Турция сдержала свое слово.

Уже месяц назад турецкий премьер Ахмед Даветоглу заявил, что Турция будет сбивать самолеты, пересекающие ее воздушную границу. Произошло это после того, как турецкие ВВС сбили неопознанный беспилотник возле сирийской границы. «Мы будем сбивать любые неопознанные летающие объекты, которые нарушают воздушное пространство Турции», — заявляли турецкие военные и дипломаты. Мы им не верили – считали, что турки просто надувают щеки и хотят показать собственную крутизну. Как оказалось, не верили зря.

Сегодня Турция все-таки сбила российский самолет – фронтовой бомбардировщик Су-24. По заявлениям самой Анкары, бомбардировщик, пересекший сирийско-турецкую границу, был сбит двумя турецкими истребителями F-16 после десяти (!) предупреждений.

В ближайшее время будет много споров по поводу того, нарушил или нет пилот Су-24 воздушное пространство Турции, и выходил ли наш экипаж на связь (турки утверждают, что нет). Но это, в общем-то, частности, а суть дела ясна уже сейчас. Турция, страна, с которой мы еще недавно дружили назло Европе и США (помните историю с «Турецким потоком»?), в которую наши небогатые (и даже вполне обеспеченные) сограждане ездили, как к себе на дачу, которая поставляла в Москву и Санкт-Петербург отряды строителей («турки строят муляжи Святой Руси за полчаса», — пел БГ еще двадцать лет назад) – совершила то, что на языке международного права называется «актом агрессии».

2.jpg

В 1974 г. ООН приняла Резолюцию «Определение агрессии», согласно которой агрессией, в частности, считается, нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства (пункт d статьи 3). Действия турецких ВВС полностью подпадают под это определение.

Ситуации, когда самолеты различных стран нарушают чужое воздушное пространство, нельзя назвать из ряда вон выходящими. Обычной практикой в таких случаях является так называемый «перехват» — с аэродромов поднимаются истребители, которые либо вынуждают самолет-нарушитель покинуть чужое небо, либо принудительно сажают его на своей территории.

Но не сбивают.

То, что турецкие истребители атаковали российский самолет – сознательная провокация страны – члена НАТО против России. Провокация расчетливая и подлая: так приблатненный гопник демонстративно плюет на ботинок могучего спортсмена, воровато оглядываясь на подворотню, где караулит вооруженная ножами и кастетами банда. Оставить без ответа такую провокацию – невозможно, немыслимо. Пострадает не только престиж России, значительно выросший после начала операции в Сирии. Если гибель боевого самолета и, по-видимому, одного из русских летчиков, сойдет Турции с рук – за военнослужащими РФ начнется настоящая охота. Восток есть Восток, и понятие мести здесь свято. Тот, кто не мстит за гибель своих людей – слаб и труслив, его не воспринимают, как серьезного противника. Понимая эту особенность восточного менталитета, Путин не стал выдерживать паузу, и спустя несколько часов после гибели самолета, во время беседы с королем Иордании, заявил, что Россия никогда не потерпит, чтобы совершались такие преступления, и что атака на бомбардировщик будет иметь серьезные последствия для отношений между Москвой и Анкарой.

Итак, ответ будет в любом случае. Но каким он будет?

Сейчас у России есть три основных варианта действий.

  1. Симметричный ответ – вооруженная атака на объекты ВВС или ВМФ Турции, что фактически означает объявление войны;

  2. Асимметричный ответ – причинение экономического либо политического ущерба Турции, не обязательно на ее собственной территории;

  3. Формальный ответ – вынесение вопроса о действиях турецких ВВС на рассмотрение международных организаций, подача иска в Международный уголовный суд в Гааге и т.д.


Первый вариант с почти стопроцентной неизбежностью ведет к вооруженному столкновению России с блоком НАТО. При всей возросшей в последние годы военной мощи России подобный конфликт представляет собой колоссальную угрозу не только существованию нашей страны, но и всего мира (поскольку резко повышает вероятность применения ядерного оружия). Можно допустить, что НАТО не обязательно объявит России войну в случае, если Россия все-таки решится на симметричный ответ – но отношения между нашей страной и Североатлантическим альянсом неизбежно упадут до самой низшей отметки за всю постсоветскую историю. А вот Турция, чувствуя за спиной поддержку НАТО, может пойти на эскалацию конфликта – например, перекроет черноморские проливы для российских судов. Таким образом, этот вариант решения проблемы выглядит наиболее рискованным.

Второй вариант, напротив, сулит Турции серьезные неприятности. Турция слишком сильно завязана на Россию. Россия занимает второе (после ЕС) место среди внешнеторговых партнеров Турции. Объем двусторонней торговли между нашими странами – больше 30 млрд. долларов, при этом сальдо в пользу России составляет более 16 млрд. Этот дисбаланс турецкой стороне сегодня удается компенсировать доходами от туризма, челночной торговли, деятельности строительных фирм, работающих в России, а также денежными переводами от турецких гастарбайтеров. Общий объем этих дополнительных доходов, как утверждают эксперты – около 10 миллиардов долларов ежегодно.

Именно сюда, в самое незащищенное место Турции, и следует ударить.

Турцию необходимо закрыть для российских туристов. Да, в зимние месяцы это не даст того эффекта, который обрушил бы турецкий туристический рынок весной или летом, но удар все же будет ощутим. Месяц назад турецкие туроператоры уже прогнозировали, что из-за снижения потока русских туристов (в результате экономического кризиса и снижения курса рубля) потери доходов средиземноморских курортов составят более 5 миллиардов долларов. После того, как были прекращены полеты в Египет, паника на турецких берегах слегка улеглась. Но если завтра Россия закроет турецкое направление так же, как закрыла египетское, она начнется снова – ведь убытки на сей раз будут куда больше пяти миллиардов.

Необходимо ввести визовый режим с Турцией – хотя бы потому, что эта страна превратилась в рассадник исламского терроризма.

Россия также может ввести антитурецкие санкции, затрагивающие финансовые интересы крупных турецких компаний, действующих на российском рынке. А может просто, действуя строго в рамках закона, провести аудит крупнейших турецких строительных фирм, возводящих объекты в Москве и Питере – и заморозить их счета, поскольку строительный бизнес по определению очень непрозрачный и его «капитанов», как интендантов екатерининской армии, можно «смело вешать через год службы» (А.В. Суворов).

Можно, в конце концов, просто ввести мораторий на отправку денежных средств из России в Турцию.

А если этого окажется недостаточно – а мне кажется, что никакие убытки турецких бизнесменов не покроют долг Турции за жизнь двух русских пилотов – то можно вспомнить и о том, что у нашей страны еще со времен СССР сохранились крепкие связи с курдским освободительным движением (в частности, с Рабочей партией Курдистана). И что курды, рассеянные по всему Ближнему Востоку, составляют почти четверть населения Турции. И, хотя Ельцин в 1998 г. отказал в убежище Абдулле Оджалану, находящемуся сейчас в тюрьме на острове Имралы, признать былые ошибки и восстановить старую дружбу никогда не поздно.

Все эти меры, безусловно, не вернут в строй сбитый бомбардировщик, но покажут турецкому «султану», что с Россией никому не позволено вести себя подобно зарвавшемуся башибузуку. А то, что российский Су-24 турецкие истребители могли сбить только с личной санкции Эрдогана, более чем очевидно.

1.jpg

Но этих, совершенно логичных, шагов все же недостаточно.

Россия может – и должна – поставить перед западными державами вопрос об осуждении турецкой провокации. С почти стопроцентной вероятностью ни США, ни Североатлантический Альянс не пойдут на это – не столько из желания поддержать лично Эрдогана (которого, как мы помним, еще недавно пытались сместить с помощью «майдана» на площади Таксим), сколько из-за глубоко укоренившегося modus operandi – фактически, рефлекса – не делать ничего, что могло бы рассматриваться как уступка России.

И именно на этом их можно поймать.

Отказ Запада осудить действия Турции откроет перед Россией новое окно возможностей. И это окно следует использовать максимально эффективно. Прежде всего, на Украине, где боевики из числа крымских татар (сколько среди них агентов турецких спецслужб, не знают, скорее всего, и в киевском СБУ) взрывают линии электропередач, оставляя без тепла и света часть территории Российской Федерации. Сейчас мы, ежеминутно оглядываясь на Запад, не делаем ничего, чтобы окоротить потерявших берега экстремистов и их покровителей. Для того, чтобы перейти к более решительным действиям, необходима серьезная встряска, слом шаблонов, выход за пределы привычной реальности.

Это, разумеется, требует незаурядной политической воли и человеческой смелости. Но это единственный достойный выход из той ситуации, в которой оказалась Россия 24 ноября 2015 г.

Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...