение, а история сослагательных наклонений, как говорится, не терпит.

С момента смерти растет его популярность. Ступа это заслужил. Костя становится легендой. Я со своей стороны и Юра со своей сделаем все, чтобы о нем узнало, как можно больше людей. Цель фильма «Ступа» отчасти в этом. Я хочу, чтобы творчество Кости жило. Как он сам говорил: только забвение дает истинную гибель.

 

Александр Чаленко

Он никогда не говорил, что хотел бы поехать за границу и пообщаться с какими-нибудь рок-н-ролльными знаменитостями?

Кирилл Ненашев

— Я его не спрашивал. Костя никогда не был за границей. Он себе отдавал отчет, что уже никогда туда не попадет. Наверное, понимая это, и не мечтал. Хотя, конечно, ему было бы интересно.

Александр Чаленко

А у вас никогда не было желание написать сценарий художественного фильма о Ступине?

Кирилл Ненашев

— Да, были такие мысли, но мы сейчас фильмом «Ступа» занимаемся. У нас его нет даже в свободном доступе. Пока только в онлайн кинотеатре Nonfiction. Из-за коронавируса показы отменились в ряде городов, все отложилось. Пока что я думаю снять второй документальный фильм о Косте. Уже в более классических тонах.

Я обычно снимаю течение жизни, здесь и сейчас. Но возможно придется немного отойти от своих принципов, если снимать еще один фильм о Ступе, сейчас думаю над концепцией и художественным решением.

Драматургически я хочу больше сделать акцент на молодые годы Кости, его становление и развитие. На те же 90-е, пообщаться с соратником Ступы по его группе «Ночная трость» Ростиславом Тереховым, например, который сейчас пишет альбом памяти Кости, который будет называться «Звезда». Два трека уже готовы.

Хочу снять и других людей, которые знали Ступу в молодые годы. А вот потом попробовать сделать игровой фильм о Ступе. В первую очередь о его становлении, о школе, о развале Советского Союза, о 90-х. Ступа, как и другие люди его поколения, жил в условии рушащихся миров, и это история не только о нем, а обо всем поколении, сформированном в условиях пограничных ситуаций, я начал с этого, что меня такие ситуации и состояния привлекают, к тому же эти истории мало отрефлексированы в нашем обществе.

Да, у меня есть желание снять что-то игровое в своей жизни, но при этом у меня нет амбиций, что обязательно я должен быть режиссером именно этого фильма. Главное, чтобы память о Косте жила.

 

Александр Чаленко

А вы смогли бы сами снять?

 

Кирилл Ненашев

— Нужно пробовать. К тому же у соавтора сценария и режиссера монтажа «Ступы» Алисой Павловской есть замечательный опыт съемок, в том числе и игрового кино. У нее был, в том числе и фильм про ВИЧ и наркотики. Надо начать писать сценарий и двигаться в этом направлении. А там, может, кто-то подключится. Так что такие мысли у меня есть. Будем двигаться в этом направлении шаг за шагом и популяризировать творчество Кости.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

режиссер

Журналист

Похожие материалы

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...

Самое актуальное сегодня – это заняться поиском того, как вписать советский проект в общую...

Нужна либо смена элиты, либо ее реформация, основанная на ценностях и перспективах, в большей мере...

Leave a Reply